Автор Тема: Минаков Василий Иванович. ИНТЕРВЬЮ 2012г. Часть 1  (Прочитано 4732 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
Г.В.: А как Вы думаете, из-за чего мог произойти этот непорядок? Командование не допускало мысли, что кто-то может так глубоко войти на нашу территорию?!

В.И.: Знаете, я так откровенно скажу. Все события, которые были на границе от Мурманска до Чёрного моря, они были глубоко знакомы только, ну, Сталину там…

Г.В.: Высшему командованию…

В.И.: Высшему командованию… Ну Вы сами понимаете. Началась Великая Отечественная война (слёзы могут появиться),  вторгается многомиллионная армия, а в готовность не привели даже вот эти части и соединения, армии, которые прифронтовые стояли. Через несколько дней, 7 или 8 дней, по-моему, уже к Минску немцы подошли и захватили.

Г.В.: Ваше мнение, это была некомпетентность наших высших военных начальников?!

В.И.: Нет. Это не некомпетентность. Это у Кремлёвского руководства была уверенность, что войны пару лет не будет. Это так считали. Вроде немцы тут «поклонились», отдали Эстонию, и там, и тут, и так далее. И поэтому получилась такая обстановка.

Г.В.: Т.е. самоуспокоение?

В.И.: Самоуспокоение, такое очень уверенное самоуспокоение. Оно привело к такой катастрофе.

Г.В.: Т.е. это была ошибка в прогнозе.

В.И.: Это была фактически глубочайшая ошибка! Если так мягко выражаться. Ну, конечно, и новые самолёты выпустили, там 1800 самолётов, и танки Т-34 – всё это налаживалось. Ещё бы годик, полтора, два, у нас бы перевооружение прошло.

Г.В.: Понятно. Меня интересовало Ваше мнение как фронтовика.

Можно, я про Север спрошу? Один вопросик быстренько. Вот был фронтовой аэродром в Росляково. А что там было после войны? Вы помните этот аэродром? Это слева от дороги из Мурманска в Североморск.

В.И.: А-аааа. Я знаю Росляково, да. Там наши склады большие были. А потом аэропорт там начали строить.

Г.В.: А до какого времени это был действующий аэродром, не скажете?

В.И.: Росляково был такой аэродром. И там базировались, между прочим, истребители, а потом и штурмовики стояли. И он у нас как запасной аэродром был. А потом построили там огромные склады. Там и автомашины стояли. Это интересно. Да.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
Г.В.: Я вначале ещё попросила сравнить морских авиаторов на разных флотах. Вы же служили на всех четырёх. Есть разница в настрое, в духе на разных флотах?  Накладывает какой-то отпечаток место службы?

В.И.: Знаете, была только одна разница, на Северном флоте. Это совершенно другие условия и природные, и погодные. А так разницы не было.

Дух у лётчиков очень высокий был! Моральное состояние очень высокое было. Вы представляете, какая была предвоенная подготовка?! Даже песни какие были. Вот я скажу Вам только одну деталь такую, она очень памятная, об этом мне рассказывал Пётр Хохлов. Пётр Ильич, который первым бомбы сбросил на Берлин. /ГСС Хохлов Пётр Ильич – прим./



Группа лётчиков 1-го Гв. МТАП ВВС КБФ, слева направо:
1 ряд - Челноков, Шевченов, Преображенский, Серебряков, Котов, Пятков,
2 ряд - Оганезов, Хохлов, Дроздов


Г.В.: Знаю, он -  штурманом был в экипаже Преображенского.

В.И.: А в 43-м году его перевели на Чёрное море. Были переводы - и эскадрильи, и полки. Он прибыл к нам штурманом дивизии к Токареву /ГСС Токарев Николай Александрович – прим./. А Токареву ещё в Финскую войну здесь, на Балтике, присвоили звание Героя. И вот он рассказывал по Даугавпилсу. Когда 30-го числа поставили боевую задачу, что нужно бомбить на суше, многие лётчики открыто приходили и говорили: «Куда вы нас посылаете? Это суша. А мы должны воевать на море. Прикрытия нет! Истребители нас не могут по дальности сопровождать. Будет противодействие. Пойдём на погибель!»

И комиссар им отвечал: «Вы поймите одно – дело идёт о судьбе Ленинграда. Захватят его, или нет. И нам ли перед немцами голову склонять?!» Вот только этим он успокаивал лётчиков.

А моральное состояние было вообще, я считаю, достойное. Это начало войны. Но вот в 42-м году, когда я попал на фронт, я другое уже увидел. Это целая история, как я попал на  Черноморский флот, я же на Север должен был лететь. Это в книжке «Фронт до самого неба» прочитаете, там всё есть. Меня практически украли.  Меня украли! Хотите расскажу?!

Г.В.: Конечно!
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
В.И.: Когда мы перегоняли самолёты в начале 42-го года, мы прилетели в Москву. Самолёты получали в Комсомольске на Амуре. В то время выпускали по три самолета в день. Мы приехали, там очередь. Дней 15 ждали. Девять самолетов получили мы... И на этих самолетах, уже ДБ-3Ф - другой самолет, совершенно другой самолет /сравнивает ДБ-3Т и ДБ-3Ф – прим./, мы полетели. Летели 28 часов 9000 км. Посадки были в Чите, в Красноярске, до этого садились на знаменитый аэродром, где переправа с Китаем идет, между Хабаровском и Читой… /Благовещенск – прим./. В Свердловске садились. И прилетели в Москву. В Москве, чтобы вы представляли, какая обстановка была! Сели под Москвой на аэродром, где академия военно-воздушная…

О.К.: Чкаловск.



