Форум выпускников ЕВВАУЛ

Основной раздел => Библиотека => Тема начата: Влaдимир от 20 Декабрь 2009, 04:30

Название: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 20 Декабрь 2009, 04:30
Начало этой темы можно почитать на архивном форуме (http://forum.a.evvaul.com/index.php?topic=33.0)
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Элен от 22 Февраль 2010, 17:09
Что-то наша проба...без скрипа пера ...и без стука кнопочек старенькой клавиатуры ...совсем примолкла...
................................................. ............
Я немного подкорректировала своё произведение...
ПОЧИТАЕМ немного?...
................................................. ............
А там может и родится что-то новое...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Элен от 22 Февраль 2010, 17:13
Офицерские жёны

Посвящается тем, кто умеет любить и ждать!

повесть


Низко кланяюсь вам, офицерские жёны,
В гарнизонах, на точках, вдали от
Москвы,
Непреклонен устав и суровы законы,
По которым живёте и служите вы.
Всё равно, лейтенантши вы иль
генеральши,
Есть в спокойствии вашем тревоги
печать.
Вам ложиться поздней, подниматься
пораньше,
Провожать и встречать, ожидать и
молчать
Е. Долматовский




 1.

Зинаида Павловна стояла у окна, делая вид, что поливает любимые цветы. Красные, бело-розовые цветки благодарили свою заботливую хозяйку за то тепло, за ту любовь, которую она им дарила. Обычно, таким образом, она ожидала мужа с полётов. Умудрённая богатым жизненным опытом, седовласая, уже немолодая женщина с приятными чертами русского лица старалась никогда не нервничать, так как эти переживания легко передаются любому человеку, не говоря уже о боевом лётчике в его полёте. А ему это совершенно излишне там, на высоте двенадцати тысяч метров. За время службы мужа, она наслушалась разных историй, которые случаются в небе при посадке и на взлёте. Авиация любит смелых, не прощая слабость и хулиганство в воздухе, сопряжённое с риском для своей и чужой жизни.
Наблюдая за молодёжью из окна пятого этажа, а именно, верхние этажи распределяли авиаторам при расквартировании, Зинаида Павловна вдруг вспомнила себя лет так двадцать пять назад.

2.

Будучи молоденькой наивной девочкой, приехала она со своими родителями в авиационный военный городок, расположенный совсем не в большом городе, как мечтают очень многие, а где-то в российской глубинке, куда отца - молодого офицера - направили служить к новому назначению.
Квартиру им выделили отдельную и сразу, как и положено было всем лётчикам. Все остальные офицеры полка ожидали очереди при получении заветного места, маленького оазиса семейной жизни, либо же соглашалась на жильё с подселением двух-трёх семей. Удобная, просторная из-за отсутствия мебели, с отдельной кухней, двухкомнатная, где у маленькой Зиночки появилась своя комнатка.
Мама Зины большую часть времени проводила на кухне, радуясь и получая удовольствие от самого процесса приготовления еды для семьи. Это был её рабочий кабинет, где она чувствовала себя полноправной хозяйкой. Там всегда что-то кипело, парилось, жарилось, пеклось, источая необыкновенные запахи. Мама не работала, несмотря на то, что имела диплом экономиста. Окончив институт с мечтой о любимой работе, она себя посвятила домашнему быту, спокойствию отца, который, идя, домой всегда знал, его любят, потому и ждут. Благодаря именно этому спокойствию и уверенности, отец всегда говорил, что правильно идёт к поставленной цели.
Зиночка уже училась в старших классах, когда поняла, что “служить Родине – это почётно”. Ещё чётче это она усвоила несколькими годами позже, когда вышла замуж. Она видела, как ранним утром, заспанная мать, наскоро запахнувшись в халатике, вставала вместе с отцом по учебной тревоге, собирая ему всё необходимое по списку в “тревожный” чемодан. Так назывался чемодан, куда складывалось всё необходимое на случай тренировочной тревоги, всё, что может понадобиться на случай выезда на учения. Отцу нравилось её соучастие. Зиночка понимала состояние матери, когда отец задерживался с очередных ночных полётов, так как та всегда переживала, хотя отец был лётчиком первого класса. Часто Зиночке он рассказывал, как это красиво и романтично, летать выше облаков и ощущать себя наравне с птицами. Дочь была единственным и очень любимым ребёнком в семье, поэтому все рассказы об авиации предназначались только ей. Мать много болела в молодости, и о сыне они не мечтали. Но отец был уверен, что Зиночка вырастет и подарит ему внука. Хотя вслух этого никогда не говорил, это было и так всем понятно, а он так сильно любил супругу, что не мог причинить ей ни капли боли.

3.

Вот и сейчас, глядя в окно, Зинаида Павловна смотрела на юных девчат, так напомнивших ей свою счастливую молодость. Беззаботные хохотушки, гуляли с краснощёкими пухленькими малышами, величественно восседавшими каждый в своей коляске, словно пилоты каждый в своём корабле. Обсуждая семейные проблемы, которые всегда есть и у всех есть, и будут во все времена, они коротали время. Молодые женщины ждали своих дорогих и любимых с полётов. Но их ожидание отличалось от того, как ждала своего мужа Зинаида Павловна. По крайней мере, ей так казалось.

4.

А в это самое время на одном из лучших аэродромов страны завершались учебно-тренировочные полёты, и все готовились к разбору полётной смены. Техники, проводившие большую часть времени на холоде, ветрах и морозе, ожидали посадку крайнего, лётчики собирались в классе предполётных указаний, готовясь к спешной критике начальства и ожидая остальной состав.
На командном пункте планшетистки, обычно жёны тех же офицеров, заканчивали рисовать маршрут полёта, сворачивая кальку, складывая гарнитуру и цветные карандаши до следующего дня. Прошла команда “Полёты закончены, все на земле”. Беленький, с синими полосками по бокам, армейский автобус уже поджидал уставших пассажиров у высотки. Этот симпатичный автобус подарили шефы по случаю юбилея полка. Полк носил почётное звание “Гвардейский”.
На разборе полётов старший дежурный лётной смены – командир полка, прозванный лётчиками ласково “батя” - был конкретен, сдержан, строг, указывая на ошибки в воздухе при пилотировании и эксплуатации машин. Если бы можно было посмотреть на это со стороны, то наверняка промелькнула бы мысль: “ Дорогие вы наши, мужчины… Мальчишки, милые наши, мальчишки…. Такие смелые и сосредоточенные на поставленной задаче в воздухе, и такие простые как дети, на земле”.

5.

Это сейчас его стали звать “батей”, а, когда они познакомились с Зиночкой, это был молодой высокий курсант, бравый парень с курчавыми волосами, который сам выделялся из толпы и сразу отметил скромную девушку из всей их компании. Он приехал на стажировку в гарнизон, где с родителями жила его будущая невеста. Познакомились они банально, на танцах в офицерском клубе. Так знакомились и создавались практически все молодые семьи. На ней было простенькое платьице красного цвета с мелким горохом. Глаза синие, как омут, полные доброты. И роскошная коса, обвитая несколько раз вокруг головы, которая долгие годы сводила его с ума и поражала своей густотой. Поженились они через год после знакомства. На свадьбе гуляла вся рота и все подружки невесты. Это была настоящая молодёжная свадьба.

6.

Разбор полётов полка закончился общей оценкой в четыре балла, возникшие ошибки рассмотрены и учтены. Все неплохо постарались: офицеры командного пункта справились с управлением, лётчики благополучно осуществили перехваты в сложных метеоусловиях, поражение целей на полигоне осуществлено согласно поставленной задачи.
И вот они уже идут по аэродрому – молодые, уверенные, сильные мужчины. Военные летчики… Синие комбинезоны, из кармана на ноге у каждого виден кусочек карты, шлем небрежно, но крепко зажат в руке. Небо за их спинами иссиня-голубое, корпуса самолетов серебрятся на солнце, и всё это, словно фотография, при чём какая-то живая, настоящая. Сразу видно – это не модели, это те самые мужчины, за которыми как за каменной стеной… Красивые, статные, подтянутые, спортивные. И неважно, что им от силы по 25, главное – количество “налета”, прыжков с парашютом, отлично пройденная медкомиссия, потрепанные блокнотики с курсантскими стишками, и ветер в лицо. И у каждого своя судьба: счастливая жизнь, сложившаяся карьера, может не то и не другое, а может….но не будем думать о плохом. Они всегда будут возвращаться из полёта одним и тем же составом. По крайней мере, они будут к этому стремиться.

7.

Зинаида Павловна достала старенький потрёпанный альбом с фотографиями. Усадила рядом внука и стала рассказывать:
- Петруша, это – твой дед на присяге, такой неловкий, немного смешной, совсем мальчишка. А здесь – первые его самостоятельные полеты. Это дядя Сережа - инструктор деда, замечательный человек и пилот от Бога - с женой, а этот парень…..Он погиб, разбился в городе Энске.
Зинаида Павловна вспомнила чудного белокурого парня с необыкновенно добрыми глазами, типично русским лицом. Не сдержав эмоции, она всхлипнула.
- Ба, ты чего?
- Он был совсем молод, ребёнок в лётном комбинезоне. Но уже лётчик. Герой. Для поступления в военное училище он прибавил себе пару лет. Очень отличался от всех добротой и стремлением скорейшего умения летать. Будто спешил куда-то и боялся, не успеет.
Взяв себя в руки, она перевернула страницу альбома.
-А это родители твоего дедушки. Я их тоже люблю. Такого парня вырастили! Душа поет – вот оно – Счастье – сильный, самостоятельный – четыре года по казармам.… И я - его жена, жена офицера – это звучит гордо!

8.

В жизни гарнизона происходило немало как положительных ситуаций, так нештатных.Как и любой полк, так и этот славился своими "героями".
Вспоминая, как однажды майор Славин готовился к очередному первенству СССР по высшему пилотажу, Зинаида Павловна представила себе то, что услышала со слов мужа. Лётчик-инструктор готовился к полёту, но надвигающаяся облачность отложила поставленную задачу. И тогда обыкновенный полёт со стажёром-курсантом превзошёл ожидания последнего тем, что инструкции, полученные от старших товарищей, не оправдались. Курсант, подходя к самолёту и, увидев грозный вид инструктора, сразу понял, что здесь что-то не так.
- Ты чего так вырядился?
- Так подсказали, что Вы сегодня не в настроении….
Курсант стоял в перегрузочном костюме, ожидая всего только не неадекватной реакции инструктора.
-Вперёд, курсант!
Полёт не представлял собой ничего особенного, но то, что они вытворяли над побережьем моря, ещё на долгие годы осталось в памяти стажёра.
А потом то, как лётчик первого класса и лётчик-спортсмен заводил на посадку Л-410, равно, как и ТУ-154, ещё долго ему вспоминалось в своих рассказах перед товарищами. Ровно, ни градуса отклонения вправо или влево, чётко по центру посадочной полосы, словно вкопанный в колею, их самолёт приземлялся красиво и степенно. Вся группа руководства любовалась мастерством пилотажа, привыкнув к фарсу данного и неединственного лётчика в полку.

9.

Зинаида Павловна вспомнила, как однажды уговорила мужа поприсутствовать на полётах. Он согласился, правда, не сразу. Не хотел ощущать её местонахождение на аэродроме. Какая-то дополнительная ответственность. Да и не к чему это.
Зинаида Павловна поднялась по крутой лестнице на второй этаж командного пункта, где располагалась метеослужба. Синоптик, недавний выпускник Воронежского училища, обложившись огромными листами карт погоды, отслеживал изменения каждые полчаса. На экранах индикаторов появилась небольшая бесформенная засветка - это облачность, которая передвигалась по направлению ветра к югу от аэродрома. Планировались полёты в СМУ. Разведчик погоды запрашивался на взлет. Зинаида Павловна знала, что разведчиком летит её супруг, и как-то вся сжалась. Потом взяла себя в руки, нельзя давать волю чувствам. Всё будет хорошо. По дороге на аэродром супруги встретили Иванцова. Валя Иванцов - молодой лейтенант, прибывший из другого гарнизона в их полк и совершенно не стремившийся летать, один ветер в голове, в очередной раз назначен был помощником руководителя полётов, наблюдателем за выпуском шасси, в народе именуемый, наблюдателем за птицами на аэродроме. Зинаида Павловна вспомнила его улыбчивое лицо и немного успокоилась. Валя, которого в полку все любили, всегда вызывал у неё прилив положительных эмоций.
Услышав рёв мотора, она вышла на нечто похожее, на балкон и, затаив дыхание, стала смотреть, как серебристая птица, расправив свои крылья, стремительно развивала скорость, удаляясь, всё дальше и дальше в конец взлётной полосы. Затем в определённом месте, плавно оторвавшись от земли, реактивная машина стала набирать высоту, задрав кверху свой нос. Поджала шасси и понеслась ввысь.
Зинаида Павловна ещё долго смотрела вдаль, пока серебристая отметина не исчезла в облаках. Она вернулась на метео, а затем спустилась на командный пункт. Офицеры, уважавшие своего командира, предложили Зинаиде Павловне посмотреть на полёт мужа, который отражался на индикаторе с азимутальной сеткой, где центром служило место стояния радиолокационной станиции. Указав ей на метку, отображавшуюся на индикаторе, они рассказали, что разведчик погоды выполняет полёт по маршруту для определения тенденций изменения погодных явлений. Полёт продолжался недолго. И как только метка взяла курс на центр индикатора, Зинаида Павловна уже без посторонней помощи поняла, что муж возвращается на базу.

10.

Пётр вырос в семье авиаторов. При выборе профессии сомнений не было. Он непременно будет лётчиком. Даже, если здоровье подведёт, то он свяжет жизнь с авиацией. Он вырос крепким закалённым парнем. Родом из Сибири. Всё лето проводил на реке, переплывал Урал, было дело, что тонул. Всю зиму ходил на лыжах. Помогал заготавливать отцу дрова. А это был нелёгкий физический труд, но он знал, что кроме него помочь отцу некому. Был мастером спорта среди юниоров. Отец его тоже был лётчиком, но рано был списан на землю. Мама была сельской учительницей. Пётр уважал родителей, они воспитали его настоящим мужчиной, подготовленным к взрослой жизни. Примером для подражания всегда был отец. А в образе матери он мечтал видеть жену. Во время учёбы в училище он познакомился со своей суженой и не расставался с ней, поняв и разобравшись сразу, что это та единственная на всю жизнь, та подруга, которую по праву можно назвать надёжным тылом.
Забавный случай как-то произошёл с ним в училище при первых полётах.
Некоторые отчаянные лётчики любят исполнять что-то типа воздушных аттракционов- штопор и переворот - ввести и вывести пониже, провести энергично и не закончить полупетлю штопорной полубочкой, а оставить на грани.Вот через такой аттракцион пришлось пройти и ему. Спланированный маневр по вводу удался на славу,- выпал из облачности без крена.Но вот дальше на снижении 80-90 градусов осмотренный ранее, слоистый нетолстый,разорванный блин из 3-4 баллов превратился в 10-балльного монстра. И никаких ориентиров. И тишина, и пульс, и страшное преступно-долгое борение дисциплинированного стажёра, по рождению, и естествоиспытателя, по призванию. Кто знает это состояние, тот подтвердит масштаб времени и цену деления. Победило призвание и первое решение, и все бы хорошо, но во время борения, - ослаб темп взятия.Впервые в жизни Пётр увидел трассу федерального значения в таком ракурсе и так близко..что сумел прочитать на красивых автофургонах надписи "СовТрансАвто".
Первая мысль стажёра застряла занозой в мозгу - «машины,…. о?!!!… и водители…Ух». Водители, совершающие обысный рейс по шоссе подумали: «Самоубийца!».
Но не было большей радости тому, когда курсант понял, что с перегрузкой шесть он вписывается.
После того, как вся плоскость горизонта, подрагивая, сначала замерла со всеми своими красотами, а потом начала удаляться,широко открытые рты водителей - это была почти лобовая атака- несколько отвлекали от них. Естеству испытателя, конечно, хотелось что-нибудь показать в сторону открытых и удаляющихся ртов, но в права вступил дисциплинированный пилот, который точно очнулся, вспомнил об инструкторе, и сразу отличился: нет, крена не было, но был очень крутой, грамотно зафиксированный угол набора, резко падающая скорость, после впервые увиденных стажёром 600 (о скорости 1300 он тогда еще не ведал). Образ искаженного «лаской» лица инструктора резко привел все в норму:курс пришёл сам на "куда надо".
Оба участника аттракциона, хотели, было перейти к разработке версий наземного доклада.
Но в соучастниках оказался еще, и пережитый стресс: вступили в свои права мелочи!!! Оба героя несколько секунд не могли поставить на место собственные натренированные ноги велоспортсмена разрядника, призера областных соревнований по велокроссу. А именно им был Пётр.Сразу, и в последствии -это стало самым ярким воспоминанием обоих в минуты послесодеянного счастья, когда наказания были розданы - оба отличались правдивостью доклада, желудок набит послестрессовым обедом, и было время «отмотать пленку» с целью самоуничтожительного послеполетного разбора. Дабы не повторить завтра допущенное.Хотя завтра все повторилось с точностью до наоборот.

11.

Зинаида Павловна поспешила на балкон, встречать его – своего героя.
Лётчик совершил почётный круг над аэродромом, так сказать, помахал жене крылышками, выбрал нужный курс к посадке и стал снижаться. Зинаида Павловна вспомнила случай, когда вот таким же воздушным хулиганством прославился Володенька – их зять, когда дочка родила им внука. От нахлынувшей волны счастья молодой отец не мог справиться с радостными эмоциями. Он решил поздравить любимую жену раньше всех. А сделать это, находясь на полётах, можно было только единственным способом - своим виражом над городским роддомом. Случай, о котором ещё долго судачили в гарнизоне, был из ряда вон выходящий, но его смогли утрясти. Всё-таки зять командира. Тем временем, плавно коснувшись земли, самолёт выпустил тормозной парашют красивого бело-оранжевого цвета. Ещё немного и полёт закончен.
Этими воспоминаниями Зинаида Павловна часто делилась с подругами, рассказывала внуку.

12.