Григорий Данилович Попович


В.И.: Да. Наш командир эскадрильи - Попович Григорий Данилович, ему тоже звание Героя присвоили. Его вызвал Жаворонков и говорит: «Вы возглавляете 6 экипажей на самолётах и отправляетесь к Сафонову на Север. А 3 экипажа – в Саранск, там формируются два полка, 36-й и 35-й, которые полетят на Север после формирования». Представляете? Сам Командующий распределял.

Командир эскадрильи прибыл и говорит:
-  Кто со мной?!
-  Мы все с Вами, товарищ командир!
Свернули 8 «билетиков» и  тянули. И 3 «билетика» - Минаков,  Перегудов и Косяченко, мы улетели в Саранск. В Саранске меня сразу назначили командиром звена. А 6 экипажей, командиры - Попович, Балашов, Агафонов, Ткачёв, Сидоров, Зубков, улетели на Север.

Через некоторое время в Саранске создают команду из 6 человек и отправляют поездом снова в Комсомольск на Амуре. Получили мы там самолёты, возвращаемся. А по 6 - по 7 часов летели, садились на аэродромы в Красноярске, в Чите, в Свердловске, в Омске. Вылетели из Свердловска, пролетели хребет, и у меня загорелся двигатель. Двигатель загорелся! Я - к штурману.
- Володя, есть ли где-нибудь аэродром, или площадка?
- Тут небольшая площадка есть, полторы-две минуты лететь.

Минуты через две три, как раз уже видно было. Красноуфимск. А там аэроклуб, на У-2 летали. И я захожу с горящим самолётом, на одном двигателе еле сел. Хорошо, что мы там в горах летали. Прямо по горе всё скользил и сразу же, только подошли, выпустил шасси. Захожу, хорошо, в горах учился летать. И я эти 400 метров скользил, посадил метра за три до канавы. Иначе поломал бы самолет.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai


Андрей Яковлевич Ефремов


О.К.: И, возможно, бы погиб.

В.И.: Сели, я двигатель выключил, тут пожарники появились. Набросили чехол. Погасили. А там, оказывается, оторвало полклапана, где цилиндры работают. Ну, такая оперативность. Сразу сообщил в Москву, в Свердловск. Из Москвы на второй день уже прислали запасные части. В общем через 4 дня мы устранили дефект сами. Отремонтировали и прилетели в Чамзинку, это рядом с Саранском. Прилетаем, а там ни одного самолёта. Выключил двигатель. Техник нас встречал.
- Где же здесь самолёты, 35-й полк?!
- А он сегодня улетел на Север.

Ну, мне стало ясно. Я говорю своему экипажу: «Ничего страшного. Мы сегодня переночуем. Их полетело 27, а мы завтра их догоним». И вечером сидим в столовой за одним столом, подходит майор, Герой Советского Союза Андрей Яковлевич Ефремов.
- Кто здесь Минаков?!
 - Я! - А я - младший лейтенант из Училища выпустился.
- Я – командир 36-го минно-торпедного полка, который уже улетел на Чёрное море.
 
А он из 1-го минно-торпедного полка (и тоже участвовал в бомбёжке Берлина и Даугавпилса), и его назначили на Чёрное море.
- Завтра вы полетите со мной!
- Я никуда не полечу. Я из 35-го полка. А Вас я не знаю.
- Москва знает, что мы с Вами полетим.

 Ну тут как-то неудобно вроде… И ещё говорит, это меня уже насторожило: «Завтра утром, часика в 4, ещё только рассвет, приходите. Уже чтобы опробовали двигатели, и мы полетим».

О.К.: Ну с другой стороны согласование с Москвой перелета какого-то младшего лейтенанта - это странно.

В.И.: Это нет, не младшего лейтенанта. Это он, якобы, согласовал, что он полетит на самолете.

Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai


Личный состав 36-го МТАП заслушивает политсводку.
Лётчик В. Минаков - сидит справа четвёртый в 1-м ряду.
Аэродром Бабушеры, октябрь 1942 г.


О.К.: Это уровень то не московский.

В.И.:  Я понял, здесь какая-то авантюра. Ну, он – майор, да и не в Америку же полетим и не в Германию. Утром пришли еще затемно, самолет подготовили. Только рассвет начался, он приехал. То ли приехал, то ли пришел. «Минаков! Полетели на юг. Я сажусь в переднюю кабину, вы - в штурманскую». Запустил. Давно он не летал. На взлете раскрутка...
 
О.К.:  На большом шаге?

В.И.:   Нет, он на малом шаге. Если на ДБ-3А и Б  было два режима – большой и малый шаг, то здесь можно на любой шаг поставить. То есть в зависимости от заслонки, столько-то оборотов. Мы всегда взлетали на определенных оборотах. А он сунул полностью. И на взлете раскрутка. Хорошо, что я был включен с ним: «Раскрутка! Раскрутка! Уберите!» И сразу «УУУУ». И он снял раскрутку. А то мы бы разрушили двигатель. Потом нормально долетели. В Сталинабаде сели. Потом приехали в Белореченскую, сели. Нет, не в Белореченскую, в Майкопе сели. Там был 2-й /впоследствии 5-й Гвардейский – прим./ полк. Командиром был Токарев, Герой Советского Союза… Еще у Ефремова, здесь /на Балтике в 1-м Гв. МТАП – прим./ командиром эскадрильи был, потом комполка. Испытывали самолет с первым локатором в 40 году. Катастрофа была. Но как героя, его не засудили. Был заместителем /командира 2-го МТАП на ЧФ – прим./, потом Токарева восстановили командиром полка /2-го МТАП ЧФ – прим./… Сели, потом я понял, что он поговорит с этим командиром. «А ты, - говорит, - лети /в свой 36-й полк – прим./, и не говори, что я прилетел. А я завтра - послезавтра приеду на автомашине».

О.К.: Это Ефремов да?

В.И.: Ефремов. Так получилось, что я сразу же - командир звена. Баринов - командир эскадрильи /36-го МТАП – прим./. Начали мы воевать. В октябре месяце полк наш потерял много. Осталось 10 машин в полку. В том числе мой самолет. Полк отправляли в конце октября месяца на переформирование. А (технику и часть личного состава) нашего полка перевели в 5-й гвардейский.

О.К.: Оставшиеся самолеты.

В.И.: Оставшиеся самолеты перелетели туда. Полк улетел. Потом Ефремов, через четыре месяца, в апреле месяце следующего, 43 года, летал уже на Бостонах /36-й МТАП – прим./. А мы воевали на Ил-4 /5-й Гв. МТАП – прим./. А в октябре месяце ДБ-3Ф переименовали в Ил-4, по имени конструктора.

Таким образом я попал на Чёрное море, в 36-й минно-торпедный полк, который стоял в Белореченске около Майкопа, и там стал воевать. И так я не попал на Север! 
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
Г.В.: Боевой был настрой! А как встретили черноморцы?

В.И.: Самое главное я и не рассказал! Вы спрашиваете о настроении. Я был очень удивлён! Сравнивая то, что было в первые дни, и что Мазуренко и многие мне рассказывали. Было двояко: люди и рвались, потом стали понимать, что очень жестоко с ними расправляется война. Потеря друзей, товарищей - такой сильный моральный удар…

Я прилетел туда, а никто ничего. Думаю, ну хоть бы лётчики что-то рассказали уже. Год прошёл с начала войны, я в июне – месяце прилетел. Там были и те мои однокурсники, с которыми выпускались, хотя бы они взяли и рассказали. Я стал ходить и просить: «Расскажите, как тут?!» Ну вот один говорит «так», второй – «так нужно». Истребителей видел, там истребители были, рассказали, как маневрировать нужно, как от зениток уворачиваться. Но я сам это буквально вытаскивал. Когда было бы проще командиру собрать и сказать: «Ребята, вот есть война. Есть опыт войны», -  буквально через несколько дней начали мы летать там, - «Вот то-то, то-то…. Есть участники войны. Расскажите особенности. Задавайте вопросы»… Но народ каждый всё держал в себе…

Тяжело было, когда сидишь в готовности. Мы даже на аэродром ехали, песни пели. Полуторка, сидим человек 10-15 в кузове, поём «Ой, ты, Галя, Галя молодая. Спидманули Галю, увезли з собою…» Приезжаем на аэродром, совершенно другое уже. Начинаем готовиться. И самое тяжёлое происходило, когда ставят боевую задачу. Вот боевую задачу ставят, обычно сидят, готовятся. Где-то там телефон. Подошёл начальник, командир, начинает уже: вот то-то, то-то, там идёт конвой, или удар там-то, - идёт постановка задачи. Вот это время тяжелейшее! Я по себе чувствую, по лицам ребят чувствую, всех моих товарищей. Все чувствовали такое сильное тяжёлое моральное состояние, что будет бой, будут гибели, будем гореть, будем взрываться, будем падать – весь кошмар какой-то, который там происходит.

И только задачу поставили, и команда: «По самолётааам!» Всё! Про это всё забыл. Бежишь к самолёту, садишься в самолёт, взлетаешь, летишь к цели. А летали 42-й год на суше. К цели подходишь, первые минуты тоже какое-то есть напряжение. Потом это напряжение спадает. Пока не выполнил задание. Потом уходишь. Вышел из боя, ну, немножко там вспоминаешь… Вот примерно вся канва состояния человека на войне. Лётчика, конечно. 



Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
Г.В.: Вот сколько с Вами всяких перипетий, но как Вам повезло! Бог Вас в лоб поцеловал! В таких ситуациях бывали…

В.И.: Я Вам сейчас расскажу. Я сам порой не верил, почему меня всё спасало. 25 августа 1942 года я уже был обстрелянный, у меня было около 50 боевых вылетов. И дырки привозил, и аварийно садился – всё было! Но 25 августа произошло то, о чём я никогда и не думал даже. Я думал, осколки могут попасть сюда, в ноги. Но случилось следующее. Экипаж самолёта – разведчика под Новороссийском обнаружил танки. Немецкие танки шли и зашли в колхозный сад, и стали под кроны. Разведчик сначала прошёл, ничего нет. А когда сбоку посмотрел, танков примерно 70-80 стояло вот в этом самом саду в 50-60 километрах от Новороссийска. Готовились к прорыву.