В жизни бывают разные моменты, есть и огорчения, и обиды, и разочарования, но что они по сравнению с верой, надеждой и любовью. В трудные годы службы Зиночка верила в то, что когда-нибудь военным начнут выплачивать зарплату вовремя, жила надеждой на то, что женится он именно на ней и не погонит никогда на аборт, и благодарной супружеской любовью “зачем мне французские духи, я же дома сижу, давай лучше купим тебе дорогой одеколон”. Ну, неужели это не понятно, что ему тоже хочется, что у него никогда этого не было, что свои лучшие годы он провёл в казарме. И даже, когда он говорит: “Мне ничего не надо. Одежду мне заменит форма. А вот сладкое и фрукты – это женщинам и детям!”
“Прорвемся, мамка!” - повторял он каждый раз, когда Зиночка сетовала на неустроенность жизненного быта. Приходилось вставать в строй. Ночью – бессменная вахта и несчетные подъемы по тревоге, днем - три наряда по кухне, и бесконечная полоса препятствий – стирка, уборка, глажка. Самое трудное испытание – генеральская проверка – счастливая улыбка для тёщи, Зиночкиной мамы: “Ну что ты, мама, он все сам делает! Правда, мы даже не знаем, что такое пылесос!” У нас, его просто нет; как и многого другого.
Зато теперь Зинаида Павловна знала, что сильные руки, уверенно управляющие крылатой машиной, абсолютно не приспособленные к починке обыкновенной дверной ручки, в молодости, теперь могут творить чудеса. А вот дежурство на кухне – подвиг без славы – не для героев. А они – лётчики, они все герои. Можно сохранить присутствие духа, рассказывая о друзьях, чей парашют не раскрылся, и не забыть чокнуться об стол, вспоминая “тех, кого с нами нет”, но совсем не хватит духу зажать ребенка, когда ему надо насильно дать лекарство. Они выдерживают мощнейшие перегрузки и борются за преодоление земного притяжения, но сон, сладкий, крепкий сон здорового мужика – вот что не дает им возможности провести хотя бы одну ночь возле родной дочери.
Она не осуждала мужа. Она жила им, его целью, его жизнью, она помогала ему как могла.
Зинаида Павловна долго берегла сон, руки и спокойствие защитника отчества, потому что именно жены военных живут иллюзией о необходимости постоянной боеготовности. Ведь даже обыкновенная учебная тревога может случиться в любую минуту. Всей жизни может не хватить, мелочной и низменной, чтобы до конца осознать цель вечного стремления к высоте, полету, к преодолению.
Многие эгоистичные, приземленные, любящие комфорт и предпочитающие мещанский уют, пытаются переделать покорителя неба на “комнатного мужчинку”. Как прирожденный воин, каждый лётчик и там найдёт поле и повод для битвы.
Но многие не могут разделить с ними судьбу. Не каждая способна стать, не каждая достойна, быть женой, настоящей второй половинкой. Не каждая способна на этот подвиг. Возле них видятся женщины, способные пойти на жертвы ради того, чтобы он мог летать, женщины, которые в вечном ожидании с войны, женщины, которые просто любят и ничего не требуют взамен.…

13.

Зинаида Павловна за мыслями не заметила, как пролетело время. Новенький полковой автобус доставил уставших и измученных полётами лётчиков в ДОСы (дома офицерского состава). Громкий звонок вернул её из ностальгических воспоминаний молодости в реальную жизнь. “Это Петенька…”. И она, в домашнем халатике, мягких тапочках, засеменила маленькими шажками к двери. На пороге стоял Пётр Игнатьевич с огромным букетом полевых ромашек и ковыля.
- А вот и я! Привет, родная!...

Май, 2006год
Ростов-на-Дону
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Alex gus от 23 Февраль 2010, 00:07
Очень мило и очень по-женски. Молодец!!!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Гостья от 23 Февраль 2010, 18:35
Лена, ты же знаешь, что я читаю всегда ;). Не умею писать рецензии по поводу стиля изложения :), но мне нравится. Потому что правдиво. %6
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Элен от 23 Февраль 2010, 19:00
Лена, ты же знаешь, что я читаю всегда ;). Не умею писать рецензии по поводу стиля изложения :), но мне нравится. Потому что правдиво. %6

Спасибо, Ларочка!!Знаю..и буду рада всегда видеть тебя на своей страничке в "прозе"...у меня есть новые "мысли" философские.....вот подкорректирую..и опубликую..

Очень мило и очень по-женски. Молодец!!!

Спасибо,Александр...Здесь образ собирательный...Что-то от матушки...что-то моё...что-то из опыта службы на КП авиации...что-то из стажировки мужа и друзей...
для того, чтоб перо легло на бумагу нужно было сильное вдохновение и оно на тот момент возникло...чему я рада и не жалею...Знаю одно..когда говорят, что рукописи не горят...это неправда(это высокие красивые слова)..горят ещё как!..ибо я б не смогла Это повторить во второй раз...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Alex gus от 23 Февраль 2010, 23:06
Ждём. Лёгкого пера.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Слай от 27 Апрель 2010, 11:10
http://vmvmike.narod.ru/
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кувшинка от 14 Март 2011, 15:37
Поезд.
Проносятся мимо снега и стога.
Проносятся мимо деревни, деревья.
Проносится мимо зима.

Станция.
Стоянка недолго, всего 2 минуты.
Давая возможность подумать мне, кто ты ?
И правильный держишь ли путь ?

Рельсы.
Колеса стучат по ним то вперед, то назад.
Как хочется в рай и не хочется в ад.
Но решение это не нам принимать.

Жизнь.
Несемся по ней мы, не видя вокруг,
Кто "преданный" враг, а кто истинный друг.
Не видя вокруг как красиво... И вдруг...

Вокзал.
Но меня он встретил...
А тебя - провожал...
Жаль...
                     
                          13.03.2011 

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кувшинка от 14 Март 2011, 15:54
...  НАСТОЯЩИЕ стихи??"!


  what does it mean??
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кувшинка от 14 Март 2011, 16:14
   
 Давай - поделись своим творчеством.....  %6

 %6 вот за этим делом и поделюсь... когда-нибудь...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кувшинка от 14 Март 2011, 23:13
             
 

 ... Мой лайнер уж, стоит НА ВЗЛЁТ...
 И только держат тормоза,
 Ты думаешь - лечу я в ад!?...
 А я лечу - где ЧУДЕСА!  ....  ....   

Вспомнилось...
Там ЧУДЕСА, там леший бродит
Русалка на ветвях сидит.


Навеяло...
А ты лети, давай, вперед...
Вперед, срывая тормоза...
Тебя уж там русалка ждет,
И просмотрела все глаза..

Название: Re: Не мое)))
Отправлено: Гостья от 15 Март 2011, 00:22
  ...С мешком пришли к тем скалам кости собирать............. (http://s54.radikal.ru/i143/1103/92/8b6ce6464008.gif)
 (http://www.radikal.ru)

"Новосельцев, ну почему Вы всегда вр-р-р-ё-те! :) :P :D
Поставьте Веру на место и не трогайте ее больше руками...."  %32

Навеяло...
А ты лети, давай, вперед...
Вперед, срывая тормоза...
Тебя уж там русалка ждет,
И просмотрела все глаза..

Кувшинка, Лиля, это лично Вам с благодарностью и искренне! :) %6

Мечта коварно-страстная
Меня порою гложет, -
Что имя твое властное
И мне когда — поможет!

 :)

С Новым годом Вас ребята!  %6 %6 %6 %146
http://www.youtube.com/v/PNtriNV8qUg?version=3&amp
Название: Re: Проба два
Отправлено: Гостья от 15 Март 2011, 20:48
                          (http://fanstudio.ru/archive/20110315/CNTT4YGlm.jpg) (http://fanstudio.ru/f/f.php?img=20110315-CNTT4YGl)

                          ***

 
 Тебе же хочется летать,
 Но это просто, - быть собой,
 Теперь начни разбег ... и вот,
 Ты тет-а-тет с своей судьбой....

Ты прав... там в небе легче...
.... Свобода, скорость, облака.....
Порыв души, как радость жизни....
.... но держит груз меня пока.
Мечту свою осуществи, не предавай её ты зова.
И пусть в полете тебя хранит Звезда любви и счастье дома.
 %18
(http://s002.radikal.ru/i200/1103/3b/25e338f566c3.jpg) (http://www.radikal.ru)
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Alex gus от 15 Март 2011, 21:45
    "МОлодец и Красота"
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Воробей от 16 Март 2011, 20:41
Вот такое замечательное стихотворение прислали замечательные люди! %56 %56 %56 %56 %56

http://www.youtube.com/watch?v=UoSbhVHu73Q&feature=player_embedded
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kalashnikov17 от 16 Март 2011, 21:40
Вот такое замечательное стихотворение прислали замечательные люди! %56 %56 %56 %56 %56
Здорово!!!
Название: Re:
Отправлено: Кувшинка от 16 Март 2011, 23:03
"

Кувшинка, Лиля, это лично Вам с благодарностью и искренне! :) %6


Лариса, милая, спасибо...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 26 Февраль 2013, 21:24
  Тебе мало авторитета Нила И Базза... ? Ты привык примерять на себя считая себя умнее других...  И зачем инопланетянам проявляться ...? Вот обьясни мне - что они должны тебе доказать...? . А Нил Амстронг, после лунной программы говорят отошел от цивилизации и жил в глуши и не хотел никого видеть.   
      Слай   
      Решил перенести с ветки НЛО обсуждение сюда, чтобы не мешать ребятам созерцать необъяснимое, да и ветка стала засыхать... Выделенный фрагмент не комментирую, ты разучился нормально общаться, если моё мнение не совпадает с твоим. Я сейчас не об этом. Армстронг мог уехать в деревню, например, после такого случая. Это всего лишь версия, повторяю, но она тоже хочет жить, моя неправдоподобная версия. Я бы назвал этот опус так:

                                             "Почему Армстронг сразу уволился после прогулки по Луне?"

    После возвращения на Землю экипаж в полном составе прибыл на доклад к президенту. Привожу стенографию доклада Армстронга в сокращённом варианте. Стенографист заранее приносит свои извинения, если во время чтения стенограммы будут задеты чьи-то чувства.
    "Армстронг, заикаясь:
    - Го-господин президент, до-до-докладываю: полётное задание выполнено.
    У президента округлились глаза:
    - А где чувство гордости за нацию?! Что за паника?
    Армстронг вздохнул и покраснел. Он всегда краснел, когда нужно говорить правду, но говорить её нежелательно:
    - Не паника, господин президент! Просто мы там ... уже ... не первые...
    - Выкладывай! Все детали! Подробно!!! - Потребовал Никсон.
    - Да что выкладывать? Как вспомню - мороз по коже, будто не в скафандре там был... Первые признаки тревоги ощутил, когда мы с Эдиком, так, на всякий случай, попрощались с Мишкой...и перешли в спускаемый модуль. С Майклом и Эдвином, - поправился Армстронг. - Предчувствия меня не обманули. Сели мы в самом безопасном месте, как нам подсказали ребята в Хьюстоне - в Море Спокойствия. Забегая вперёд, могу представить - что же тогда бывает в Океане Бурь?!
     Президент подался слегка вперёд и зарычал:
    - Всё по-порядку!
    Армстронг, почти шёпотом:
    - Всё шло по плану. Мы мягко прилунились, нам разрешили пару часов отдохнуть. Но какой тут сон, когда мы - первые люди в истории человечества на Луне! Оказалось, что не первые...
    Никсон в этот момент раскуривал трубку, так и застыл с зажжённой спичкой:
    - Как не первые?!
    - Одели скафандры, открыли люк, вышли покурить, 4 дня в душном корабле, сами понимаете... Спустились по лестнице, попрыгали по Луне. Только начали устанавливать флаг, как откуда ни возьмись подходят два небритых мужика! Нормально, да?! В безжизненной пустыне! Без атмосферы!!!
    - А-а-а! - Закричал президент, подпалив спичкой пальцы. Армстронг этого не заметил, втянул голову в плечи и чуть громче продолжил:
    - В телогрейках, один с каким-то струнным треугольным инструментом, типа скрипки, но без смычка..
    Президент начал подавать признаки жизни:
    - Это называется балалайка! Мне Хрущев показывал лет 10 назад. Не знаю почему, но запомнил. Слово-то смешное!
    - Возможно. У одного из кармана торчала початая бутылка какой-то мутной жидкости с пробкой из газеты. Перегаром дыхнул, аж гермошлём запотел! Вместо привета, улыбок и дружеских объятий, как обычно показывают в кино встречу двух цивилизаций, отобрали сейсмометр и ловушку солнечного ветра. Потому мы ни один эксперимент не смогли выполнить.
     - Ничего страшного, ребята из Голливуда любой эксперимент сделают. Первый раз, что ли?! - Дружелюбно улыбнулся Никсон. - Ну сейсмометр - понятно, вещь в хозяйстве нужная. А ловушка им зачем?!
     - Не знаю, там фольга алюминиевая. Может, рыбу запекать на костре. Или мясо.
     Поняв, что сморозил глупость, астронавт надолго замолчал. Президент не торопил, взял трубку телефона и набрал чей-то номер.
     - Занято! - Раздражённо произнёс Никсон. - Никуда не могу дозвониться! Наверное, сеть перегружена!
     Собравшись с мыслями, Армстронг продолжал:
     - На ломаном английском они объяснили, что нехрен тут столбиться, всё уже занято. Только я заикнулся о том, что мы пришли с миром от имени всего человечества, они нас стали избивать! Этот дурацкий треугольник о гермошлем сломали. Хорошо, что он деревянный был, щепки в разные стороны.
     - Она, - поправил президент. - Балалайка - это она, а не он. Что вы за мужики? Вы что - двум ханыгам не могли дать сдачу?! Да вам только проповедями заниматься в нашей пидорастической церкви! 
     - Я – атеист и туда не хожу.
     - Знаю. Это я про твоего дружка Эдика…
     Армстронг поправил президента:
     - Он не католик, пресвитерианец Протестант, короче говоря.
     - Да?! И что же он не протестовал, протестант твой хренов?!
     - Они против католиков протестуют, а не против бандитов!
     -  А к вам бандиты подошли? Может, простые колхозники? – Президент оправился от шока первых минут разговора и начал мыслить конструктивно. – Я бы тоже обиделся, если на моё калифорнийское ранчо села летающая тарелка и по моей земле разгуливали инопланетяне!
     - Но у Вас нет ранчо, если судить по налоговой декларации! - Осмелел Армстронг.
     Никсон тоже покраснел, потому что как политик любил думать одно, говорить другое, а делать третье, но как человек – немного ещё стеснялся. Ранчо было, но своевременно переписанное родителями-квакерами на друзей-квакеров, потому никаких проверок не опасался. – И всё-таки, Нил, почему вас оттуда послали?
     - Господин президент, когда нас больше, мы ничего не боимся, потому что мы - лучшие!
     - Давай без патетики! Ты не в Конгрессе. А Мишка? Или как ты его называешь? Вас же было трое!
     - Так он на окололунной орбите болтался, как му… чудак! – Успел поправиться астронавт. - Мы вообще опасались, как бы он, увидев, что на нас конкретно наехали, не смотался в одиночку!
     Президент согласился:
     - Да, мы умеем красиво отступать! Это называется не бегство, а возвращение на Родину победителем...
     - Вот и я о том же, - приободрился командир "Аполлона-11". - И тут, господин президент, знаете, я заметил наш луноход, помните, его с прошлого раза забыли? Думал, вот она - удача! Успеем смотаться! Пока они своё пойло разливали по стаканам, я добежал до лунохода.
     - А Эдик?
     - Молитву читал, - поморщился Армстронг. – Дёрнул его за шланг – прилетел аки птица! Но уехать не смогли. Пока ключ зажигания вставлял, пока мотор прогревал, и тут нам не повезло совсем…
     - Дальше! – Потребовал Никсон.
     - Недооценил я соперников! В два прыжка настигли и порезали все колёса!
     Президент, после получасового раздумья:
     - Так они же, вроде, железные?
     Побитый командир экипажа вздохнул:
     - Напильником…
     Никсон снова стал раскуривать сигару. – Трофейные, кубинские, - с гордостью произнёс президент, - от Феди!
      Армстронг заулыбался:
     - Так мы что – их победили, пока я бился с лунатиками?!
     Президент поперхнулся:
     - Не совсем, но оттуда, как обычно, ушли победителями! Что было дальше? Кто они вообще такие?
     - Не берусь утверждать, но матом ругались исключительно по-русски! Допинали нас до модуля и просили больше не беспокоить.
      - И всё?
      - Всё, - покраснел астронавт. Он не стал говорить, что перед крайним пинком ему напялили на гермошлем презерватив, раскачали и на счёт: "Три!" - закинули в модуль вперёд ногами.
     - Ну и дела, - расстроился Никсон. – Всегда знал, что русские – это… Русские, одним словом! А мне разведка докладывает: у них спутник за спутником падает, ракеты на траекторию не выходят! Значит, успели-таки и здесь?
     - Успели, - устало подтвердил Армстронг.
     - Ну ладно, не грусти! Как победитель, получишь от меня Президентскую медаль Свободы! Заслужил! Может, и Конгресс что-нибудь лет через 40 подкинет. И забудь всё, что здесь говорил, понял? Всем рассказывай, что мы – первые!".
       
       Слай, ну и куда ему после этого осталось уехать?! Вот так могут рождаться мифы... В своих многочисленных интервью он говорил то, что от него хотели услышать, т.к. интерес к нему неуклонно падал. В своём первом большом интервью перед журналистами он сказал примерно следующее: "Луна — это суровое и особенное место, которое, тем не менее, выглядело невраждебно и оказалось невраждебным". Главная сложность, по его словам, состояла в том, что было слишком мало времени, чтобы сделать всё, что хотелось бы сделать. "У нас, - сказал Армстронг, - была проблема 5-летнего мальчика в кондитерском магазине — вокруг слишком много интересного". И нет ни слова о двух небритых мужиках!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 10 Март 2013, 14:27
    Слай, для меня Армстронг - один из величайших людей планеты. Его полёт сопоставим с полётом Гагарина. Первым трудно, безумно трудно. Однако он бы не обиделся, прочитав мои строки, во всяком случае, так хочу думать. Я просто показал версию, может, смешную, может нет, судить не мне. Он - реально великий человек. Много про него было написано, главное мы знаем - его пребывание на Луне не вызывает споров даже у скептиков. Однако если человек потом говорит, что его сопровождали НЛО (ну или он их видел), то ситуация могла развиваться так, как я написал. Только и всего. К Нилу я отношусь лично с огромным уважением, ещё раз подчеркну. И для меня здесь неважно, что он американец или англичанин. Он сумел. Не знаю что можно ещё тут добавить.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: СВЖ от 24 Июль 2013, 00:12
    Слай, для меня Армстронг - один из величайших людей планеты. Его полёт сопоставим с полётом Гагарина. Первым трудно, безумно трудно. Однако он бы не обиделся, прочитав мои строки, во всяком случае, так хочу думать. Я просто показал версию, может, смешную, может нет, судить не мне. Он - реально великий человек. Много про него было написано, главное мы знаем - его пребывание на Луне не вызывает споров даже у скептиков. Однако если человек потом говорит, что его сопровождали НЛО (ну или он их видел), то ситуация могла развиваться так, как я написал. Только и всего. К Нилу я отношусь лично с огромным уважением, ещё раз подчеркну. И для меня здесь неважно, что он американец или англичанин. Он сумел. Не знаю что можно ещё тут добавить.
Извините, братья одоейчане, но меня гложат сильные сомнения по поводу реальной высадки американцев на Луне, если они могли в 1969 году отвезти туда трех астронавтов, то почему с того времени ни один человек там больше не побывал, ведь прогресс ушел очень далеко, до Марса долетели, а на Луне огромные запасы всего что нужно человечеству и они и мы закрыли программы, вопрос почему ?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 24 Июль 2013, 22:03
А давайте я Вам из нашего- из гарнизонного:
   
Однажды,как это не странно,но и такой бывает в жизни поворот-
Назначили Барана  руководить постройкою ворот.
Рабочие  работали с рассвета-чтобы ворота выстроить к зиме,
И лишь Баран не выходил из кабинета:поскольку был ни бе,ни ме.