И по тревоге нашему полку, нашей эскадрилье, приказали срочно нанести удар по этим танкам. Подвесили по 10 бомб в фюзеляж, по 3 бомбы под фюзеляжем, это будет 90 и 27, а всего 117 бомб, и отправили. Сказали, что будут ещё 6 истребителей. И полетели мы, 9 самолётов.

Г.В.: Т.е. 9 бомбардировщиков и 6 истребителей сопровождения. А из какого полка были истребители?

В.И.: Там под Новороссийском был то ли 32-й полк, то ли… где-то есть у меня… На «Малой Земле» был аэродромчик. Вот с этого аэродромчика и прикрывали. Вы почитайте у меня в книге, там подробно.

И вот мы полетели…

А у нас, это ещё раньше объявили, до меня ещё: 11 июля 1941 года из нашего 2-го минно-торпедного полка, он потом в 42-м году стал 5-й Гвардейский, 12 самолётов бомбили транспорта в порту в Сулине. Командиру эскадрильи и ещё 2 лётчикам приказали подавить зенитки. И вот командира эскадрильи атаковали истребители, взлетели мессершмидты, и 20 мм снарядом и ему голову снесло. Штурман не растерялся, Толмачёв Саша. Он потом штурманом полка стал, штурманом бригады, штурманом ВВС Черноморского флота, потом в Академии судьбы нас свели. Он вставил ручку в передней кабине, там были сектора газа, и он через Дунай перетянул, посадил самолёт. Румын там ещё не было. Экипаж наши люди подобрали, их троих человек ранило, а лётчика там похоронили.

И после этого лётному составу, только лётчикам, приказали одевать каски, когда идёт воздушный бой, и когда сильный обстрел, когда тут море огня со всех сторон летит. Рвутся и чёрные, и фугасные, и осколочные снаряды. Эта каска всегда в кабине находилась. Мы вытащили изнутри все амортизаторы, и она находилась с правой стороны. Если нужно, ты опускаешь руку, берёшь её и одеваешь. Но я её никогда не одевал. До 25 августа я не одевал.

…Но в тот день когда открыли огонь, Вы не представляете, это был ад! Рвутся снаряды белые, чёрные, осколочные, эрликоны бьют, «струями» всё пронизывают – это море огня! И уже когда мы заходили для сбрасывания бомб, люки открыты, у меня какой-то инстинкт самосохранения сработал. Я взял эту каску и натянул. Ну, ещё несколько секунд прошли, бомбы посыпались, я уже услышал запах пироксилина, это вставляют в пиропатроны, чтобы замки открывались. У меня буквально в 10 метрах, какое, даже метрах в 5 у крыла, прямо у крыла разорвалось 3 снаряда. Чёрные такие! Вот что я помню, больше ничего не помню. Рвануло, и я потерял сознание в воздухе. Всё!

Высота была 3200 метров. Самолёт перешёл в пикирование и пошёл отвесно пикировать. Хорошо, что я всегда на штурвале держал самолёт, он не «задирался». И я падал с 3200 метров до примерно 500 метров без сознания. Штурмана бросило вперёд, стрелков там… Сорвало кабину, радиостанцию привалило и прочее… Штурман не мог закрыть бомболюки штурвальчиком. И это тоже меня спасло. Самолёт набирал скорость, весь дрожал, люки открыты… это вот дрожание... Я когда пришёл в себя и увидел на доске 500 под 600 километров /в час/, думал, ну, всё, погиб! Если выпрыгнуть… Да куда тут, уже 500 метров?! В секунду я бы в земле был. И я начал тянуть штурвал. Самолёт не выходит. Это всё секунды! Это я долго рассказываю. Тяну - не выходит. Я тогда хватаю триммер, а триммер – ручка, и раза три прокрутил. Самолёт поддался со скрипом, y-y-о-о-ооо, всё, думаю, сейчас…

И вот так метров 300 уже. Перегрузка такая большая. Уже, очевидно, до 6 дошла. Но я в сознании был. Я вижу, самолёт идёт, за штурвал держусь, и уже начал что-то такое соображать. Взял перчаткой замшевой провёл - всё в крови. Лицо всё в крови. Осколок вот такой попал в плексиглас, попал мне вот в это место, в каску. Потерял я сознание из-за него. Осколок упал в кабине. Эти мои пищат там: «Командир, что такое?!» А я сам не понимаю. Потом смотрю, дырка свистит в плексигласе.
- Да это меня тут осколком зацепило.
- Ну, как? Доведёшь самолёт?!
- Да доведу. Всё нормально.

И прилетел на свой аэродром. Посадил. Командир эскадрильи говорит: «Минаков, а мы думали, что ты погиб!» Потому что падал. Доложили все, что Минакова сбили. «Ну, рассказывай!» Пока я рассказывал, техник в кабине полазил, подошёл и говорит: «Командир! Как в той песне, «а до смерти четыре шага», а Вам было до смерти 3 сантиметра». Если бы немножко ниже…

У меня был этот осколок. Я в такой хорошей вазочке его держал. А потом в музей забрали. И где-то в военно-морском музее он находится. Вот такой осколок.

И потом я столько вылетов сделал, более 150 вылетов, а всего у меня 206 боевых вылетов, но я ни разу каску не одевал. В аду был, горел! У меня 10 штурманов было, правда одного только тяжело искалечили, а у остальных ранения.