Звучал звонок в конце рабочей смены,все шли домой:у каждого семья,
Один в футбол хотел сразиться непременно,другой в концерт-послушать соловья.
И лишь Баран не уходил с работы:всю ночь глазел на новые ворота,
И думал на досуге-без помех,что он один- работает за всех.

Лев- видя этот труд,не раз хвалил Барана при народе:
"Глядите,ведь не Лошадь.не Верблюд,а день и ночь со службы не уходит-
Не зря его законная Овца -нашла себе,другого молодца."

Но невдомёк не Льву, ни многим прочим:что это всё оптический обман:
Баран торчит на службе дни и ночи, не от того,что службу любит очень.
А просто потому,что он БАРАН!

Вот такую басню я ,будучи в изрядном подпитии произнес на Новогодней вечеринке в 402 ТБАП, (Тарту),после чего пришлось переводиться в другой гарнизон на равнозначную должность.
(но,замечательно то ,что  за каждым персонажем стояли реальные  начальники, притом ,вполне узнаваемые но по мне-противные)

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 24 Июль 2013, 22:10
Джохар Мусаевич  (ЛЕВ)  долго смеялся узнав о басне,но с переводом в Остафьево-помог.
Правда пришлось сменить аппарат с ТУ-22м3  на АН-12...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Воробей от 24 Август 2013, 06:52
Добрался сегодня до дома и прочитал запоем книгу О.Кубякина    "ШИНЕЛЬ НОМЕР ПЯТЬ"    %3 %3 %3 %3 %3
Браво автору.Очень смешно и весело описана жизнь курсантская и офицерская.  Порадовали эпизоды описания ЖЗЛ ..... особенно дяди Димы из.... КингЩассМы....... :D :D :D   Очень порадовало ПОСЛЕСЛОВИЕ автора, где он очень точно уловил суть нашей жизни в училище.......МЫ СТАЛИ ОДНОЙ СЕМЬЕЙ,НО МЫ СТАЛИ НЕ СЕМЬЕЙ .СКОРЕЕ МЫ СТАЛИ ЕДИНЫМ ОРГАНИЗМОМ!!!!    Золотые слова!!!!

Одельное спасибо художникам Голобородько и   Зейгаль.    Как увидел на рисунке Попадика аж офигел!!!!   Надо будет ему показать..... порадовать старика! %4 %6 %6 %6   
Ну и конечно удачно данные в коннтекст  стихи Павла Дубова.

Спасибо!
ОЧЕНЬ, всем рекомендую почитать. Где найти О.Кубякина думаю все знаете!!!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Воробей от 24 Август 2013, 06:53
 %3 %3 %3
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Yu507 от 24 Август 2013, 08:34
Добрался сегодня до дома и прочитал запоем книгу О.Кубякина    "ШИНЕЛЬ НОМЕР ПЯТЬ"    %3 %3 %3 %3 %3
Браво автору.Очень смешно и весело описана жизнь курсантская и офицерская.  Порадовали эпизоды описания ЖЗЛ ..... особенно дяди Димы из.... КингЩассМы....... :D :D :D   Очень порадовало ПОСЛЕСЛОВИЕ автора, где он очень точно уловил суть нашей жизни в училище.......МЫ СТАЛИ ОДНОЙ СЕМЬЕЙ,НО МЫ СТАЛИ НЕ СЕМЬЕЙ .СКОРЕЕ МЫ СТАЛИ ЕДИНЫМ ОРГАНИЗМОМ!!!!    Золотые слова!!!!

Одельное спасибо художникам Голобородько и   Зейгаль.    Как увидел на рисунке Попадика аж офигел!!!!   Надо будет ему показать..... порадовать старика! %4 %6 %6 %6   
Ну и конечно удачно данные в коннтекст  стихи Павла Дубова.

Спасибо!
ОЧЕНЬ, всем рекомендую почитать. Где найти О.Кубякина думаю все знаете!!!

А в электронном виде есть? :-[
Название: КУРИЛКА (анекдоты, рассказы, разрешена ненормативная лексика)
Отправлено: Воробей от 30 Сентябрь 2013, 22:48
http://www.youtube.com/v/9xFntOLUzU0   В главной роли олег Кубякин. %3 %3 %3
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 05 Июнь 2014, 09:11
А в электронном виде есть? :-[
  Теперь есть:
http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Отсюда:
http://кубякин.рф/
Название: КУРИЛКА (анекдоты, рассказы, разрешена ненормативная лексика)
Отправлено: Кубякин от 12 Август 2014, 13:38
Слай, ничего такого не нашёл. Но вот тут завалялось из моей второй жизни. Может сгодится:

                                                                                     Будка.

   Произошло это в Управлении исполнения наказания края. Правда, лет с тех пор уже много прошло. Тогда Управление по-другому называлось, но дело не в названии.
            Случай, в общем-то, банальный: появилась во дворе Управления приблудная собачка. Такая  маленькая, чумазенькая, обычная короче. Но что-то в ней есть. Какая-то она  уважительная ко всем. Погладить себя даёт и во взгляде у неё интерес к жизни. Народ соберётся покурить – она здесь. Стоит, слушает, как все. Только молчит и не курит. Ей кто остатки бутерброда стал подкидывать, а кто и косточку из дома приносить. Отъелась она, бока залоснились. Из шланга пару раз полили. Слушай, совсем красавица получилась. И порода у неё не дворняжная оказалась. Знатоки сказали – лайка. Так, кстати, и назвали.
   Выходит как-то генерал, начальник Управления, на служебную территорию. Лайка к нему. Подошла, рядом села. Сидит солидно, по сторонам поглядывает. Вроде это и не собака вовсе, а заместитель генерала. Постоял генерал, посмотрел на неё, погладил. Та дальше сидит. Хмыкнул генерал, понравилась ему собака. Но у дежурного спрашивает:
   - Кто такая?
   - Давно она здесь, товарищ генерал, – отвечает дежурный, - можно сказать – всеобщая любимица.
   Ещё постоял генерал, подумал. Как быть? Порядок это или не порядок? Собачка чистенькая, вроде породистая, сидит солидно.
   - А место ей, где определили? – дальше спрашивает генерал.
   - Миску ей под навесом поставили, а так любит под машиной лежать, – снова отвечает дежурный.
   - Не порядок это, - говорит генерал, - надо ей определённое место отвести. А ещё лучше будку сколотить.
   Ушёл генерал, но дежурному два раза повторять не надо. Набирает он главного инженера. Так и так, товарищ полковник, - сказал генерал, для нашей Лайки будку сколотить. Главный инженер на всякий случай подыграл:
   - Давно пора. Я и сам уже об этом сколько раз говорил, – и тут же начальнику колонии, у которого деревообработка есть, звонит, - генерал приказал для собаки будку сколотить. Ты уж там не тяни резину.
   Начальник колонии тут же своего инженера вызывает:
   - Срочно для собаки генерала будку сколотить. Мастеров бери, каких хочешь, материала не жалей. И чтобы срочно! Гляди у меня!
   Через день подъезжает к Управлению трал, за ним подъёмный кран. Выходит старший колонны. Чин по чину: командировочный, накладная.
   - Куда будку устанавливать? – спрашивает у дежурного.
   А дежурный другой. В чём дело не поймёт. Какую будку? Трансформаторную, что ли? Так вроде не электрики. Кто команду давал? Те говорят:
- Звони главному инженеру.
 Звонит дежурный, выясняет. Оказывается это для нашей Лайки будка.
   - Заносите, - говорит дежурный, - возле навеса поставите.
   Те отвечают:
   - Ты в своём уме? Она полтонны весит. Её вшестером не поднимешь. Запускай на территорию трал вместе с краном.
   Обиделся дежурный. Взрослый человек, при исполнении, а его как малолетку облапошить хотят. Тут явно: или преступление готовится, или его на бдительность проверяют. Выходит дежурный к тралу:
   - А ну показывай свою будку!
   Показывают. И точно собачья будка. Почти два на два. Пол двойной с утеплителем. Стенки – дуб-пятидесятка. Фасад – в узорах, глаз не оторвать. Зеку, который узоры резал, наверняка, условно-досрочное пообещали. Крыша оцинкованная, с коньком, с вензелями. Стоки и сливы из нержавейки. Проём со шторкой. Внутри байковая обивка.
   - Вот она будка для генеральской собаки, – вздыхает представитель и нежно по стенке поглаживает.
   Понял тогда дежурный, как много он ещё в жизни не видел.
   - Завозите, - говорит.
   Завезли «конуру». Возле навеса по уровню выставили. Вот радости-то для собачки. Любуется бесквартирный дежурный, завидует. Миску к будке поставили. Ну, Лайка! С новосельем тебя! Заходи и радуйся. Подошла Лайка. Посмотрела, посмотрела. Задрала ногу, обмочила «небоскрёб» и пошла дальше под машиной лежать. Сколько с ней потом не бились, так в будку и не зашла.
   Зато «проверяющих» из столицы теперь сначала к будке стали водить.
   - Здесь у нас собака, - говорили небрежно и только потом дальше вели. Генерал тоже удивился. Хорошо, что команду быстро выполнили, но такого даже он не ожидал.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 08 Сентябрь 2014, 10:48
      Навеяло, парни, давайте вместе дописывать историю нашей жизни:

         Даже река, казалось, притихла, подбритая плотным туманом. И сложно было понять, где она вообще находится. Вчера, на закате, без всякого удовольствия разглядывали скалы, охранявшие неспокойную реку. Сложили спиннинги. Наконец, выскочили на песчаную отмель, вырвавшись из горного плена на равнину, туда, где река замедлила свой бег и вольготно развалилась на закате. Быстро, но не суетясь, разбили лагерь. Дальше сплавляться не стали – на небосводе строила глазки беременная луна. Разожгли костёр, поужинали, выпили, снова немного «полетали», вспоминая ту, размеренную, логичную, полную ежедневных приключений, нашу авиационную жизнь. Немного напрягало только одно – рядом с местом, где поставили палатку, на песке были отчётливо видны свежие медвежьи следы.
          Долго я пытался уговорить моих друзей пойти на сплав по местам, в которых актёр Высоцкий, по сценарию, не по жизни ведь! - мешал актёру Золотухину строить правовое государство. В фильме они так и не смогли договориться. Мои друзья в прошлой жизни летали на истребителях, потому согласились в одном, что актёры были и правы, и не правы одновременно – страна над ними изрядно поглумилась, но вот насчёт сплава – тут всё было сложнее. И где то глубоко в душе, но только очень глубоко, я их понимал, вернее – попробовал понять, не оправдывал – они себе, увы, не принадлежали. Один работал клерком в администрации района, второго хрен как-то занёс в МЧС – вечные выездные проверки, бумажки... Однако когда они поняли, что теряют, куда-то делись и проверки, и бумажки...
       В тишине – нет, не так – в звенящей тишине, раздался взрыв – зазвонил телефон. Коля Анисимов под гитару убеждал всех, что он тоже лётчик. Лётчиком он, как известно, не был, но песня нравилась, взял её себе вместо сигнала. Звонила жена. Сплавлялись несколько дней, связи не было. Мы наслаждались тишиной и тайменями. Звонок меня окончательно разбудил:
      - Привет, родной! Ну, наконец-то!
     - Привет! Что-то случилось?
     - Господи, где тебя вообще носят черти?
     - В смысле? По Мане сплавляемся.
     - Тебе звонили из военкомата раз пять.
        Вот тут я реально убил в себе остатки сна:
    - Зачем?! Я ведь отдал долг Родине, теперь она мне обязана пожизненно...
    - Пиндосы вчера разбомбили Новошахтинск...
     Остатки вчерашнего коньяка вылетели и догнали туман:
    - И что? У нас ведь есть армия.
    - Армия есть, лётчиков нет.
    Разбуженные разговором, из палатки вылезли друзья. В глазах читался немой вопрос. Славик закурил. Я включил телефон на громкую связь, из трубки продолжали доноситься выстрелы:
     - Собирают всех, кто летал в ИБА. Нашу страну бомбят!
     - Жертв много?
     - Да. Попали в роддом, груднички погибли...
     - Перезвоню.
     Думал, что за те несколько дней, что мы сплавлялись, страна не обидится на своих сынов. Я считал, что страна пожелает нам удачной рыбалки. А она явно продолжала ставить на нас свои опыты. Виной всему была Украина. И вроде бы всё там становилось лучше, да и краткий анализ это подтверждал. Ситуация стала выравниваться. Каратели, под руководством своего президента, сдавали в Донбассе один город за другим, откатываясь к Днепру. Ополченцы успешно отбили все атаки и на некоторых участках, развивая успех, перешли в контрнаступление. Вероятность взятия Киева была настолько велика, что украинский президент принял решение остановить боевые действия. До своего президентства он руководил шоколадной фабрикой, угроза потерять бизнес была сильнее потери страны. Войска задачу не выполнили. Чтобы удержаться, войну нужно закончить. Евросоюз и американцы считали иначе. Они хотели, чтобы славяне продолжали убивать друг друга. Люди на юго-востоке почему-то тупо продолжали хотеть жить. Просто жить. Ведь они просят так не много, правда?
       Жена подтвердила мои худшие предположения – боевые действия приостановлены, но не закончены. Передышка предполагала не одуматься. Передышка была нужна для того, чтобы военный механизм сжался ещё сильнее и запустился с удвоенной жестокостью. Чтобы продолжать стравливать между собой один народ, разделённый условной границей на карте, американцы на самолётах с украинской символикой нанесли удар по ближайшему крупному российскому городу - Новошахтинску. Российский МИД в ответ выразил очередную ноту протеста, а МЧС немедленно отправило в город гуманитарный конвой. Новый министр обороны, не прослуживший в армии ни одного дня, запаниковал и объявил всеобщую мобилизацию.
        Туман рассеялся вместе с остатками сна. Вася попросил сигарету.
        - Ты же не куришь! – удивился Славик.
        - Дашь или нет? – обиделся Вася.
        Славик вытащил из кармана пачку и протянул Василию:
        - Бери!
        - И что делать-то будем? – спросил Василий, сделав подряд несколько затяжек.
        - Страну спасть...
        Вася был среди нас старшим, он закончил ЕВВАУЛ на год раньше меня и на 2 - Славика.
          - Коньяк остался?
         - Естественно.
          - Накатим. Пока никаких мыслей нет. Но они появятся. Сколько ещё плыть?
           Василий никогда в наших краях не был. Его авиационная жизнь проходила там, где жить было невозможно. Он жил и даже как-то умудрялся летать при этом. Его жена, по образованию физик-ядерщик, как-то кинула, когда Васю вызвали по тревоге и он опять не успел ничего внятного промычать: «Короче, гуляй, Вася!» и в этот день улетела на самолёте командующего туда, где белые медведи не подпирают стены. Нельзя сказать, что Вася сильно расстроился. Больше всего в жизни на тот период его беспокоил ввод в строй молодых лейтенантов. Керосин был, а погоды не было. Да тут ещё жена... Он немного погоревал, конечно, но, насколько я знал, она ему больше ни разу не позвонила...
           Сплавлялся здесь уже третий раз, быстро прикинул:
          - Дня 4. Это если без остановок.
          - Многовато...
          Совсем забыли про спиннинг, который уже ночью вместе с живцом забросил в реку Славик. Колокольчик умолял о помощи. Спиннинг выгнулся дугой и пятился в ледяную реку вместе с треногой. Втроём еле успели его тормознуть. Украина подождёт! Боролись недолго, минут 15. Выловленный таймень лупанул меня хвостом, сбив с ног, а потом ещё долго-долго грустно смотрел вслед, словно пытаясь запомнить...
       
             
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 08 Сентябрь 2014, 12:17
       Мне регулярно( примерно раз в 3-4 месяца) снится сон:
-звонок из военкомата с просьбой срочно прибыть с документами и вещами
-"а мы тут вашу выслугу пересчитали,  полгода до пенсиона не хватает, либо приезжайте   
дослуживать, либо без пенсиона!"
- "вы чо белены объелись, у меня 33года-куда больше"
- " так это товарисч Дубов в льготном, да боевые, а теперича новый приказ пришел: исчислять выслугу тока в календарных а у вас до 20 календарей как раз пол года и не хватает._ так что решайте сами"
-"конечно приеду, как без пенсиона-то"
-и вот собирается почти весь наш Олимпийский выпуск , причем командуют прежние сержанты , хотя звёзд у них на погонах меньше.
-также строем ходим в столовую ,в УЛО, у меня в карманах звонят сразу 2 мобильника, я пытаюсь давать на ходу(шепотом) какие-то указания,за что Дима Загоруйко объявляет мне наряды вне очереди,особенно, когда в столовой пытаюсь их подзарядить.
- наконец приступаем к полётам на каком-то неведомом, тяжелом самолёте, причём сразу самостоятельно.
- говорю инструктору ,"да я на ём ни разу", а в ответ "нормально,я тебе правака опытного дам, а потом, смотрел твой л\книжку, ты уже 9 типов освоил- это 10-й будет"
- выруливаем на исполнительный (ВПП идет аккурат по ул. ПЕРВОМАЙСКОЙ от универмага к центру города и ещё троллейбусные провода натянуты) но полоса свободна: ни людей,ни машин, ни троллейбусов- только провода для них.
- спрашиваю правого" ты на этом типе много летал?"- "первый раз сегодня!!!"
- "уже веселее", думаю себе, но тут РП вступает "229-й (мой позывной в Погорелово)-"кому ждём- взлёт разрешаю!"
-РАЗБЕГАЕМСЯ, ОТРЫВАЕМСЯ... но не набираем (провода сверху), сейчас думаю маршрут направо повернёт к комендатуре а мы пряменько на скорости, красиво: боевым налево и на круг.
-но самоль почему- то начинает потихоньку разваливаться, левая панель с рудами отвалилась, потом правак куда-то исчез,но... лечу крепко сжимая штурвал потому, что сижу уже  не в кресле, а на обычной крашеной табуретке .
-как сел толком не понял,
 Просыпался после этого всегда с улыбкой,осознавая  сон и  узнавая потолок своей квартиры, и только жена ЛЮБА из соседней комнаты спрашивала:"что опять воевал?"; "почему?";  " да снова командовал кем-то громко"
 Ну вот опять зовёт яблоки упавшие за ночь( на даче) собирать...
    Побёг я.
Снилось всё по правде, сюжет дарю Олежке Кубякину.
Пы.Сы. Разделаюсь с яблоками и подходящими к 4-му грибами напишу "Как я спал с Путиным"

...  РП  "а парашютики- то то рановато выпустил..."
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 08 Сентябрь 2014, 13:26
       Паша, Диму Загоруйко не знаю, но слышал о нём. Представляешь, мне тоже снится один сон, который пока никак не могу отогнать. И вообще не понимаю - как при этом спят испытатели после своих испытаний? На нашем сайте они тоже есть, кстати.
        Так вот - сон следующий. Из жизни всё. У меня однажды на МиГ-23 при полёте парой отказал насос, из расходного бака топливо не вырабатывалось, на самолёте керосина много, но в движок не попадает... Сел на последних каплях керосина, просто зашёл и сел, закрутил четвёртый между ближним и полосой. Страха не было, какой-то юношеский азарт. Ну не попал бы - есть ведь держки... Но мозг продолжает искать варианты. Потом долго думал - почему он, этот страшный сон, стал так часто повторяться? Я ведь по жизни, авиационной, никого не обидел, не воевал, бомбы мимо не бросал, всё на полигоне, все живы... Может, просто я хочу туда снова? Туда, где отказывают насосы, но где был моложе и не думалось о смерти?

    Паша, а на фото парашют не оборвался?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Skeptik52 от 08 Сентябрь 2014, 15:37
Эх, сны, сны.. Ну, не летается мне во снах! Все больше плановички снятся, народу много, а аэропланов не хватает. Молодых в строй вводить надо, а спарка на регламенте. Технарик Витя Белов, последние десять лет скользящий по синусоиде с амплитудой "лейтенант - ст.лейтенант", опять в запое, а генерал только на его аэроплане желает летать. Вот такая вот тягомотина. И просыпаешься с больной головой, и жалеешь, что все уже только во сне..
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 08 Сентябрь 2014, 16:18
Пока собирал яблоки, маленько подкорректировал сценарий: про льготную и календарную выслугу.
 Дай Бог , чтобы никому из Л.П.Р. не довелось на наш форум зайти и порубать пенсионы!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 08 Сентябрь 2014, 18:23
С яблоками (упавшими за последние выходные- покончено), думаю что делать с оставшимися висеть на деревьях, а их мнооого, да ещё груши, сливы, черноплодка и грибыыыы на подходе.
        Пока собирал, а монотонный, однообразный труд располагает к размышлениям: нагнулся- подумал, поднял яблоко, разогнулся обтёр его- снова подумал- родилось начало  нового сценария.
 Тут намедни писал про давнишний сон, про совместное спание с одним,- ну очень мужчином   (причём, ничего  про голубых ) и вот родил начало очередного как бы "шедевра":


      Долгий осенний вечер на подмосковной даче,начало октября ,а там и ПОКРОВ,...
Время когда основные,условно называемые ,активные дачники уже разъехались по городским квартирам , и лишь на выходные наезжают законсервировать дачи до следующего сезона ( например, снять и спрятать вместе с цветметом  дверку от холодильника) или просто подышать  пряным, пьянящим воздухом опавшей листвы.
  Бродят по притихшему лесу,в надежде найти последние грибы, но ничего не найдя придаются воспоминаниям.
  Вспоминается  незабываемый запах  молодости и понимаешь,что очередное лето прошло и ты стал старше ещё на одно лето.
Особенно сильно слышишь,этот запах после первых осенних холодных дождей ,после которых основная листва уже нашла своё пристанище на зиму,и вдруг....
     Лето словно вернулось- последнее уходящее бабье лето: уже не +25 и даже не +20,но Солнце и безоблачное небо начинают творить с запахами чудеса.....
    И те, в ком  ещё не все искры погасли, словно струна начинают звенеть  воспоминания молодости.
   У кого-то это первый осенний поцелуй с девушкой в московском парке "Царицыно", у других бесконечные кленовые  аллеи с их мириадами листьев(и все их нужно собрать) на территории одного приморского училища военных летчиков, у третьих небольшой авиационный гарнизон :Батайск с его кленами у Белой казармы,или Зерноград или каштаны Таганрога...
 У каждого было своё место и своя память этого неповторимого запаха увядающей листвы.
И как жаль тех ,кого это не коснулось,кто не испытал,не почувствовал, а пробежал в спешке мимо.....

 начинаться будет как-то так
 
Название: Re: Проба пера
Отправлено: LakeVic от 08 Сентябрь 2014, 19:41
- спрашиваю правого" ты на этом типе много летал?"- "первый раз сегодня!!!"
- "уже веселее", думаю себе...

Знаю реальный случай, экипаж, собранный на Ту-16 подобным образом, после взлета, ввиду незнания матчасти, не смог убрать шасси. Так и сели обратно.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 08 Сентябрь 2014, 19:52
Знаю реальный случай, экипаж, собранный на Ту-16 подобным образом, после взлета, ввиду незнания матчасти, не смог убрать шасси. Так и сели обратно.
  Не может быть.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кубякин от 08 Сентябрь 2014, 19:59
Чёта все писать кинулись?! На меня тоже накатило:

ДЕПУТАТ    Вы, кажется, насчёт общественной бани?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Да.
ДЕПУТАТ   И что же там не в порядке?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Я считаю надо срочно запретить!
ДЕПУТАТ   Кого, баню?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Нет, стринги.
ДЕПУТАТ   Запретить стринги в бане?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Именно!
ДЕПУТАТ   Простите, я не совсем понял?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Что же тут не понятного? Стринги в общественной бане – куда дальше?
ДЕПУТАТ   Вы сейчас только про мужское отделение говорите?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Про мужское. Но если надо обследовать на эту тему женское, вы прикажите – я всё исполню!
ДЕПУТАТ   Нет, женское не надо… всё же, что вы от меня хотите?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Издайте закон, чтобы в общественную баню в стрингах ни-ни!
ДЕПУТАТ   Ну, а, что, собственно…
ПОСЕТИТЕЛЬ   Вы представляете, если бы Кобзон пришёл в общественную баню в стрингах?
ДЕПУТАТ   Ну, если бы Иосиф Давыдович в стрингах – это, конечно, не очень. Но с другой стороны, стринги – это же трусы?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Если спереди посмотреть, то трусы, а с другой стороны, как вы говорите, посмотреть, так их нет!
ДЕПУТАТ   Но это же баня! Там же можно без трусов! Тем более только с одной стороны.
ПОСЕТИТЕЛЬ   Трусы, понимаете, должны задницу прикрывать, а не делить её на две половины!
ДЕПУТАТ   Но задница и так состоит из двух половин!
ПОСЕТИТЕЛЬ   Вы поймите, общественная баня – это тот маленький островок, который связывает наше поколение с нашим советским прошлым. А вот эти империалистические штучки!..
ДЕПУТАТ   Но сейчас в мире всё изменилось…
ПОСЕТИТЕЛЬ   Это в общественной-то бане? Вы думаете там у кого-то, что-то новое отросло?
ДЕПУТАТ   При чём тут отросло? Я вам про мир говорю.
ПОСЕТИТЕЛЬ   А я вам про баню!
ДЕПУТАТ   Чёрт побери! Дались вам эти стринги?!
ПОСЕТИТЕЛЬ   Но как же? Я это так не оставлю! Вы ещё в колготках скажите!
ДЕПУТАТ   Хорошо. Вы кажется, собирались обследовать женское отделение? Идите, обследуйте!
ПОСЕТИТЕЛЬ   А меня туда пустят?
ДЕПУТАТ   Вы кем работали?
ПОСЕТИТЕЛЬ   Я в прошлом лётчик, офицер!
ДЕПУТАТ   Отлично! Покажете военный билет, и вас пустят.
ПОСЕТИТЕЛЬ   Почему?
ДЕПУТАТ   Вам уже можно.
ПОСЕТИТЕЛЬ   Спасибо за доверие, товарищ депутат!
ДЕПУТАТ   Идите! Надеюсь вы больше не вернётесь!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 08 Сентябрь 2014, 20:29
Еще один случай. Экипаж, собранный подобным образом, при наземных проверках после запуска двигателей, не нашел как переложить стабилизатор. Вообще не нашел в кабине подобного органа управления. После продолжительного совещания решили выслать наружу техника для визуального контроля его положения. После чего техник доложил "заклепан!" Стабилизатор на данном типе не управлялся никогда. Только РВ. Выдохнули дружно и полетели.

Знаю,что на Ту-16 они подлетывали.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Skeptik52 от 08 Сентябрь 2014, 21:05
Еще один случай. Экипаж, собранный подобным образом, при наземных проверках после запуска двигателей, не нашел как переложить стабилизатор. Вообще не нашел в кабине подобного органа управления. После продолжительного совещания решили выслать наружу техника для визуального контроля его положения. После чего техник доложил "заклепан!" Стабилизатор на данном типе не управлялся никогда. Только РВ. Выдохнули дружно и полетели.

Известен случАй, когда взлетевший на МиГ-27 летчик не смог выключить форсаж..
Название: Re: Проба пера
Отправлено: LakeVic от 08 Сентябрь 2014, 21:13
Известен случАй, когда взлетевший на МиГ-27 летчик не смог выключить форсаж..

И чем кончилось?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Skeptik52 от 08 Сентябрь 2014, 21:15
И чем кончилось?

Научили уже в воздухе..
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 08 Сентябрь 2014, 23:27
Про многочленные...(хи-хи- не надо) экипажи самолётов есть кучи  авиабаек  про ДАЛЬНИКОВ и  ТРАНСПОРТЮГ а уж про наши командировки...
 но вот наткнулся на замечательные стихи про замечательный самолет ( на котором  2 года был на правой табуретке и 3 года на левой) ... и чтоб шасси не убрали ?  "ну в прынципе не могет такого быть" даже у арабов, кстати, 3 их, уже покойных президента, учились и летали на нём  в Зябровке ( под Гомелем)
 А стихи такие и видать сочинил их понимающий мужик
 
Посвящается самолету Ту-16

Трудяга старый, Ту-16,
я не родился, ты – летал,
когда исполнилось мне двадцать,
тебя впервые увидал.

Упрямый лоб, и крылья-стрелы,
стремительность во всех чертах,
и впечатление – нет предела,
тебе, красавец, в небесах.

Как ты послушен был в полёте,
а как красиво ты взлетал!
И восемь градусов на взлёте,
легко и гордо ты держал.

В мороз и зной,
навстречу ветру,
ты набирал свой эшелон,
и шёл, глотая километры,
чтоб нанести врагу урон.

Приятно вспомнить мне сегодня,
и как хватало только сил!
Из многих бед,
из преисподней!!!...

Ты экипаж мой выносил.
Ты жил в полёте, вместе с нами,
да, время, брат…,
настал момент.

Под мускулистыми ногами,
не полоса, а постамент.
И пусть он тоже из бетона,
но не взлететь с него, увы!...

Пришел к тебе,
с земным поклоном,
не «ты» скажу,
с почтеньем– «ВЫ»...:

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 09 Сентябрь 2014, 00:23
 ЕЖЕГОДНО в   3-ю субботу апреля ветераны ДАЛЬНИКИ собираются  в Культурном Центре ВС РФ в Москве. Много людей творческих .  Вот про многочленные(можно хи-хи)  экипажи:
 Читать начинайте снизу!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 13 Май 2015, 13:09
    Парни, некогда было раньше. Вот, выношу на ваш справедливый суд. Решил влезть в шкуру многоуважаемых мною инструкторов. Особо хочется узнать мнение моего дорого товарища Саши Белого. Я считаю его авторитетом среди инструкторов. Никого не хотел обидеть. Но он всегда отзывается, консультирует, я с ним иногда перезваниваюсь... Если скажете, что всё не так - сотру. За возможные орфографические ошибки и неграмотную пунктуацию - отдельное извинение... Ваш Маэстро.
      Рассказ называется (в двух сообщениях)

                                     Курсант Ломакин

        Больно! Очень больно… Даже веки поднимаю с трудом… Каждая клеточка бунтует… Не могу встать. Надо как-то встать, но не могу…
     Неудачно приземлился, ветер сильный, размазало по сосне. Не знаю, сколько провисел на ней. Уже рассвет, значит, часов 6 точно. Сумел отстегнуть парашют и … снова ушёл в бездну…
      Пришло сознание... Солнцу уже в зените… Надо как-то жить дальше. Сил, чтобы позвать на помощь, или хотя бы этого недоумка, нет. Хотя… какой же он недоумок?!  Это мой курсант. И я обещал его матери поставить парня на крыло.
       Постой-ка, а это ведь я сейчас о себе – недоучил, недоговорил, а он – недопонял, потому и спёкся… Как смотреть в глаза его матери потом? О, боже! Надо, надо что-то делать… А что?! Что  могу сейчас? Я только что вывалился из парашюта...
     Полежал немного. Вроде, стало полегче. Теперь пробую встать. Встал. Понимаю – ушибся, переломов, вроде, нет. Уже легче. Теперь надо найти этого Ломакина. Кричать больно, пробую крикнуть – один хрип из души…  М-да… Странно, что нас ещё вертолёт ПСС не нашёл…Достал сигарету, закурил. А, вот! Слышу шум винтов, нашли, братцы! Нашли! Опять куда-то проваливаюсь…

      Обычный полёт на пилотаж. Сотни петель-полупетель сделал в жизни…  Сижу в своём заднем кабинете и тупо смотрю как курсант тоже тупо пытается доказать мне, что тоже станет моим братом по крылу. А я вижу, что не станет он этим отважным парнем никогда. Не дано ему. И так бывает. Причём, не так редко, как кто-то может считать… Всё показал ему, замучался разбирать недочёты, объяснял миллион раз, тренажёр заменил собственную квартиру, всё показывал, осталось только встать на уши, объясняя как надо распределять внимание на глиссаде… Однажды поймал себя на мысли, так недолго и  самому встать в один ряд с такими же. Общаешься с сильным – учишься у него. С более слабым – вольно или невольно, но ты к нему приблизишься в результате... А потом - тебя даже друзья постараются обойти стороной…
      Пока напоминал в очередной раз куда и на какие приборы нужно смотреть на нисходящей части фигуры, что первично, что вторично, Ломакин умудрился поставить РУД на Стоп, а при выводе в горизонтальный полёт сильно дёрнуть ручку на себя. Да так, что у меня даже в глазах потемнело.
      В это время я размышлял - что можно предпринять, и совсем не ожидал такой «подлянки». Используя запас скорости, начал плавно выбирать ручку на себя, но курсант тупо снова опередил события. Резкая потеря скорости привела к выходу на режим сваливания. Как смог, попробовал отбить ручку от себя, но было поздно, мы свалились в штопор. Эфир, как обычно, был забит, ничего не успел доложить руководителю полётов. Кричу курсанту:
- Катапультируйся!
     Сидит, словно глухонемой. Несколько раз повторил команду. Высота меньше тысячи метров. Вертикальная скорость снижения стала увеличиваться. Несколько секунд – и будет поздно. По конструктивным особенностям, первым покидать самолёт должен лётчик из задней кабины. Если первым прыгает лётчик из первой кабины, то, вследствие срабатывания пиропатронов его кресла, фонарь второй кабины может не сойти, тогда лётчик, находящийся в ней, будет обречён. Но я же не могу оставить курсанта одного! Я не смогу потом смотреть в глаза его матери. Да и своим коллегам тоже. Хотя по инструкции буду прав… Даже у Бога…
     - Прыгай, мать-перемать!
     Ух! Хоть тут прогресс… Пошёл вверх его фонарь, почувствовал запах пороховых газов, тут же потянул держки своего кресла. Секунда – это не миг. Это – вечность… Всё видел как в замедленной съёмке: вот выходят штыри, подталкивающие фонарь, вот остаётся внизу приборная доска… Вот из кабинета выходит кресло,  сильный напор воздуха срывает с меня маску… Высоты уже почти не оставалось. Ещё не успел полностью наполниться мой купол, как услышал взрыв – это погиб наш боевой конь. Он и спас меня напоследок – взрывной волной купол наполнился, погасил скорость снижения и бросил меня на деревья. Ветки смягчили удар… Всё же лучше, чем быть анатомическим набором в мешке…   
     Один хрен – казни себя, не казни... Что толку? Системные ошибки курсанта налицо… Однотипные, хочу сказать... Верю, сам сделал всё возможное, но я же не могу дать курсанту то, что он не сможет внести в свою белобрысую голову... Верю-не верю… Недетская игра на жизнь… Словно сам себя успокаиваю…
      Или… Всё же виновата собственная методика?! Не смог, не понял, не научил… Но почему???!!! Раньше проблем не было. С каждым курсантом в результате находил общий язык. Да, признаю, иногда было непросто... Один был сыном крупного военачальника, маршала,ракетчика. Поздний, балованный ребёнок… Обещал уволить на пенсию без пенсии, если его сын не сможет летать. Всё равно списал бы, но этот парень как-то внезапно начал показывать отменные результаты и вылетел самостоятельно. Я не боялся авторитетов. Если не дано летать – значит, не дано. И на преступление против собственной совести не пойду… Кстати, интересное продолжение этой истории  - его папаша, после того как сынок начал устойчиво летать, прилетел на наш аэродром, долго поздравлял, в подарок привёз бочку коньяка. Забегая вперёд скажу, эта бочка на полевом аэродроме нам неплохо скрасила унылый досуг… Так вот, я маршалу тогда без обиняков заявил – меня не волнуют заслуги родителей моих курсантов – если хотите видеть его живым, увидите. И мне плевать что обо мне потом будут говорить. Маршал расчувствовался – теперь ты мой друг, телефон оставил. Однажды пришлось позвонить…  Второму курсанту не давался пилотаж, не успевал отслеживать сумасшедший бег стрелок... Третьего всё время тошнило в полёте, слабый вестибулярный аппарат. И так бывало, к сожалению. Советовал крутиться и вообще ночевать возле лопинга, так и привёл парня в рабочее состояние... Тошнота предшествует обмороку. Когда ты в кабине один на один бьёшься за право называться лётчиком-истребителем, но при этом твой организм бунтует и хочет жить отдельно от тебя, всё чревато полным ртом земли, как бы жестоко это ни прозвучало. Мог сказать доктору, и парень уехал бы домой с первым же поездом. Не сказал, продолжал верить в него...
    Все мои курсанты летают, никто не подвел... И летают, осваивая новую технику. А я её только на картинке в журнале видел... Мне бы на такой хоть разок слетать.. Полжизни готов отдать...