Другой раз мне чуть бок не вырвало. Прилетел осколок, может быть, тоже разорвало, пробил двигатель, обшивку одну, вторую, третью и пробил бок самолёта. А здесь как раз боуденовский трос стальной для сбрасывания ракет. В самолёте было 4 ракеты. И когда атакуют снизу, их лётчик сбрасывает по команде, и они на парашютике спускаются и разрываются. Истребитель идёт атаковать, и в него попадают осколки. И вот этот боуденовский трос спас. Осколок упал там, где у меня каска. А летел вот сюда, он бы всё мне здесь развернул.

Ну, много, чего было.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai




О.К.: Скажите, пожалуйста, как бы вы могли Ефремова охарактеризовать?

В.И.: Как летчик он, конечно, почти что не летал уже. А командиру полка положено летать. Вот Токарев летал. И погиб. И даже командиром дивизии летал. Генерала ему присвоили. Первая была торпедная атака. За всю войну на всех флотах только три командира полка участвовали, и все три командира полка в торпедной атаке погибли. Командир дивизии в торпедной атаке погиб. Погибали в торпедной атаке каждый третий. У меня - 32 торпедных атаки. Если вам рассказывать… вот тут почитаете.

…Мы перешли в 5-й полк.

О.К.: Скажите, пожалуйста, у меня тут просто два вопроса остались,  по поводу Ефремова.

В.И.:  Ефремов бывал совершенно мало вменяем, наш экипаж его спас. Его должны были сбить. Ну что командир полка? Он выбирал задание, где поменьше противодействия, зениток, истребителей нет, и прочее. И один раз на перевалы мы полетели... Наш полк базировался около Дранды, там сейчас Аэропорт. Нет, не в Дранде, а на Пицунде. Потом в Дранду перелетели. Нам приказали бомбить, это был август 42 года, на перевалах, немцы уже зашли на перевалы. И он тоже собрался. Нас три самолета. «Минаков, пойдешь у меня левым ведомым» - и повел три самолета с бомбами. Взлетели, набрали высоту, уже было 1500-2000 метров. И проходим над Сухуми. И вдруг мне кричит: «Командир, нас атакует истребитель!» Наша территория, И-16 зашел. Я посмотрел, смотрю - трасса у него. И атаковали Ефремова - прямо трасса пуль летит.
- Командир, можно я врежу по нему?
- Давай.

И он как рубанул, может даже его и сбил... Сразу два И-16 атаковали, перевернулись. Оказалось, посадили полк в Гудауты охранять, и вот этот полк вылетел на перехват, думали, что это противник. Вот и все. Потом я ему рассказал, он меня целовал, целовал. И еще один вылет. Всего два вылета, летел с Зыряновым… Уже четыре или пять месяцев мы воевали. Человек он такой, смелый довольно-таки, я скажу. Я прямо скажу. В авиации он хорошо понимал, разбирался.

Еще был один случай, чуть он меня не убил. Токарев.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
О.К.:  Ефремов?

В.И.: Нет, Токарев. В октябре месяце. Вы можете себе представить? Построили полк, он пришел и зачитал приказ, что наш полк уходит на переформирование. 11 или 10 самолетов. «Можете отдыхать. Завтра оформлять документы и прочее все», - и все, распустил. Из своего экипажа я уходил /в 5-й Гв.МТАП/, штурман уходил, с которым летал, стрелок-радист (там стрелок-радист и стрелок был). Стрелок - на переформирование. Техник, потом был механик, был моторист - эти все уходили на переформирование. Мы все сделали. Часиков в 20 поехали, там Дранде рядом, пошли, сели и начали пить коньяк. И пили мы часов до 11 ночи.

О.К.:  То есть так прилично пили?

В.И.:  Ну, уже так выпили, что я, конечно, в «таком» был состоянии. Вдруг приезжает ночью машина-полуторка.
- Вас вызывает командир на вылет.
- Какой вылет, вы видите мое состояние? Я не поеду.
- Как хочешь. Приказ хочешь выполнять или нет?
Я вижу, что он не шутит, хотя и пьяный был. Я с экипажем в полуторку сел, в кузов. Как мы не повыскакивали?! Он полетел на скорости. Видимо, приказал побыстрее привезти нас. Приехали на аэродром, я захожу в кабинет, была темная ночь. Он мне: «Минаков! Приказ пришел: Беликову приказали лететь, а у него живот заболел. А лететь нужно, я решил вас послать».
Бывают такие случаи. Кто там его живот будет проверять? А лететь нужно.
- Вы же видите, в каком я состоянии?
- Есть приказ – выполняйте!
- Никакой машины не нужно мне, - я вот так махнул и вышел, а там ждёт командир эскадрильи Осипов (потом погиб командир эскадрильи).

А я решил: специально, думаю, по аэродрому пройду, потихонечку так осядет. И лететь не на своем самолете, а на самолете Беликова. На другом самолете совершенно. Потихонечку прошло, немножко хмель снизился. Залез в самолет, начал запускать. А этот командир эскадрильи, Осипов (я с ним когда-то первый боевой вылет делал, когда он был заместителем) залез на плоскость:
- Минаков, как ты себя чувствуешь?
- Да пошел ты к такой-то матери.
Прилуцкий, был такой штурман, запустил /Прилуцкий Николай Александрович – прим./.





Николай Александрович Прилуцкий сидит справа крайний.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai


О.К.: Николай, который? Герой войны.