     Ну, не знаю… Не знаю... Никого не списывал, всех доводил до выпуска. Горжусь этим… Молодых парней научил понимать разницу между лётчиком и слесарем – лётчик может стать слесарем, а слесарь лётчиком – увы, никогда… Причём, не как-то там, мол, летать будешь, но вряд ли долго… Мы не экстрасенсы. Мы - лётчики-инструктора! По первым полётам можно было определить перспективы, даже если курсант ещё ничего толком не может. У меня все летали, никто не ушёл к Богу в небесную эскадрилью. Тьфу-тьфу-тьфу. Постучал по дереву, которое меня размазало…
      Да, признаю - уникальный случай за мою длинную инструкторскую жизнь… Мой курсант с моего первого выпуска дивизией в Забайкалье командует, всегда помнит, благодарит. Прилетал недавно, обмывали генеральское звание на даче. Да и другие парни тоже не забывают. Сильные, опытные лётчики, многие с боевым опытом... Я вложил в каждого из них частичку себя... Наверное, скоро совсем закончусь, но всё равно горжусь! Реально горд своей работой... Почему же сейчас у меня с Ломакиным не сложилось?! Ну, в чём моя ошибка???
     Жена – тонкий психолог, МГУ с золотой медалью. Умница! Я таких умных женщин не встречал никогда. Работы в гарнизоне не было, с трудом устроилась уборщицей в школе. Терпит. Не знаю кого больше – меня или потерю своей квалификации. Ей предлагали стремительную карьеру. Но тут, блин, я – весь такой красивый, с погонами лейтенанта, вдруг нарисовался... Закончил лучшее лётное училище мира. Справедливо считал, что открою любые ворота. Все пока не открыл, но свою любовь нашёл. Вот, завоевал сердце первой красавицы курса и увёз её в «медвежий угол». 
      Как мы познакомились – заслуживает отдельного романа. Как-нибудь расскажу потом. А тогда никакого романа не было, она работала над диссертацией с мудрёным названием: «Психологическое обеспечение профессионального становления молодого летного состава истребительно-бомбардировочной авиации». Приехала с такими же молоденькими девушками-психологами к нам в учебный полк. Анкеты, вопросы, длинные беседы… Нельзя сказать, что обратила на меня внимание, она со всеми держала дистанцию. Глаза её меня поразили – голубые, как моё любимое небо…
     Собрав материал, через две недели уехала дописывать диссертацию. Подойти к ней тогда постеснялся, но рабочий телефон удалось раздобыть. Сам не знаю – зачем я ей тогда в отпуске после выпуска из училища позвонил?! Ведь я придерживался принципов, надо жить пока живётся, и к семейной жизни был совсем не готов. Да с девушками гулял только в парках… А встретились, и больше не расставались. Вот так психология положила на лопатки философию…
      Секретов от жены не держу, как-то спросил – что мне делать с Ломакиным? Вкратце обрисовал ситуацию. Говорю – я бы ему даже танк не доверил, убьётся… Мой родной психолог советует:
- Тебе надо его просто понять… Уверена, летать могут все, только к каждому необходимо подобрать свой ключик…
- А фамилия? - Не сдаюсь я.
- Что фамилия?
      Поясняю:
- Фамилия ведь зря не даётся...
Она мне:
- Господи! Какой же ты смешной!


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 13 Май 2015, 13:17
        Два месяца провалялся в госпитале, травмы были непростыми. В результате - лётная комиссия со скрипом, правда, с ящиком армянского коньяка признала всё-таки годным к лётной работе. Всё это время жена посещала меня почти ежедневно. Пришли к выводу, что надо постараться Ломакину дать ещё один шанс. Поначалу я – в глухой отказ.  Мол, он меня всё равно когда-нибудь убьёт. Говорит мне:
- Пойми ты, наконец! Он – с глухого таёжного села. Это его единственный шанс вырваться из системы… Он тогда совсем потеряет себя…
- Вика! Я - лётчик-инструктор, пойми! Я не учитель начальных классов и не классный руководитель! Назови хотя бы одну причину, чтобы я мог с ним возиться дальше.
-  Я пообещала его матери…
-??
- Мне дали её телефон, я с ней долго разговаривала, скоро она приедет…
     Буквально через пару дней пришёл Ломакин. Да не один, а с матерью. Простая деревенская женщина. В жизни, судя по всему, ничего счастливее, кроме рождения сына, не видевшая. Авоська с продуктами… Видимо, всей деревней собирали… Сразу с порога:
- Большое Вам спасибо! Спасли сыночка-то моего…
      Я лежал на койке, читал газету «Советский спорт», единственная газета, где писали правду... Ещё болела спина, кое-как уселся. Долго смотрел на них, не знал что сказать. Первым начал разговор курсант, выдохнул:
- Товарищ майор, спасибо.
     Говорю:
- Да, ладно. Это моя работа. Что сам хочешь делать дальше?
    Его ответ меня озадачил:
- Хочу летать!
    М-да, думаю. Его, видимо, тоже долбануло о дерево… И, очевидно, сильнее меня… Хотя знал, что после катапультирования его отнесло на другую сторону реки и он удачно приземлился на поле. Видел взрыв самолёта, думал, что меня уже нет. Хотел переплыть реку, но плавать почти не умел. В их колхозе только ручей протекал… Так и сидел на берегу, пока вертолёт нас не нашёл…

- Ты это серьёзно?!
- Да. Я хочу летать!
    Эх! Послать бы всё к чёрту и закрыть за ними дверь, но если жена первый раз в жизни вмешивается в мою работу, значит, тут что-то явно не то... Спрашиваю:
- Есть сигареты?
- Да.
- Пошли, покурим.
     С трудом слез с койки, курсант пытался помочь, говорю – не надо, сам, не инвалид. Его маму усадил на стул, ободряюще кивнул, мол, подождите, пара минут, она опять в слёзы, блин… Слёзы надежды... Хорошо хоть не скорби…
      Доковылял до курилки, сел на скамейку, приглашаю присесть, отказался. Прислонился к стене, смотрит на меня настороженно.
- Давай, - говорю, - сигарету, что ли? Или так и будем любоваться друг другом?
      Я был очень зол. На себя, в первую очередь. Зачем я вообще вышел из палаты? Кивнуть, мягко послать и пожелать удачи в своём колхозе… Вообще его видеть не хотел. Хотя… Спасибо ему, секунду до смерти он мне оставил, а я не сплоховал… Как-будто каждый полёт у меня заканчивался катапультированием… Я всегда боялся прыгать с парашютом. У нас положено делать 2 прыжка в год. Для меня очередной прыжок – как последний… И даже не знаю – отнести это к моей слабости? Боюсь прыгать – и всё! Боюсь не того, что парашют не раскроется. Боюсь, что при приземлении сломаю ногу и не смогу больше летать. Нога ведь может срастись по-разному…
       Закурили. Я знал, что средства объективного контроля были уничтожены взрывом напрочь и воссоздать картину для командования мог только я. С курсанта взяли объяснительную, но он ничего не смог внятного промычать. На его счастье, кстати. Отвечал что-то типа - двигатель остановился, потеряли скорость,  инструктор приказал прыгать, я прыгнул… Потом и ко мне пришли. Я сослался на то, что неважно себя чувствую, давайте, парни, позже все расспросы... Они временно отстали. Мне нужно было сначала самому разобраться – что было на самам деле, что мы сделали не так и как этого можно было избежать? Ведь от этого и моя дальнейшая лётная жизнь тоже зависела. Долго думал, размышлял, заново раскладывал этот крайний пасьянс по секундам. А тут как раз курсант с матерью нарисовался…
- Ты серьёзно? – Повторил свой вопрос.
- Да, товарищ майор.
- Обоснуй, если сумеешь.
    Он закашлялся, подавившись дымом. Видимо, курить, как и летать, он начал одновременно. Хотелось казаться совсем взрослым? Прервал его кашель, выпустив обнадёживающую струйку дыма к потолку:
- Ладно. Между нами не должно быть ничего недосказанного. Для чего двигатель на снижении выключил?
- Проскочил защёлку малого газа. Случайно получилось.
- А ручку зачем дёрнул?
    Обескураживающий ответ:
- Вам хотел помочь, падаем же…
     Вот тебе и Ломакин! Надо же! Лётчик должен быть тупой и храбрый?!  Эх, парень! Родиться бы тебе лет на сто раньше! Сижу, размышляю – а делать-то что с ним? Профессия долго думать не приучила:
- Понял. Запомни – двигатель остановился сам, потеряли скорость, свалились. И никому ни слова. Я постараюсь сделать всё, чтобы ты летал. Главное – поверь в себя…

     Когда выздоровел, прилетела комиссия по разбору лётного происшествия. Возглавлял её мой однокашник. Все четыре года мы дружили и летали в одной эскадрилье. Встретились, обнялись. Отводит меня в сторонку:
- Всё-таки, что произошло?
    Рассказал ему всё честно, даже подсказал варианты выхода. Говорю, можно было попробовать запустить двигатель, если бы не свалились. Он мне:
- Ты точно уверен, что он выпустится?
- Да.
- Хорошо. Я в заключении о причинах укажу, что движок встал в нижней точке, всё спишем на перелётных птиц. У вас же птицы летают?
- Обижаешь!
- Ну вот, так и напишем. К тебе вопросов нет.
     И на прощание пожелал:
- Давай, мой брат по крылу, учи своих двоечников настоящим образом!

     После этой аврии в Ломакина вселился бес в хорошем смысле этого слова. Его полётная логика сначала начала радовать, потом настораживать. Одержимый авиацией. Крайние формы подобного поведения меня тоже не устраивали. Я опять пытаю жену:
- А теперь-то что делать?! Он опять становится непредсказуемым…
- Пригласи его к нам домой. У нашей дочки завтра день рождения, если ты не знаешь…
         Чёрт! Как же я забыл! У меня, кроме Ломакина, в лётной группе ещё было три курсанта, но всё основное время я отводил ему. Вижу, какое-то отчуждение начинается, да не просто начинается, идёт полным ходом! Хотя до этого всё было нормально. Лётная группа – одна семья. Но в семье не принято любить кого-то одного… Пошли косые упрёки… Однажды, пока Ломакин в одиночку гнул петли на Кубани, я собрал остальных курсантов в курилке. Начал без предисловий:
- Парни, никаких обид быть не должно. Он слабее вас, ему нужно повышенное внимание. А вы уже почти состоявшиеся лётчики, через 2 месяца выпуск. И будете славить наше легендарное училище дальше. Ну, вы меня понимаете? Мне хочется, чтобы я себе мог сказать – я сделал свою работу. Понимаете – СДЕЛАЛ!!!
     Очередная лётная смена была похожей на все предыдущие. Пока шли на завтрак, разведчик погоды распугал воробьёв, пройдя над казармами, едва не сбивая телеантенны. Ломакину с разлёта нужно было выполнить полёт на полигон. Под крыло подвесили две бомбы П-50-75. Накануне я слетал с ним в контрольном полёте, он попал бомбой прямо в крест, который стоял посредине круга. Я, к стыду своему (!) сам за всё время ни разу в него не попал! Особенно мне понравился вывод из пикирования. Грамотно закручивая самолёт в горку, не допуская просадки, перевёл самолёт в набор, доложил:
- 725, работу закончил, оружие выключил, отход на точку.
    Руководитель полётов на полигоне:
- 725, отход разрешил. Прямое попадание, молодец!
       Сижу в задней кабине, думаю – ну, Ломакин! Ну, головастик!!! Курсант спокойно набрал эшелон выхода, перешёл на другой канал радиосвязи, связался с РП, получил высоту подхода, зашёл на дальний привод, через 40 секунд посадка. И тут меня словно ужалила гадюка в одно место! Наверное, порадовала удача курсанта. Говорю РП, мой голос он знает, постоянный партнёр в преферансе, запрашиваю своим позывным:
- 720, разрешите с проходом от ближнего к третьему.
     РП, после паузы:
- Разрешаю.
      На кругу снижаемся до 100 метров. Говорю:
- Смотри, студент! Учись! Взял управление.
     Ломакин, счастье его словно переполняет:
- Готов, товарищ майор! Отдал упрвление!
     Выполняю третий разворот на ста метрах, в процессе разворота выпускаю шасси, а после выхода из него закрылки. Оставляю ближний привод справа. Четвёртый выполняю на сорока метрах со снижением, после вывода даже выравнивать не надо, прибрал обороты, тут же покатились прямо по осевой, выпустил парашют. Спрашиваю Ломакина:
- Понял, как славно жить?
      В ответ мне прошипела кнопка СПУ, вздыхая… Изумлённый РП:
- 720, зайди ко мне…

     Ломакин запустился, проверил все системы, запросил выруливание. РП разрешил. Сверхзвуковой красавец достойно порулил к полосе. Туда, где заканчиваются земные проблемы и всегда начинается новая жизнь. Полоса – черта между прошлым и будущим…
     Истребитель, словно конь, припал на переднюю ногу. Разжёгся форсаж, толчок. Конь понял задачу, поднял голову и начал разбегаться по полосе. Всё быстрее и быстрее, сумасшедшее ускорение.. Отрыв. Едва успев убрать шасси, высота 200 метров. В этот момент форсаж выключается. За счёт инерции самолёт выносит ещё на сто метров выше. Я находился на стоянке самолётов, провожал самолёт взглядом, вижу – погас форсаж. Впереди по курсу – детские дома отдыха, городской пляж. Прыгать – значит, погибнут дети. Ломакин это тоже знал. Самолёт резко начал снижаться. Остаться в самолёте? Будешь к их списку плюс один. Ломакин принял другое решение -  начинает отворачивать вправо. Там находился новый жилой массив. Многоэтажные дома, как грибы, выросли буквально за год. Приморский городок, юг, все хотят тут жить… Ломакин видит и это, выкручивает ещё правее. Прыгать уже поздно… Старается посадить самолёт на фюзеляж. Но скорости нет, самолёт срывается. Курсант катапультируется с большим креном. Парашют не успел раскрыться…   
     Командир полка, вручая матери погибшего курсанта Орден Красной Звезды, едва сдерживал слёзы. Жена тихонько дёрнула меня за рукав, заглянула в глаза. Предательская слезинка, отвернулся, смахнул:
     - Зачем нам всё это было надо? Твоя психология… Зачем???!!! Жил бы сейчас парень. Единственный сын у матери…
       Она мне:
- Не рви душу, ты всё сделал правильно. Ты его … вернул … к жизни… Он всегда будет с нами. На таких Россия держится…

        На следующий день я написал рапорт об увольнении...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 13 Май 2015, 17:23
 Vlad
    На четвёртом курсе тоже столкнулся с этим прибором ;D Я про АГИ... Ну что сказать? Метров 500 на вираже в зоне как коровой слизало. Чтобы выжить, пришлось приспосабливаться... Думал, предпосылку воткнут. Повезло...
      На кругу знакомый курсант забыл откинуть защёлку форсажа, обороты прибрал, а защёлку не откинул, форсаж не выключил, керосин рекой лился в трубу... Повезло, сообразил, когдв остаток не соответствовал времени полёта - дураков же не выпускали! Второй разогнал на кругу на Су-7Б скорость выше 900км/ч, высота 600м. Даже РП офигел... Тоже с АГИ был самолёт. Вот, блин, прибор придумали!!!
     Су-7Б - очень лёгкий в управлении. Да ещё и с АГИ... На БМе стоял АГД. Сам он был как-то посерьёзнее. А вот Б - словно бабочка... Мягкий, весёлый, шустрый... Люблю Су-7 больше всех остальных самолётов... Это - аппарат!

Уважаемый Maestro, пора бы уже научиться фильтровать сказачников.   %6 %6 %6
      В смысле?! Я, как бы, не из ростовского РАУ...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Воробей от 13 Май 2015, 17:46
Читая очередной "шедевр " нашего местного бессмертного классика , поневоле задумываешься- насколько прогнившим и коррумпированным было общество в СССР по мнению автора.
Это и прохождение ВЛК За ящик коньяка, сокрытие истинных причин аварии самолета, и подстава однокашника , руководившего комиссией по расследованию причин аварии.
В произведении прослеживается линия поведения главного героя, который все норовит идти по жизни не прямо , а через задние двери. Попутно нарушая множество статей уголовного кодекса.

В рассказе фигурирует жена главного героя-Вика. Которая все время толкает главного героя на преступления. И тот , находясь под ее влиянием и совершает неправомерные действия. Это нам показывает какой главный герой подкаблучник , не имеющий своего мнения и идущий на поводу,а не герой-летчик!

Вобщем произведение слабое , не вызывающее никаких эмоций, и скорее его следует отнести к жанру фантастики, нежели к каким то другим жанрам.   Концовка произведения , неудачная попытка внести некую долю патриотизма. Хотя не понятно, при чём тут Россия, если действия происходили во времена СССР . В очередной раз автор попутал грешное с праведным.

Сравнивая этот грязный пасквиль на систему обучения пилотов в СССР , с произведениями таких авторов как О.Кубякин, или даже Г.Тимашевского , приходишь к выводу...... А стоит ли вобще автору быть автором?  %8 Думается что гораздо больше пользы он принесет стране собирая например кедровые орехи или гоняя пожарников по бескрайним просторам Сибири на тренировки по гражданской обороне.
Простой обыватель прочтя сей опус , поневоле задумается о том куда и на что идут его налоги , и надолго подорвет его веру в правильности обучения летного состава в системе ВВС. В 37 году за подобные рассказы ставили к стенке, в поздние времена социализма изгоняли из партии и армии.



Название: Re: Проба пера
Отправлено: Yu507 от 13 Май 2015, 17:58
Вот, выношу на ваш справедливый суд

Вставлю свои 5 копеек: как-то не совсем вяжется - Ломакин дошел до серьёзного самолёта, а чего он делал на первых курсах на учебном? Если там сам петли крутил (иначе не дошёл бы до этой стадии обучения), то .......сомнительно, что так косячить стал бы. ИМХО.

Ну и ......... мне кажется преувеличенной трудность привыкания к АГИ. Это всё равно как задом на автомобиле ехать: можно повернув голову смотреть в заднее стекло, а можно в боковые зеркала. При этом реакция руля на отклонения должна быть противоположной. Но ведь мы все ездим задом на автосе и так и этак, не испытывая проблем.


Сравнивая этот грязный пасквиль на систему обучения пилотов в СССР

А Вы душевные муки, терзания и эмоции героя не разглядели. Автор пытается это передать. :)

с произведениями таких авторов как О.Кубякин, или даже Г.Тимашевского , приходишь к выводу...... А стоит ли вобще автору быть автором?

Там у них про Псаки есть :) Тут нету :)
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 13 Май 2015, 20:31
Любой рассказ это конечно в первую очередь труд автора.
Думаю что "Идиот" многим не нравится, а большинство его просто не смогут прочитать. (это так к слову, а не для сравнения).
Про курсанта как то все не естественно натянуто (мое личное мнение). Лучше бы это перевести из трагедии в плоскость юмора. Трагедия вещь серьезная и любая фальшь вызывает неприятие, а совсем не те эмоции на которые насчитывает автор.
А юмора в авиации хватало, а уж тем более в курсантские годы.
Например на Л-29 контрольный полет на сложный пилотаж начинался штопор влево штопор вправо, ну и дальше виражи бочки, перевороты петли... Самостоятельный полет задание  точно такое кроме штопора.
Один товарищь добросовестно в самостоятельном полете повторял задание контрольного... До тех пор пока как то это не вычислили. Пороли, но не сильно, как то по тихому на тормозах было спущено.

Инструктор в задней кабине о чем то задумался. Курсант из передней кабины своим позывным докладывает:
456й дальний 1200 в малый
Инструктор смотрит что и он тоже над дальним 1200
125й тоже над дальним1200
РП: 456й отворот влево, 125й вправо
456й заклинило управление.,,
РП: Дятлы вы в одном самолете

Ну а вообще то "Художника обидеть каждый может"
Название: Re: Проба пера
Отправлено: LakeVic от 13 Май 2015, 21:16
456й дальний 1200 в малый
Инструктор смотрит что и он тоже над дальним 1200
125й тоже над дальним1200
РП: 456й отворот влево, 125й вправо
456й заклинило управление.,,
РП: Дятлы вы в одном самолете

Под конец смены доклад курсантов об окончании в зоне и выходе на привод:
- 536, во второй закончил, на привод 1500.
РП: - 536, выполняйте на привод, 1500.

- 589, в пятой закончил, на привод 1500.
РП: -589, выполняйте на привод 1500.

- 535, в первой закончил, на привод 1500.
Затраханный за смену РП: -535, на привод 1500. Всем на привод, 1500..
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Воробей от 13 Май 2015, 23:07
Жуть !  :o :o.   
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 13 Май 2015, 23:17
Жуть !  :o :o.   
А ты спишь?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Воробей от 14 Май 2015, 00:18
Не не сплю. У меня 16.00 .  Работаю .
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 14 Май 2015, 03:48
Вставлю свои 5 копеек: как-то не совсем вяжется - Ломакин дошел до серьёзного самолёта, а чего он делал на первых курсах на учебном?
    Юра, не поверишь - и так бывало! Прошёл программу на Л-29, перевели на 3-й курс. Дальше - новый инструктор, новый самолёт, новая программа... Если хочешь получить значок, что не дурачок, надо как-то соответствовать...
     С Су-7 списывали, на мой взгляд, примерно столько же, сколько и с Л-29... Это была проверка на прочность...
     Вообще-то я писал про МиГ-21 и училище в Барнауле, если кто не понял... И ещё. Зачем накладывать собственные переживания на то, что изложено другими? Читая Достоевского, ты тоже начинаешь точить топор?


Про курсанта как то все не естественно натянуто (мое личное мнение).

Ну а вообще то "Художника обидеть каждый может"
    Ничего не "натянул"... Вы просто всё уже забыли... Игоревич, многое списал с себя... У меня не шли полёты на Л-29, на Су-7 всё было без вопросов. А вот Л-29 мне не давался...
     Если считаете, что рассказ сырой - удалю к чёртовой матери...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Колобок от 14 Май 2015, 08:08
А ты спишь?

http://www.youtube.com/watch?v=Dhm-nKwedLQ .... писатель должен глубоко проникать....!!!!!
Понял что это про еще те годы!!! Зачем жене, закончившей с золотой медалью, работающей над диссертацией !!!! работать уборщицей в школе, что это решало (допускаю что это был тонкий замысел, она же психолог или она не защитилась или работала как минимум кандидатом наук уборщицей, и ей как уборщице за это доплачивали!!!)!!! А МГУ можно было закончить только с красным дипломам, медалей в "пинжаковых" ВУЗ не дают.
И инструктор какой то впечатлительный ))) "....Особенно мне понравился вывод из пикирования....". Как это??? Допускаю что я не понимаю .... .
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 14 Май 2015, 16:40
Ну зачем же удалять.
Пусть будет, но автор должен быть готов к критике.
Хотя самый злой критик должен сидеть в самом авторе.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 15 Май 2015, 00:16
Ну зачем же удалять.
Пусть будет, но автор должен быть готов к критике.
Хотя самый злой критик должен сидеть в самом авторе.
       Понятно. Самый злой критик вносит изменения... Спасибо. Я на самом деле считал иначе...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 19 Август 2015, 18:11
     Коллеги, маленький рассказ хочу сюда добавить. Если у вас есть желание меня прочесть, конечно. Он про нашу работу в ещё в той жизни. Когда мы были неделимы.
     Никого не хочу обидеть. Понимаю, не все могут выдать рассказ оттуда. Где нам было хорошо, все были равны, молоды и красивы. Если вы не против. Этот случай был реально в моей жизни.
     Вы не против?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 19 Август 2015, 18:56
Вы не против?
ЛИЧНО Я ЗА!!!
  ЖГИ....
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kalashnikov17 от 19 Август 2015, 19:28
ЛИЧНО Я ЗА!!!
  ЖГИ....
%3 %4 %6
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 19 Август 2015, 20:55
     Всё понял, парни. Не казните строго. У моего рассказа нет названия. Произведение так и называется "Рассказ без названия".  Ну, какое тупое название...Может, кто-то и придумает лучше.
     Основано на реальных событиях.

       Закончил лучшее лётное училище мира - Ейское ВВАУЛ. В боевом полку летал по программе подготовки на очередной класс. Летал и двигался по очень сложной программе. Однажды командир полка доложил лётчикам:
      - Завтра помогаем крылатой пехоте. Полёты по плану отменяются, меняем плановую таблицу с учётом вводных. Остальные по плану, но 4 самолёта от вас я забираю.
       Задание на полёт было простым. Надо выйти на полигон и подыграть десантникам, тупо летая по кругу группой на определённых интервалах с одной скоростью, где-то 600-700км/ч, иначе у них что-то не получалось. Десантуре нужно было опробовать в деле молодёжь – стрельба по воздушным целям в зеркальной плоскости боевыми снарядами из Шилки. Взлетали парами, на маршруте собрались. Вышли на эшелон 6300м. Летим в режиме радиомолчания.
       Влетаем в облака. Ведущий группы, обеспокоенно, «качнул крылом». Видим, силуэт впереди летящих истребителей ещё угадывается, я замыкал всю нашу группу, как самый молодой. Последовала команда: «Сомкнись!». Наша пара подходит ближе. Я аккуратно добавляю обороты двигателя. На самолёте моего ведущего (второй пары) уже читаются надписи на лючках. Они написаны мелким шрифтом. Можно прочесть с удаления 5-6 метров. Надписи не читаю, потому что выучил их наизусть. На моём самолёте те же надписи. Внимательно отслеживаю каждое его движение. Болтанки на высоте нет, атмосфера спокойная, самолёты висят, слегка подрагивая стабилизаторами, словно на картине Айвазовского, где у него "дышит" море.
       Моя задача – «сосать крыло», как всегда говорит мой опытный ведущий. Встаём во фронт. Всех вижу. Вверх нельзя – там носятся чемоданы по международным трассам. Ниже тоже нельзя – облачность сплошная, низ 100 метров. Теперь всё зависит от ведущего группы. Подошёл к своему ведущему ещё ближе и встал в трёх метрах от него, буквально как стоят на балконах соседи. Только небольшое отличие от их посиделок - соседи не курят на скорости 1000км/ч.
        Мой ведущий показал мне кулак. Пришлось немного увеличить дистанцию и интервал. Совсем чуть-чуть. Кулак спрятался внутри кабины. Надо же дальше лететь... Всё время смотрю на него, не отрываясь. У меня уже может двигатель пойти вразнос, но я ничего не вижу - не слежу за приборами, работу систем определяю на ощупь, на слух, если хотите. Я органично связан со своим ведущим. Мы много полётов сделали вместе и я уже научился угадывать его мысли.
     Ведущий успокоился. Хотя, при резком манёвре, мы всё равно бы столкнулись. Плотные облака, боязнь потери, отсюда и подход поближе. Это вам не на дороге - взял и подъехал поближе. К истребителю не подъедешь с кондачка. В трёх плоскостях ведётся борьба за выживание. Кому-то добавляет седин, кому-то - адреналина. А мне уверенности, что и завтра я смогу сделать такой же полёт. И послезавтра тоже...
    Организм бунтует – не желает погибать только от того, что ему кто-то приказывает продолжать полёт в таких условиях. Одно неловкое движение – столкновение неизбежно, мы стоим слишком близко. Ведущий группы (первой пары) слегка дёрнул РУС вправо, возможно карта упала, потянулся поднимать. Шарахнулся его ведомый, за ним и мы следом, строй рассыпался. Сразу потеряли друг друга, разбежались по высотам. Собираться в облаках – русская рулетка из пистолета Макарова, осечек не было...
    Новая команда от старшего группы в эфире – парни, разбегаемся по эшелонам, выход на полигон самостоятельно, если на полигоне облачность - сразу домой. Учения учениями, но почему-то хочется сегодня обратно вернуться. Пока всё шло по плану... У меня сынишка только-только начал ходить. Люблю его сильнее своего самолёта. Но есть работа... 
      Облачность стала уменьшаться. Заметил чуть впереди и ниже себя 2 самолёта. Третий самолёт, мой ведущий, пока отсутствовал. Странно… Наконец и он показался немного сбоку, вывалился из густого облака ниже меня. Сразу запросил – разрешите пристроиться справа! Разрешил, пристроился. Подошёл к нему поближе, когда он меня увидел, запросил пристроиться к группе. Разрешили. Подходим ближе. Радует, все снова в сборе.
       Летим над родным моему сибирскому сердцу Ровенской областью. Жаль, что сейчас её, Украину, рвут на части. Тогда, в 80-х, всё было спокойно, буднично. Мы защищали нашу огромную страну и не делили её на территории и районы. Я из Сибири, летал на Украине и знал, что никто на мою "ридну неньку" не сможет косо взглянуть. Так и было, пока не развалилась огромная страна. И здесь винить военных, наверное, не надо. Мы выполняли свой долг. Приказ, если хотите. От нас тоже не всё зависело. От нас зависело, например, чтобы ни один снаряд на головы громадян (граждан) не упал. И мы это смогли обеспечить. Снаряды на головы не падали. После 25 прожитых лет на пенсии прихожу к выводу, нам никто не посмел ТОТ главный приказ тогда отдать. Мы бы его выполнили, поверьте мне, друзья. Но приказа не было. Банальная сдача позиции при многократном перевесе сил с нашей стороны...
      Прошу прощения, отвлёкся. Пришли на полигон, разомкнулись. Один на первом развороте, второй - на втором. И так далее. Десантура стреляет, вижу разрывы. Тогда ещё подумал - ребята, блин, да хрен вас спасёт ваша Шилка! Пройду на 30 метрах, аккуратно сброшу бомбочку и привет! Но молодёжь надо ведь как-то учить! Вот они от простого и отталкивались. Уважаю десантуру. Молодцы они.
       Отработали, нас десантура поблагодарила в эфире. Попросили показать что-то напоследок. Тогда ещё не было Русских Витязей, Стрижей и других групп пилотажа. Командир группы - нет вопросов! Ему тоже понравился приём и наша работа. Отводит нас километров на 20, говорит на резервном канале связи - парни, при проходе я тяну на полупетлю, остальные уходят боевыми разворотами в разные стороны. И смотрите друг за другом!
        Особенно опасно это тем, что заранее схема не проигрывалась и не обсуждалась. Это очень важно, если честно. Но мы же тогда все были молодыми и бесстрашными!!! Разворачиваемся, перестроились на ходу, получилось что-то в виде клина, все вышли во фронт, чувствуем момент, снижаемся до 50 метров, разгоняемся до 1100км/ч, пошла сумасшедшая тенденция к дальнейшему разгону. Ещё думаю - блин, сейчас же сверхзвук пройдём! Не прошли, погнали наверх... Выключаем форсажи на вводе в фигуру и толпой в голубую вышину! Дальше нельзя разгоняться. МиГ-23 рвёт небо на форсаже буквально в лоскуты, сумасшедший аппарат! Его остановить просто невозможно! Ведущий звена пошёл на полупетлю, мы потянули тоже, что-то по типу косой полупетли. Его ведомый влево, мой ведущий вправо начал гнуть. Я стоял в правом пеленге, мысль мелькнула - а мне что делать?! Закрутил какую-то фигуру, что-то среднее между боевым разворотом и полупетлёй, от перегрузки кратковременно потемнело в глазах, потом чисто положил своего боевого коня в горизонт где-то на трёх километрах. Сразу доложил свой курс и высоту, мне подсказали выход и точку сбора. 
        Десантура в экстазе вопит в эфир: парни, молодцы!!! Уважили!!! Там, правда, с матами ещё было, я не хочу их воспроизводить. Типа, если что - звоните... Конечно, эффект потрясающий! Русские Витязи на тюльпане не теряются из виду. А мы просто растворились в вышине после роспуска.  В голубом, чистом и мирном небе моей Украины. Потому что не знали как надо сделать красиво. Наверное, красота и заключается в её непредсказуемости? Пришли, никто не мог видеть откуда заход, выполнили роспуск над точкой, также красиво куда-то испарились в небе...
        Потом собрались где-то на 5 тысячах, нас сначала командир группы разэшелонировал, толково и своевременно, кстати. Потом, когда мы увидели друг друга визуально, собрались снова и группой погнали домой. Над точкой сделали эффектный роспуск, но там уже нельзя было повторяться, как над полигоном, начальство смотрит. Снизились и начали расходиться по высотам с разными кренами. Ведущий группы с креном под 90 градусов пошлёпал сразу к третьему развороту, остальные одновременно с ним тоже начали развороты с разными кренами. Представьте картину - 4 самолёта одновременно распускаются, но с разными кренами. С земли смотрится/смотрелось очень эффектно.
        Это был только один полёт из тысячи. И в каждом я доказывал себе, что имею право садиться в кабину истребителя и моим родителям не стыдно за меня... 
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 16 Сентябрь 2015, 22:23
   Парни, ещё маленькое эссе, если позволите. Назвал "Полигон Сатанов". Возможно, кто-то и себя в молодости вспомнит.

      Пару слов хочу сказать про полигон Сатанов (примерно 30-40км от Хмельницкого, немного ближе этого областного центра, если лететь со стороны Львова, в хорошую погоду он был виден - большой город, не меньше Тернополя, который попадался по дороге к полигону, маршрут проходил немного южнее, 5-7 км). На мишенном поле находились тяжёлые танки времён войны ИС-1. Не знаю точно как они там оказались, скорее всего, думаю, после войны их решили не переплавлять, а собрали в кучу и как-то туда привезли. Внешне они были немного похожи на Т-34, только побольше. На этом мои танковые познания заканчиваются.
       Их там было никак не меньше 20, расставлены по рядам. Хорошо были видны. Стояли они "мордой" по заходу на боевой курс и, как нам говорили, НУРСами броня не пробивалась, такая была мощная броня. Некоторые стояли почему-то без люков в башне. Ребята на Су-25 иногда умудрялись загонять в этот люк ракету. Ну ещё бы! Я однажды специально, находясь на полигоне в качестве ПРП, засёк время - они (Су-25) "висели" на боевом курсе от 20 до 25 секунд - выспаться можно, а мы умудрялись после ввода в пикирование и до момента вывода быть на БК 7-9 секунд, скорости-то разные, на выводе у нас было уже около 900-950 км/ч. Причём, что удивительно, точность попаданий из пушки у нас была повыше (в процентном отношении). Не знаю как это можно объяснить, но стреляли мы реально получше, зато бомбы у них ложились точнее.
       Когда приступили к полётам на полигон, внимательно слушали нашего комэску, м-ра Анатолия Васильевича Шипилова (думаю, чем чаще я буду вспоминать этого замечательного человека, тем ему будет комфортнее ТАМ), впоследствии командира 179 АПИБ, полковника. Он всегда в увлекательной и веселой форме, ну как обычно! - рассказывал нам на занятиях про особенности этого полигона. Также не знаю почему, но для нас он был основным, практически все полёты приходились именно на этот полигон. Хотя был ещё один - Каменка-Бугская, недалеко от Львова. Самое удивительное, полигон Каменка-Бугская находился от Стрыя гораздо ближе, чем Сатанов, там можно было делать по 5-6 заходов, удобно для тренировки, но летали почему-то гораздо чаще именно на Сатанов, где могли выполнить максимум 3 захода.
        Сам посёлок Сатанов - небольшой, аккуратный такой посёлочек, каких много на Западной Украине. Рядом - лес, только на полигоне его вырубили. Так вот, Анатолий Васильевич на крайнем занятии говорит нам: характерный ориентир на третьем развороте на Сатанове - школа, её легко увидеть, она белого цвета в виде буквы "П", двухэтажная.
         Не поверил сначала. Как можно летать с бомбами над школой?! На самом деле, так и оказалось. Скорее всего, её выбрали в качестве ориентира из-за того, что она была видна издалека. Во всяком случае, это было самое высокое здание в посёлке с северной стороны. Кроме того, она стояла на небольшом пригорке, что выгодно отличало её от других строений.
       Пусть так - красиво, удобно, но выбирать школу в качестве места выполнения третьего разворота - моветон однозначно! С другой стороны - можно было построить всю схему перпендикулярно существовавшей. В сторону Хмельницкого, который просматривался в хорошую погоду. Рискну предположить, Союз смотрел в будущее и предполагал, что полигон будет всегда, а город может развиваться и в сторону Сатанова, потому круг полётов нарисовали с юга на север. Хмельницкий - небольшой провинциальный городок Западной Украины, даже меньше, чем Подольск.
       Полётов было много, в одну смену наша эскадрилья могла летать на полигон трижды. Перерывы при полёте по кругу на Сатанове составляли не более минуты, интенсивность полётов - колоссальная! Могу с грустью представить - каково было детишкам учиться - свист, грохот, максимальные режимы работы двигателей, малая высота, да плюс к тому - они наверняка могли слышать, как постоянно рвутся бомбы в 8 км от школы...
       Поначалу не было времени рассматривать окрестности, потом, уже при полёте парой, видел школьников на перемене - стояли, задрав голову, смотрели на пролетающие истребители-бомбардировщики. Не знаю о чём они при этом думали, но мне никогда не икалось. Думаю, чисто мои мысли, они нам верили. А мы их веру защищали. 
       Хочется думать, эта молодёжь потом нигде не скакала, крича "москаляку на гиляку"...
   