В.И.:  Здоровый парень такой, физически. Потом уже стал героем. Выруливаю, темно, на конце аэродрома маленьких поставили фонарей.

О.К.: Типа летучей мыши?

В.И.: Три дня назад разбился летчик. Взлетал, уклонился, а там - лес. Погибли все.
- Ну, как ты себя чувствуешь? – штурман – мне.
- Коля, машина как жена чужая. Я же первый раз лечу /на самолёте Беликова – прим./. К своему уже привык, а тут все чужое.
Встал, взлетел удачно. Около трех часов летел до Севастополя. А там транспорт пришел в бухту Южную. Отбомбились мы, 3250 кг бомб.  Не знаю, что там с этим транспортом. И на следующий день сказали: «Слетайте на разведку, а потом в 5-й полк полетите в Гудауты».


Г.В.: А Вы всю войну летали на Ил-4?

В.И.: Всю войну на Ил-4.

Г.В.: А сколько самолётов поменяли?!

В.И.: Мой самолёт ни разу не меняли. Только ремонтировали. Делали латки.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
Г.В.: Да Вы что?!

В.И.: Честное слово! Он весь в латках был. А погиб мой самолёт 18 августа 1944 года. Меня отправили в отпуск на 15 дней. И тут началась операция по взятию  Румынии и Болгарии. На моём самолёте полетел командир эскадрильи, свой у него неисправный был. Над Констанцей его сбили. Не умный командир эскадрильи оказался. Летишь - нужно и маневрировать, и уходить… Сбили его не зенитки, а истребители.  Из нашего полка над Констанцей истребители сбили 4 самолёта. Вот этого командира эскадрильи, Дарьина – тоже командира эскадрильи, а ещё командира звена и зам. командира эскадрильи. 

И нужно такому случиться! Я встретился с тем лётчиком, который сбивал наши самолёты! Можете себе представить?! Да Вы представить даже себе не можете! Тот, который сбивал наши самолёты, и мой самолёт сбил гад!

Г.В.: Когда, где?!

В.И.: А это было так. Я приехал из отпуска в начале сентября. Мне давали 15 дней. Наш полк уже улетел в Болгарию и сел в Бургасе. Но 2 экипажа, одного командира эскадрильи и мой,  остались. Командир полка сказал: «Из училища прибыли молодые лётчики. Приедет Минаков, надо поучить их немножечко». Там был под Евпаторией аэродром Саки. Две недели полетал я с этими ребятами.

Вдруг меня срочно вызывает командир дивизии. Он прилетел из Бургаса, а базировались мы тогда в Сарабузе. «Минаков, завтра утром Вы вылетаете в Бургас. Вот вам письмо». Это письмо надо было вручить начальнику штаба дивизии, потом лететь в Румынию, около Констанцы был аэродром, а Румыния уже была освобождена. Там нас встречала машина, и мы должны были ехать в Мамая. А там рядом стоял 6-й Гвардейский авиационный полк на истребителях Як-3. «Вас там загрузят, и Вы должны сразу вернуться».

Я прилетел на этот аэродром, вышел, смотрю - стоят самолёты «Мессершмитт-110» штуки 4. Я говорю шофёру: «Остановись!» - а мне интересно. Вышли с переводчиком. Вдруг подходит маленького роста человечек и показывает мне 4 растопыренных пальца и на мой самолёт, на котором я прилетел. Я переводчика спрашиваю: «Что он говорит?» Он показывает что 4 таких самолёта сбил. «Сбил?!» - я бросился на него и задушил бы этого гада! Но меня схватил за руку переводчик: «Не нужно, товарищ капитан! Это история уже. Не нужно». Но я всё же разок его догнал и не рукой, а ногой ударил. 

Г.В.: Пендаля ему дал.

В.И.: Да, пендаля дал. Вот такая была встреча. Вот гад!

А как они сбивали. Локатор с земли «увидел» приближающиеся самолёты. Взлетают истребители ПВО. На них тоже стоят локаторы и 4 антенны, а впереди 5-я. Эти истребители и ночью с земли наводят: высота, дальность - у него локатор работает, и он летит к цели. И как только визуально заметил (а на самолёте виден из патрубков огонь),  он подходит и из 8 огневых точек разваливает наш самолёт. Вот так и мой самолёт погиб…

Г.В.: Он похвастался себе на голову. А Вы уверены, что он действительно именно Ваш самолёт сбил?! Может, просто из вредности сказал?

В.И.: Именно он! Если бы не он, никогда не показал бы на мой самолёт и не показал бы «четыре» сбитых.

Г.В.: Это был румынский лётчик - истребитель ПВО,  да?

В.И.: Там и другие истребители были. Но вот такое совпадение. Именно так!

Г.В.: Интересно! Бывает же.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai


Командующий Авиацией ВМФ С. Ф. Жаворонков в сопровождении
командира 2-й Гв. МТАД Авиации ЧФ В. П. Канарёва (справа)
посещает 5-й Гв. МТАП. Аэродром Сарабуз, 1944 г.

В.И.: Я привёз груз в Сарабуз. А это тонны 2 продуктов, там и икра, и шампанское, коньяки разные. Человек 20 матросов это всё разгружают и ящики расставляют.  Командир дивизии: «Скорей! Скорей!» Вытащили, и он говорит: «Минаков, сейчас Вы должны полететь на «Малую землю» и привезёте 500 бутылок шампанского». «Малая земля» - это та самая, где шли тяжёлые бои.
- Я не полечу!
- Почему?! – он насупился.
- Темно уже будет. Там аэродромчик всего 20 метров шириной, прожекторов нет, освещения нет, я наверняка самолёт разобью. И кто будет за это отвечать?!