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Николай Поляков от 09 Октябрь 2015, 07:33
Молодец, Вадим! Хорошие рассказы  боевого летчика ! Как-то даже себе представил все это.... Молодец!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 15:23
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.
Жизнь в академии проходила по-особенному.
Жизнь в академии проходила по-особенному. Прибывающие сюда, своё служебное жильё в частях сдавали, и тут их селили в общежитие. Нормальное советское общежитие. Длиннющий коридор, комнат может на пятьдесят, общественная кухня с одной стороны, и общественный туалет с другой. Тем, которым без детей полагалась комната, а которые с детьми – две.
   И, конечно, за весьма короткий отрезок времени все знакомились, дружились и бывало праздновали отдельные даты целыми коридорами. Когда в коридоре множество молодых людей проживает, жизнь даже против воли становится разнообразной и интересной. Понятно, что речь идёт о молодых людях обоих полов.
   Слушатели мужского пола, как правило, целыми днями пропадали на учёбе или в нарядах, а их жёнам оставалось только дожидаться с учёбы своих благоверных. И были эти жёны тоже молодые и привлекательные. А  уже подмечено, там, где такие «воздушные создания» водятся, непременно происходят неожиданные конфузы.
   К тому же не секрет, что каждый год в одно и то же время приходит известная пора, которая непременно всех настраивает на сентиментальный лад. Когда за шиворот начинает капать вода с мокрых сосулек. Рыхлый снежок  оборачивается грязной жижей. Помойки оттаивая текут и пахнут. В переполненных обочинах всплывает прошлогодний навоз. Чумазые машины регулярно обдают прохожих содержимым из мутных луж.  Ботинки обрастают широкими блинами грязи. Дорожает картошка и наступает поголовный авитаминоз.
   Данный календарный период означается «пора весны, пора любви». Вслед за мартовскими котами население начинают одолевать креативные страсти, которые впоследствии принято всячески хвалить.
   Вот одному из слушателей, фамилия его была, к примеру, Олухов, именно в подобный период и приглянулось эдакое воздушное создание, которое проживало по соседству. У самого-то Олухова жена была. Только была она уже не так молода, как раньше, к тому же излишне перебрала весу за годы супружества, а соседское мимолётное виденье будоражило его воображение и обнажало чувства. Вот и стал он потихоньку оказывать ей всяческие знаки внимания, в надежде добиться соответствующего расположения. И добился таки. Хотя цветов прилюдно не носил и подарков не обещал. Дама ответила на его воздыхания.
   Дошло у этой влюблённой пары дело до того, что решили они встретиться в самом интимном смысле и провести в обществе друг друга некоторое время. Как раз у этой очаровательной дамочки муж на целые сутки заступал в ответственный наряд, а тайный воздыхатель в связи с этим сочинил хитрый план.
   Когда муж нашей дамы оделся в сапоги с портупеей и отправился исполнять служебный долг, Олухов тоже оделся в сапоги с портупеей и притворно сообщил жене, что срочно отбывает на службу. Сам же выйдя из комнаты в коридор и оглядевшись по сторонам, юркнул в соседнюю дверь, за которой проживала мечта его сердечных грёз.
   Там он и провёл остаток дня, всячески доставляя удовольствие себе и соседской даме. Кроме сердечных удовольствий они вдоволь побаловали себя коньяком и прочими вкусностями, а ближе к полуночи забылись крепким сном во взаимных объятиях.
   Всё бы в этой истории ничего, но жизнь даже в романтической ситуации обязательно проявляет свою казёнщину и обывательщину. Приспичило сонному Ромэо среди ночи справить малую нужду. Одел он тапки, какие подвернулись под ногу и привычно, как есть в трусах и майке, направился в конец коридора в общественный туалет. Отправил там естественную надобность и сонно поплёлся досыпать.
   Тут привычка выработанная годами и сыграла с ним злую шутку. Точнее даже сказать подсунула свинью в виде законной жены. Вместо того чтобы возвратиться к дамочке, у которой скомкано валялась его военная форма с портупеей, он привычно направился в свою собственную комнату, где его ничего не подозревавшая жена одиноко сопела на супружеском ложе. Зайдя в свою комнату, он уверенно забрался в постель и собрался мирно досыпать до утра.
   У жены, которая проснулась от того, что кто-то не спрашивая разрешения, среди ночи залез к ней на кровать, сначала испортилось настроение. Но когда она включила свет и обнаружила собственного мужа одетого лишь в трусы, майку и чужие тапочки, настроение стало ещё хуже. Она давно подозревала мужа в пристрастиях к соседской вертихвостке, а тут весь его хитрый план стал виден ей как на ладони.
   Обнаружив супружеский обман, она ничего лучшего не придумала, как начала орать во всю мощь своей глотки. Не глядя на попытки мужа успокоить её, она решительно пошла в комнату к смазливой соседке, нашла скомканную форму мужа и по всем законам жанра вцепилась той в волосы. После проделанной процедуры она дала подробнейшие разъяснения жильцам коридора, которые сбежались на её рыдания и вопли крашенной вертихвостки.
   Дело получило весьма масштабный резонанс. В некотором смысле оно даже получилось показательным. Произведя обширные разборки и целую кучу заседаний, Олухова, оказавшегося нестойким в моральном отношении, с позором выгнали из академии, естественно, вместе с женой.

http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 15:28
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.
Миша Бороданков.
Миша Бороданков.
Историю эту поведал Виктор Деревянко. Он с Мишей Бороданковым вместе учился на одном курсе и даже одно время спал под Мишей. В смысле, когда койки стояли в два яруса, то Мишина койка находилась прямо над деревянковской.   Миша был очень добрым, любознательным и доверчивым человеком. К тому же он был не лентяй, постоянно что-нибудь мастерил, любил копаться в технике. При этом инструменты он всегда носил с собой. В карманах у него постоянно находились плоскогубцы, напильники, отвёртки и даже молоток. На ночь Миша брал инструменты с собой в койку и там доделывал, что не успел за день. Поэтому Витьку Деревянко приходилось спать чутко и не приближаться к краю своей койки, потому, как зачастую ночью мимо  пролетали падающие инструменты.    Когда подошло положенное время, курсанты первого курса приступили к своим первым полётам на учебном самолёте Л-29. Вот где-то почти в самом начале вывозной программы, Витьку довелось наблюдать необычную картину с участием Миши Бороданкова. Заруливает Миша после очередного вывозного полёта на центральную заправочную, а его инструктор высунулся из задней кабины по пояс и с остервенением лупит кислородной маской по Мишиному фонарю. Матерится при этом так, будто только что застукал Мишу со своей женой или, по крайней мере,  Миша его обворовал.   Когда самолёт на ЦЗ зарулил, инструктор из своей кабины выскочил и  пытается Мишину открыть. А Миша изнутри держит, не даёт фонарь с фиксаторов снять. Инструктор так помучался, помучался, понял, что не получится и сделал вид, будто уходит, а сам за газоотбойником спрятался и ждёт, когда Миша из самолёта начнёт вылезать.    Миша фонарь открыл, начал вылезать. Тут инструктор как заорёт и к самолёту, а сам кислородной маской размахивает. Миша, уж на что никогда в спортсменах не числился, но одним махом инструкторскую кабину перемахнул, на крыло, через горгрот и бегом. Инструктор за ним. И гонится, главное, на полном серьёзе. По всему видно, что очень ему хочется Мишу догнать. Однако победила молодость. Миша так драпал, что инструктор не глядя на жгучее желание догнать его не сумел.   Бывает, конечно, что курсанты в начале полётов по неопытности всякие «пенки мочат». Инструктора, конечно, ругались, но относились всёже с пониманием. Сами ведь тоже не сразу асами стали. Когда-то тоже «пенки мочили» на первых порах.   На нашем курсе, например, Серёжа Круль в своём первом ознакомительном полёте доложил об ухудшении самочувствия. Нас почему-то перед этим так упорно пугали ухудшением самочувствия, что каждый курсант, идя в свой первый полёт просто считал почётной обязанностью обрыгаться. Инструктора потом признали, что переборщили с подобными запугиваниями. Хотя, что толку в запоздалых признаниях? Из-за этих глупых запугиваний, каждого пятого курсанта в первом полёте действительно стошнило.   Поскольку, как Вы возможно знаете, кабины учебно-боевого самолёта санузлом не оборудованы и стюардесса там пакеты индивидуального пользования не разносит, инструктора при ухудшении самочувствия (признаков тошноты) советовали пользоваться целлофановым пакетом, в который завёрнута полётная карта. Со временем, конечно, эти пакеты изодрались и обтрепались, но в первом полёте они были совершенно новенькие, без дырочек и заусенцев.   Серёжа Круль, как один из многих в этот день, доложил об ухудшении самочувствия. Инструктор, естественно, прекратил полёт и вернулся на аэродром. На земле, как только Серёга открыл фонарь, первым к нему подскочил Касторнов, начальник штаба эскадрильи. Самый старый майор. Выхватив у Серёги из рук целлофановый пакет с абсолютно прозрачной жёлтой жидкостью, Касторнов крайне изумился:- Надо же, одним чаем тошнило! Не понял, ты что, курсант, на завтрак не ходил?   Серёга начал мямлить, нечто непонятное, а инструктор в задней кабине опустил глаза и молчал.- Это как же понимать? Где доктор? – не унимался Касторнов. - Почему курсант перед полётом не завтракал. Доктор, ты же должен за этим следить!   Доктор, который естественно присутствовал рядом, поскольку «прошёл» доклад об ухудшения самочувствия, тоном оскорблённого человека выпалил:- Курсант прекрасно позавтракал, товарищ майор. И дело совершенно не в завтраке. Просто в руках Вы держите мочу.   Касторнов 25 лет прослужил в авиации, но не мог предположить, что под ухудшением самочувствия скрывается обычное желание сходить по маленькому. Естественно, Касторнову тут же захотелось раздавить злощастный пакет у Серёги на голове, но он же этого не сделал. К первокурсникам было принято относиться лояльно, проявлять терпение.   Тем удивительнее выглядело поведение Мишиного инструктора, который нешуточно рвался побить Мишу настоящим образом. Когда курсанты догнали Мишу и убедились, что инструктор больше не гонится, с удивлением стали расспрашивать Мишу о происходящем.   Оказывается, Миша своими действиями вполне заслужил неадекватное отношение  к себе со стороны инструктора. И виной всему оказалась излишняя, природная любопытность Бороданкова. Какой-то курсант старшего курса, узрев бесхитростность и доверчивость Миши, решил над ним подшутить и наврал ему, что мухи в полёте взрываются от перегрузки. Миша со своим любознательным характером, не утерпев, когда приступит к самостоятельным полётам, решил узреть сие чудо в вывозном, т.е. когда инструктор находится в задней кабине. Он банально насобирал мух в спичечный коробок, взял этот коробок с собой в полёт, выпустил мух перед началом пилотажа, и стал дожидаться когда же они начнут лопаться от перегрузки.
Виражи закончили. Дальше по заданию предстояла отработка левого и  правого штопора. Вот тут-то в кабине инструктора объявилась муха.Когда показалась муха, инструктор очень расстроился. В маленьком пространстве кабины мухе просто негде больше летать кроме как перед носом пилота. Мало того, что это неприятно, это ещё и страшно отвлекает. На некоторых этапах полёта требуется скорость переключения внимания до семи раз в секунду. При этом необходимо постоянно держать в поле зрения всевозможные аварийные табло, контролировать работу бортовых систем и двигателя. Обязанность лётчика моментально обращать внимание на проблеск аварийного «транспаранта» или лёгкое отклонение контрольной стрелки. Передвижения же мухи невольно создают имитацию таких отклонений, и лётчик постоянно вынужден на эту муху отвлекаться.   Но это ещё не всё. Муха регулярно предпринимает попытки сесть на нос пилоту. Дело в том, что летом на самолёте Л-29 пилот постоянно потный. Системой кондиционирования Л-29 не оборудован, а самолёт на открытой стоянке под солнцем разогревается настолько, что до него невозможно дотронуться рукой. После запуска двигателя фонарь герметически закрывается и в кабине наступает «парниковый» эффект. Если при открытом фонаре кабина хоть как-то проветривается, то теперь всё. Солнечные лучи через фонарь нагревают внутренности кабины, но разогретому воздуху деться теперь некуда. Температура в подфонарном пространстве в этом случае достигает 80 градусов по Цельсию. «Обдув» же кабины вступает в работу только после взлёта на большой скорости и тогда становится легче, но до этого момента минут пятнадцать лётчик вынужден сидеть как в парилке.    Естественно, все эти пятнадцать минут инструктор с курсантом обливаются обильнейшим потом, который вытирать не принято, да и бесполезно. Поскольку всё тело пилота покрыто одеждой, руки в перчатках, на голове шлемофон и кислородная маска, открытой остаётся только небольшая часть лица с естественно выпирающей его частью – носом. Конечно, мухе в малюсеньком, замкнутом пространстве кроме потного лётчицкого носа с удовольствием посидеть больше не на чем. Её можно понять. Но человек так устроен, что не в силах вынести сидение мухи на собственном носу, хоть оно мирное и не угрожающее. Даже в минуты особой занятости и загруженности он всё равно будет непрестанно дуть на муху. Хотя это только звучит легко. Во-первых, чтобы дуть себе на нос – это надо очень хорошо прицелиться. А во-вторых, даже если получиться точно дунуть, это победа совершенно временная. Как закоренелый преступник непременно возвращается на место совершения преступления, так и муха обязательно снова прилетит на нос.   У лётчика возникает непреодолимое желание прикончить ужасное насекомое. Но правая его рука держит ручку управления самолётом, а левая рычаг управления двигателем. Беспричинно бросить их возможно в крайне редкие моменты и весьма кратковременно.   К тому же, как мы понимаем, прикончить муху возможно только стукнув по ней. Как назло мушиная реакция намного превышает человечью, поэтому бить по ней нужно хлёстко, то есть резко, иначе она успеет улететь. Но муха, если не сидит на пилотском носу, то садится на какой-нибудь тумблер или прибор, по которому бить категорически запрещается. Даже потихоньку, не то, чтобы хлёстко. Поэтому убивание мухи процесс нервный и изнурительный. На убивание одной мухи, бывает тратится половина полёта, а то и больше. После окончания полёта останки погибшей мухи обычно тщательно удаляются техником самолёта. Труп мухи в маленьком пространстве кабины – весьма заметная фигура.   Когда инструктор увидел в кабине муху, настроение у него по понятным причинам испортилось. Но настроение – это дело житейское. Оно со временем проходит. Так уж устроена человеческая натура. Когда же он увидел вторую – его ошарашило. Бывает, причём крайне редко, что в кабину проникает муха. Это впоследствии служит поводом для разных рассказов и обсуждений, так как муха – всё же явление редкое и нехарактерное. Но две мухи в одной кабине – явный перебор.    Когда инструктор обнаружил третью муху, он впал в полнейшее оцепенение. Появление сразу трёх мух через двадцать минут после взлёта на высоте четырёх тысяч метров свидетельствовало о потусторонней мистике происходящего. Следующим номером следовало ожидать появление НЛО или на худой конец шаровой молнии. Но, ни НЛО, ни шаровой молнии не появилось. Дальше появлялись только мухи. Причём они появлялись через отверстие в остеклении, отделяющем кабину инструктора от кабины курсанта.   Осознав это, инструктор ослабил привязные ремни и прильнул к оному остеклению. Он стал внимательно всматриваться в кабину курсанта. Оказалась она переполнена мухами.   Только Миша Бороданков, с его усердием и скрупулёзностью умудрился в спичечный коробок напихать столько мух. Их набралось не меньше  полусотни.   Инструктор, всё ещё не веря в страшное подозрение, тактично поинтересовался у Миши о происхождении мух по переговорному устройству. Миша, со свойственной ему честностью и добродушием доложил о проводимом им эксперименте.   Инструктор не обучался в школе этики и не знал, как правильно сдерживать свои чувства. Весь облепленный мухами он начал орать так, что, возможно, его слышали граждане, проживающие четырьмя километрами ниже. Больше всего в своей речи инструктор почему-то обижался на ухогорлоноса.   - Ладно, психиатр тебя к лётной работе допустил, - кричал он Мише, - но как ухогорлонос тебя проглядел? Он же заглядывал тебе в ухо и обязательно должен был заметить, что у тебя нет мозга! Он должен был через дырку в ухе увидеть, что у тебя в голове пусто!    При этом он в бессилии махал руками, хотя понимал насколько это бесполезно. Измахав остатки энергетического запаса, инструктор снова впал в ступор. Нужно было решать: продолжать полётное задание, как ни в чём не бывало или докладывать о его прекращении. На пилотаже отвлекаться на мух времени точно не будет. Но что докладывать? Прекратил задание потому, что тебя облепили мухи? Это всё равно, что громогласно обозвать себя «Говном». Даже не обозвать, а присвоить себе это позорное звание навечно, без права реабилитации. Ведь общеизвестно на чём любят сидеть мухи. Других причин внезапного прекращения задания придумать было  невозможно. Инструктор, скрипя зубами, ногтями, веками и даже бровями принял решение о продолжении дальнейшего задания. Отобрав у Миши управление, он лично выполнил оставшиеся штопора, пикирования и горки. При этом мухи сидели у него на носу, губах, подбородке, ползали по лицу во всех направлениях, пытались залезть за воротник, устраивали погони возле  глаз и вообще, веселились, как могли. Он пытался не обращать на них внимания. В бессильной злобе глотал слюну и уже не отмахивался.Сжав нервы в кулак и стиснув зубы он ждал только того момента, когда зарулив на стоянку он выключит двигатель, откроет фонарь и со всей накопившейся пролетарской ненавистью «перетянет» этого идиота курсанта кислородной маской вдоль спины. Да, именно вдоль спины. Ненавистную, поганую морду трогать нельзя. За это могут и в звании понизить. А со спиной ничего не случится. Будут синяки, гематомы, но его поймут, его простят. А если и не простят, он тоже к этому готов. В такое дурацкое положение его никогда ещё никто не ставил.Дальнейшие события, собственно, Вам известны. К самостоятельным полётам Мишу так и не допустили, и в итоге он был отчислен из училища. Повлиял ли приведённый случай на это или нет неизвестно. Через два года Миша всё же поступил в Качинское лётное училище, где начал успешно осваивать лётную программу. В дальнейшем следы его затерялись. Возможно он уже большой авиационный начальник. Если это так, то его подчинённым повезло с добрым и отзывчивым руководителем.


http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 15:57
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.
Есть и про нас. Есть и про наших командиров. Только это не для узких специалистов, а для более широкой публики. Потому некоторые моменты "специалистам" могут показаться лишними. Ну и отдельные фамилии изменены по тем же причинам.
                                                           Карелкин.