Он задумался. Потом: «Нет! Летите! Никакого с Вас спроса не будет! Вы справитесь, я уверен в вас!» Вы представляете?! И я полетел уже в сумерки, темно было.

Г.В.: Это в тот же день, как вернулись из Бургаса?

В.И.: В тот же день. Я из Бургаса прилетел примерно в 18 часов. Пока груз разбросали. Да лететь мне из Крыма на Северный Кавказ час. Я просто был в шоке и знал, что я поломаю самолёт! Подлетаю, сделал один круг, два сделал. Потом вижу, что-то замерцало, огонёчек какой-то. Или что-то сообщили им, или догадались - раз самолёт кружит, не просто так. Поставили вот такие фонарики в конце аэродрома. Вижу полоску и захожу с первого захода. Включил фару для освещения, никогда не садился с фарой, но тут зашёл: так, вижу эту полоску, иду, иду и уже метров с 50 вижу – должен сесть нормально. И я благополучно сел. Просто вздохнул, когда сел! Столько я летал, такой лётчик, а тут... Я не мог сразу тормозить, потому что может выбросить самолёт влево, вправо, ведь не синхронно давишь на педали, чтобы остановиться. Ещё потянет, а там везде лес, овраги, камни. Ну, я так потихонечку притормозил и зарулил.

Там уже стоит команда: «Мы знаем, что Вам нужно. Сейчас будем загружать». Машина подошла. И как они бедные это шампанское загрузили?! У стрелка-радиста в хвосте есть люк. Вот через этот люк, где бомбы подвешивали, они там доски поставили и складывали бутылки с шампанским. Потом чехлами брезентовыми, которые в самолёте, как-то закрыли и немножко закрепили, чтобы в полёте не посыпались.

Но, конечно, не взлетишь уже. Дождался я утра. Утром полетел, эти 500 бутылок, а может чуть больше, шампанского привёз. И снова приезжает командир дивизии: «Минаков и Прилуцкий, вы сейчас летите на свой аэродром, одевайтесь во всё парадное, будем Черчилля встречать. Часика два поспите. Прилетайте туда часиков в 15 на самолёте По-2». Мы приехали, брюки немножко почистили, погладили, ботинки поваксили, побрились и прочее, и обратно вернулись.

И вот прилетел Черчилль на аэродром Сарабуз. Это было 9  октября 1944г. Его встречал только лишь командующий Авиацией генерал-лейтенант Ермаченков Василий Васильевич. И ещё там несколько человек.

Было там 3 барака. Один барак, в котором раньше немцы жили. Подготовили там всё, коврами устлали, столы там и прочее. До входа в барак вели три ступеньки. И командующий сказал, уже на входе в дверь: «А вы - в почётный караул!» Я стоял и штурман мой стоял. Конечно, ордена у нас были и так далее. Подъехали  машины три, вышли Черчилль, за ним несколько генералов и его дочка …
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai


Василий Иванович Минаков


Г.В.: Черчилля дочка?!

В.И.: Да, дочка, и человек, может, 10 ещё. Он маленького роста этот Черчилль, так покрутил головой, к нам подошёл, сначала к штурману, он с левой стороны стоял. Я смотрю – что такое?! Он ростом маленький, поднимается «на мизинцы», опустился, потом поворачивается ко мне, руку протягивает. Что я запомнил: глаза у него такие, как  у жареной рыбы, знаете…

Г.В.: Мутные?

В.И.: Нет. Такие мутноватые, полуголубого такого цвета. Ну, я ему тоже руку пожал. И он вошёл. Через некоторое время вышел с бокалом коньяка. Мы ещё минут 5 или 10 постояли, и нам махнули, мол, «уезжайте». Они, оказывается, до 12 часов ночи пили, потом поехали в Массандру на берег.

Г.В.: Вот от того у него глаза и были «рыбьи».

В.И.: Да. Но, кстати говоря, его дочка осталась и танцевала с нашими ребятами. Там ребята были, молодёжь, и с ней танцевали почти что до утра. Это удивительно! Она и ещё было несколько женщин молодых. Что там было, я не знаю, но шампанское было и танцевали.

В Массандре пьянствовали до утра, а утром англичане улетели.

Г.В.: Ничего себе!

В.И.: Столько всего со мной было! И всё, что я Вам рассказываю, я положил в 18 книг. У меня 206 боевых вылетов. Потопил я много кораблей, всего 46000 тонн водоизмещения. Никто у нас в Союзе не имеет 46000 тонн. Даже тот, кто топил с подлодки, 27000 тонн имеет. На Балтике.

О.К.: Маринеско?

В.И.: Маринеско. В 1944 году мне присвоили звание ГСС. Я стал заместителем командира эскадрильи, потом командиром эскадрильи, 23 года мне было. Потом пошел служить, окончил высшие офицерские курсы, Военно-морскую академию окончил. Был заместителем командира полка на Балтике. Потом был назначен на Тихий океан. Потом гвардейской дивизией командовал. Окончил академию Генерального штаба. Потом был первым заместителем командующего на севере. Потом 15 лет начальником научно-исследовательского института, на Пестеля. На Фонтанке, переедешь квартал - это наш институт, двухэтажное здание. Уволился из Армии в 85 году.


Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
Г.В.: Разрешите Вас ещё спросить про службу в 30-м НИИ, где Вы командовали. Тема корабельной авиации мне интересна. А Вы ко многим образцам нашей техники руки приложили.

В.И.: Это целая тема!

Очень кратко. Я должен Вам сказать, что я попал не в подчинение Главнокомандующего Военно-Морским Флотом Адмирала флота Советского Союза Горшкова, а в подчинение Главного Маршала Авиации Кутахова Павла Степановича. Вот такое чудо! А работал на Флот, на Горшкова! Можно себе представить моё состояние. Когда мне это сказали, мне было очень неприятно. Я потом часто бывал у Горшкова, почти каждый месяц раза два встречался. С Кутаховым я за 15 лет раз 8, наверное, встретился официально, или ездил с докладами, или он к нам приезжал. У меня даже есть снимки. Но он занимался Военно-Воздушными Силами.

Сначала меня предупредили: «Вы все научно-исследовательские работы, - сокращённо НИР, а их поступало в институт ежемесячно порядка 150-180, они потом шли некоторые полгода, некоторые годы, - результат разработок, обоснование, написание технических заданий, проектирование - всё докладывать нам!» Я первый доклад послал и жду, когда мне ответят. Проходит месяц, два… шесть месяцев я ждал ответ. Потом плюнул и никогда больше не докладывал. А сразу докладывал всё Горшкову. И если какой вопрос решит, я сел в машину, переехал через Неву… тут 7 научно-исследовательских институтов работали, 1-й, 4-й, 31-й, 16-й и так далее… я приехал, полчаса посидели. Вот так 15 лет и работал.

Я считал, что нужно всё время создавать честь нашему 30-му Институту. Чем мы занимались:
- качественной разработкой НИРовских работ, – это главное;
- активной работой в Москве, - когда работа закончена, поезжай туда (были же заказчики военные), докажи им, чтобы результат работы не лежал тут мёртвым грузом;
- проектированием, - уже всё конструкторы посмотрели, им подходит, - надо участвовать в  проектировании;
- дальше 2 этапа: первый - просмотр и доклад, когда только на бумаге написано всё, что сделано, и второй этап – когда построится макет полностью, какой должен быть самолёт, участвовать в строительстве;
- 3-й этап – участвовать в испытаниях, когда на Волгу перебрасывают.
Так у нас получалось. И в результате создали 5 самолётов: стратегический Ту-142 (сейчас ещё остались на 2 аэродромах, на Тихом океане и на Севере), противолодочный самолёт, который летал и в Индийский, и в Атлантический океаны, и везде летал; самолёты Су-27, это для авианосца, потом он стал Су-33; МиГ-29К – это целая история; дальше самолёт противолодочный, он «Альбатрос» назывался, потом 202-я машина, сейчас на ней летает МЧС, самолёты тушат пожары…

Г.В.: Бе-200.

В.И.: Да, Бе-200; потом противолодочный, практически многоцелевой самолёт, в Таганроге это делали. И вертолёты: Ка-27, Ка-29, Ка-31 с локатором и другие. По Ка-27 я в Америке докладывал, перепугал американцев. Я полетел в Америку на конференцию, там до смерти их перепугал.



15-й НИИ, Ленинград, наб. Фонтанки, д. 10.

Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Samurai

  • Редактор
  • ******
  • Сообщений: 11160
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai


М. Н. Мишук, П. С. Кутахов и В. И. Минаков в музее 15-го НИИ, 1982 г.


Г.В.: В общих чертах понятно. Если можно, скажите поконкретнее, что делали для разработки и внедрения этих самолётов и вертолётов?

В.И.: В первую очередь, когда я приехал, меня инструктировал заместитель Главкома генерал-полковник Мишук, он был по строительству: «Расскажите, что от Вас требуется?!» Я ещё там и не был, а он спрашивает, что от меня требуется. От меня требуется – очень хорошо знать технику за границей, истребители, бомбардировщики, какие у них системы, и хорошо знать наших авиационных конструкторов и возможности промышленности. Мы будем обосновывать: сначала всё это математически отработать и обосновать, потом писать технические задания, потом это всё согласовывать с конструкторами, они принимают и по этим данным начинают проектировать. После проектирования мы участвуем во всём, потом идёт строительство - смотрим макет. «Правильно!» - улыбнулся, говорит: «Я не ожидал от Вас этого».

Г.В.: То есть в вашу задачу входила разработка концепции нового вооружения, задание ему тактико-технических характеристик на основании объективной необходимости.

В.И.: Совершенно верно, ТТХ – тактико-технических характеристик. ТТХ идёт к конструктору. А когда возвращается от конструкторов с их поправками, мы уже пишем ТТЗ, тактико-техническое задание. Там уже конкретно, какие двигатели, какие скорости, какие тяги, какие массы – всё это мы пишем. Это с ума сойти, если рассказывать.

Г.В.: Понятно, вы изучали состояние авиации за рубежом, сравнивали с нашей и пытались создавать перспективную технику, которая бы могла…

В.И.: Да, по боевым возможностям и по лётным возможностям превосходила бы потенциального противника.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

 


Статистика посещений Карты посещений сайта