Карелкин.
   Служил я одно время вместе со Славой Карелкиным. Он тоже Ейское училище закончил, только пораньше. Правда, закончил он его не по лётному профилю. Списали его с лётной работы, но чтобы государевы деньги зря не расходовать, разрешили доучиться и получить диплом. Стал он офицером боевого управления, проще говоря, руководителем полётов дальней зоны. Существовала такая практика, и на каждом курсе несколько таких человек обязательно было.   Поскольку он уже не являлся лётным лицом, то мог позволить себе всякие вольности, чего остальные себе никак не позволяли. Остальных курсантов гоняли как Саврасок, а с «нелётного» что возьмёшь?   Однажды в городе Ейске, будучи дневальным по роте, Слава запросто отправился на рынок за сигаретами. В принципе это представляло из себя такой букет нарушений, что «лётному» курсанту даже во сне бы не приснилось столько набезобразить. Но для Славы, как уже сказано, самое страшное было позади.   Идёт Слава по рынку, сигареты выбирает. Мороженное прикупил. Лето. Настроение хорошее. Во рту сладко. Откуда ни возьмись, вырастает перед ним командир взвода капитан Шавов. Видит, что Слава в повседневной форме одежды. Значит не в увольнении. В увольнение только в парадной выпускают. Сопровождающего рядом нет. Значит самовольщик перед ним. Злостный и наглый.   - Что, Карелкин, - спрашивает Шавов, - попался?   Слава молчит. Да и как говорить? Мороженное поперёк горла встало. Не ожидал он на собственного взводного напороться. Посмотрел на него Шавов. Что с него взять? Не сдавать же в комендатуру. Свой всё-таки, хоть и безобразник.   - Бегом товарищ курсант в казарму, - приказывает Славе. - Доложишь ответственному по роте. А ответственный сегодня сам командир роты. Я лично прибуду и проверю, как вы указание выполнил.   Шавов даже решил прервать свой выходной день, дабы всем показать (а особенно командиру роты), что он всегда начеку. Пусть знают: ему что день, что ночь, что будний день, что выходной. Служба прежде всего. Он всегда так нам и говорил:   - Я двадцать четыре часа в сутки командир взвода! А на отдых мне и трёх часов хватит.Пошёл Шавов на автобус. У Славы же не хватит наглости в одном автобусе с Шавовым ехать. Значит пешком пойдёт. Пока дойдёт, Шавов его уже в казарме с командиром роты поджидать будет. Красиво получится. Эффектно.    Слава, конечно, бешено соображает, как ему выкручиваться? Понятно, в любом случае, желательно раньше Шавова до казармы добраться. Соскрёб Слава последние кровные, и рванул на такси. Надо сказать по тем временам курсанты такси обычно не пользовались, к тому же автобус для них был бесплатно. Поэтому целый рубль за такси вывалить не каждому бы в ум пришло. Подъехал Слава к училищу, перемахнул через забор, прибежал в казарму. Пока добирался, кой чего сообразил.   Уговорил второго дневального показать, что Слава, мол, всё время стоял «на тумбочке» и никуда не отлучался. И что скоро у Славы законная смена с поста. Дневальный, конечно, поматюкался, но согласился. Выручить товарища – святое дело.   Прибывает в подразделение капитан Шавов с важным видом, а Слава уже «на тумбочке» честь ему отдаёт.   - Вы товарищ курсант как здесь? – удивляется Шавов.   - Да вот стою, товарищ капитан, - пожимает плечами Слава.   - Так вы ещё и дневальный? – снова удивляется Шавов.   - Так точно. Дневальный по роте курсант Карелкин, - представляется Слава.   - Вы как товарищ курсант вперёд меня успел? - опять удивляется Шавов.   Слава плечами пожимает, вроде не совсем понятно, кто куда успеть должен.   - Доложил? – снова спрашивает он Славу.    - Так командир роты здесь, - отвечает Слава, - если бы его не было, тогда доложил бы, а так докладывать Вам в присутствии старшего по должности не положено.   - Что? – не понял Шавов. – Я вас товарищ курсант спрашиваю: то, что я тебе приказывал, доложил?   Слава лоб наморщил, вроде вспоминает:   - Нет, - отвечает, - не помню я, чтобы Вы мне чего-нибудь приказывали.   - Как, - Шавов аж подпрыгнул, - ничего не приказывал? А на рынке я кому только что приказывал?   - Не могу знать, - докладывает Слава, - мне об этом ничего не известно.    - Что? - возмущается Шавов. – Вы что мне тут себе позволяшь? Я кого на рынке в самоволке поймал?   Слава опять плечами пожимает:   - Не могу знать.   - Вы как себе думаешь такое врать? – Шавов даже привстал на цыпочки, как лилипут перед писсуаром. – Вам кто здесь позволил комедию устраивать? Я вам, что на рынке приказал?   - Какой рынок, - удивляется Слава, - если я два часа с тумбочки не слазил? Через пятнадцать минут у меня смена.   У Шавова дыхание от такой наглости перехватило. Он ногой топнул:   - Курсант должен есть. В смысле отвечать «есть». А больше он ничего не должен. В жмурки со мной играть! Доложить, как положено, кто на рынке был?   - Ничего не пойму, - удивляется Слава, - какой рынок?   Шавову бы успокоиться. С мыслями собраться. Но тумблер щелкнул и тормоза отключились:   - Да я вас не знаю, что сделаю?! Да я вас из училища без зачёта срока службы! Я вам на всю жизнь во сне сниться буду! Шавов вам не мальчик! Шавов разведшколу кончал. Вы мне прекратите. Это вам не у бабушки!   Слава перепугался, в грудь себя стучит:   - Если виноват, казните. Только в толк не могу взять про какой ранок Вы всё говорите?   - Дежурного по роте мне сюда! - кричит Шавов. - Где дежурный по роте?   - Так спит он, - докладывает Слава, - у него сон по распорядку.   Шавов долго смотрит на часы, пытаясь, толи сообразить, толи успокоиться и снова кричит:- Тогда где второй дневальный? Дневального сюда!   - Дневальный свободной смены на выход! – тоже громко кричит Слава.   Подходит второй дневальный и докладывает капитану, что он дневальный.   - Вы когда товарищ курсант на тумбочке и сколько? – кричит на него Шавов. – И не вздумай мне докладывать, я всё узнаю!   - А вот перед ним, - отвечает дневальный и показывает на Славу.   - Вы мне, что себе позволяешь, сколько раз повторять? – не успокаивается Шавов. – Вы мне точно и куда по времени, а не Ваньку валять!   - Ну вот, - показывает часы дневальный, - стало быть, два часа назад стоял. А теперь, значит, опять пора стоять.   - Вы, что из себя корчишь? Идиота из себя корчишь? – пугает его Шавов. – Вы кого покрываешь? Преступника покрываешь? Вместе у меня сейчас! Я вас обоих! Я эти глупости больше вас прошёл!   Но курсант курсанта никогда не выдаст. Хоть на куски его режь.   - Никого не покрываю, - отвечает, - если хотите с наряда снять, снимайте. Только ни в чём я не виноватый.   Видит Шавов, толку нет.   - Дежурного сюда - кричит, - поднимайте дежурного по роте!   Дежурного подняли. Шавов на него теми же вопросами кричит. Но дежурный только плечами пожимает:   - Спал я. Ничего не видел. А так служба своим чередом идёт, нареканий до сих пор не было.   Накинулся Шавов на дежурного:   - Вы мне прекратить! Что себе позволять вздумал? Я же разберусь и накажу кого попало! И не посмотрю человек он или сержант!   Только стоит тот на своём:   - Спал. Ничего не знаю.   И злоба Шавова берёт, и обидно ему. Начал мимоидущих курсантов пытать, кого на тумбочке видели и когда. Только те в один голос: ничего не видели, ничего не помним. Испортили Шавову настроение окончательно. Пошёл он к командиру роты майору Лебедеву. Нажаловался, в бессилии. Вышел командир роты. Те же вопросы курсантам позадавал, те же ответы получил. Посмотрел в потолок. Поворачивается к Шавову:- Ты точно этого курсанта на рынке видел? – спрашивает.   Опешил Шавов. Потом закручинился. Даже отвечать не стал. Пошёл за своим рабочим столом сидеть. Просидел целый час. Злоба вышла, обида осталась. Выходит и снова к Карелкину:   - Карелкин, - просит, - ну сознайся, что это ты был.   - Прямо и не знаю, что и подумать, - пожимает плечами Карелкин. – Может Вы кого-нибудь другого на рынке видели? Такие случаи бывают. Форма у всех одинаковая, причёски тоже.   - Ну как же одинаковая, - стонет Шавов, - если я с тобой как сейчас разговаривал? Не мог же я с такого расстояния тебя перепутать.   - Ну Вы мне подробней расскажите, как меня встретили? - просит теперь Слава.   - Ну как, - разводит руками Шавов, - вот я иду, а вот ты навстречу.   - Ну? – подбадривает Карелкин.   - Ну, я у тебя спрашиваю: «В самоволке?»   - А я что ответил? – спрашивает Слава.   Шавов начинает вспоминать. Потом неуверенно говорит:   - А ты ничего не ответил.   - Странно, - говорит Слава, - как же я мог себе позволить ничего командиру взвода не ответить? Не понятно. Ну а Вы, что дальше?   - А я тебе говорю: «Следуй в казарму и доложи командиру роты».   - А я что? – снова направляет взводного Слава.   - Повернулся и пошёл, - отвечает тот.   - Ну а сказал то что?   Шавов снова долго вспоминает:   - Опять ничего не сказал.   - Да, - сочувствует Слава, - значит, Вы и голоса моего не слышали?   - Выходит не слышал, - задумчиво произносит Шавов, потом радостно вспоминает, - так у тебя же мороженное было.   - А, - как бы соображает Слава, - значит, у меня рот был забит мороженым, поэтому я молчал?   - Да нет, - снова задумчиво произносит Шавов, - не забит.   - Тогда не знаю, товарищ капитан, - разводит руками Слава. – Вот на втором курсе курсант есть. Говорят очень на меня похож. Да и не только он.   Шавов устало отходит. Снова час сидит за своим столом. Потом находит Карелкина и очень упавшим голосом просит:   - Карелкин, ну сознайся, что это ты был.   - Да я бы с радостью, - отвечает тот, - но я же на тумбочке стоял. Не мог в двух местах одновременно находиться.   Шавов уходит домой понурый и раскисший.   На следующий день Шавов не отходит от Карелкина:   - Как же это мог быть не ты, если я тебя вот так видел?   - Не знаю, товарищ капитан, я уже сам в уме всякие варианты перебрал.   - Ну и что надумал?   - Только одно может быть. Спутали Вы меня с кем-то.   - С кем же я тебя мог спутать?   - Вот это и нужно выяснить. Тогда всё на свои места встанет.*   По окончании третьего курса перед самым отпуском Шавов снова находит Карелкина.   - Карелкин, дело прошлое. Сознайся, что это ты тогда на рынке был.   - А-а, Вы всё про тот случай, товарищ капитан? Так и не нашли этого самовольщика?*   Когда прошёл выпуск из училища и Слава надел лейтенантские погоны, Шавов снова выловил его:   - Слава, скажи мне, наконец, ты это был или не ты?   Слава понурил голову:   - Я Пётр Лазаревич. Извините меня.   - Фу-у, - Шавов даже присел на скамеечку, - хорошо, что ты сознался. Я ведь всерьёз начал думать, что меня галлюцинации посетили.

http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 16:12
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.
Как нех делать. Вам пострашнее или про любовь? Есть вот про товарища моего, выпускника Ейского училища. Только опять предупреждаю - форма рассказа общедоступная.

                                                      Морозов Ваня.

Морозов Ваня.

   Наш командир полка имел особенность долго принимать решения по любому поводу. Был за ним такой грешок. Поэтому даже когда мы вернулись из Афганистана на родимую землю (а вернулись мы в Грузию), среди нас ещё не было ни одного имеющего боевые награды. После долгой раскачки командир, конечно, отправил представления на ордена, но уже под самый занавес «командировки».
Прошло четыре месяца после нашего возвращения, тут и начали «приходить» первые награды. Лётный состав в основном награждали, орденами «Красной Звезды», а себе и Паше Гинцу командир выписал по ордену «Красного Знамени». Это очень высокая награда того времени. Выше её был только орден «Ленина». Но в отличие от остальных орденов, орден «Красного Знамени» висел на подвеске, и, соответственно, носился с левой стороны, где обычно носят медали.
Поэтому когда первые награждённые возвращались домой после торжественного награждения, жена Паши Гинца была поначалу очень недовольна.
   - Всем ордена дали, а моему медаль! Он что, хуже остальных что ли?
   Паша вместо того, чтобы жену успокоить подзадорил:
- Молчи лучше! Будешь так орать, и эту отберут.
   Но ничего. Когда Ольге растолковали что к чему, она успокоилась, а в конце даже обрадовалась.   
   Дальше начали наш полк расхваливать, в пример ставить. А как же. Полк с боевым опытом. Надо же молодёжь на живых примерах воспитывать. Велели списки участников боевых действий в округ подавать, как победителей соцсоревнования. По категориям: лётчик, старший лётчик, командир звена и т. д. Я  уже тогда командиром звена стал и секретарём партийного бюро эскадрильи. Ну, естественно, по блату впиндюрил в список своего старшего лётчика Ваню Морозова.
 В парткоме уже общую «простынью» готовили, за весь полк. Солдатик писарь каждого человека расписывает: звание, должность, возраст, поручения и т. п. Дошёл до графы партийность и ставит Ване  «Б/П». Беспартийный значит. Секретарь парткома покачал головой:
- Ты, что милай карябаешь? Глаза разуй! Разве лётчики Б/П бывают?
   Солдатик проверил ещё раз и секретарю парткома показывает, вот мол, что дали то и переношу в общий список. Посмотрел секретарь парткома сам. Да, бардачина. Какой же это идиот лётчика в списках беспартийным указал? Всё самому проверять нужно и за всех переделывать. Прогляди он, так и пошёл бы в округ победитель соцсоревнования беспартийным. Сколько бы потом вони из-за такой опечатки поднялось?
Открыл секретарь свою красную книгу, сидит, листает. Всё перелистал, нету Вани. Вот те раз?! Да тут дело глубже. Выходит и у него в документации тоже бардак. Полистал он ещё, потом ещё. Ничего от Вани у себя не обнаружил.
Сообразил тогда секретарь, значит, Ваня всё ещё в комсомольцах числится. Непорядок! Ваня то уже не молодой. Давно пора в партии состоять. Тем более в Афганистане воевал. Какой пример молодёжи?
Вызывает секретарь полкового комсомольца:
- Где там у тебя Морозов числится?
Тот сходу выпаливает:
- Нет у меня такого комсомольца.
- Ты что несёшь? – грозит ему секретарь. – Быстро все свои списки на стол!
Тот приносит. Садятся вместе листать. Листали, листали – нет такого комсомольца. Солдатик давешний ехидно спрашивает:
- Значит, правильно я его в беспартийные записал? Раз он ни там, ни там не числится.
А секретарю не до шуток. Что за наваждение? Ни в партийных, ни в комсомольских списках Вани нет. Не может же такого быть. Тут секретаря крамольная мысль посетила: вдруг Ваня и правда беспартийный? Если такое правда, то это ЧП неизвестно какого масштаба? Такого с командирами экипажей ядерных ракетоносцев в истории ещё не случалось.
Пробегает мороз у секретаря между лопаток. Видно не зря всё это с человеком по фамилии Морозов происходит. Бежит он к замполиту полка. Так и так. Не могу выяснить где ошибка. Но надежды пока не теряет.
Вызывает замполит начстроя:
- Личное дело Морозова ко мне на стол.
Приносит начстрой дело. Открывают. Точно! Беспартийный Ваня. В Афганистан комсомольцем уходил, а там ему 28 годков стукнуло. Вот он автоматически из комсомола и выбыл по возрасту. А в Афганистане кому  интересно было партийный ты или нет? Там такой хренотенью не занимались.
Замполит говорит:
- Нужно в дивизию докладывать.
Секретарь ему умоляюще:
- Сегодня же кандидатскую карточку выпишу, никто не узнает.
- Нет, - говорит замполит, - а если узнают? Тогда ещё хуже будет. Ты меня на воинские преступления не толкай. В дивизию доложим, а там пусть что хотят, то и делают.
Умнее этого ничего придумать не удалось. Доложили. А начальник политотдела дивизии в командировке оказался. За него исполняющий обязанности сидит. Обрадовался исполняющий обязанности. Тут же хватает трубку и криком в политуправление округа сообщает, мол, тружусь непосильно, проявил бдительность, лично обнаружил беспартийного лётчика! Какие будут указания?
Те естественно тоже опешили, но делать что-то надо. Посовещались, указывают: 
- Лётчика от полётов отстранить. Назначить расследование. Виноватого в этих безобразиях обнаружить и фамилию сюда подать. Будем решать через чего его казнить надлежит.
Вызывают замполит полка и секретарь парткома к себе придурка, который Ваню не подумавши в списки включил, то есть меня:
- Как могло случиться, что у тебя лётчик беспартийный?
   А я ни сном, ни духом. В голове только одна мысль: «Чёрт меня дёрнул Ваню собственной рукой в этот список записать».
- В общем, так, - говорят мне – Самым виноватым в этой истории назначаем тебя. Ты у Вани командир, ты же и секретарь партийного бюро. Что с тобой за это сделают, нам то неведомо. Но чтобы как-то ситуацию сгладить, срочно беги, Морозова за шкирку хватай, пусть заявление, автобиографию и анкету пишет. Вечером партсобрание по приёму в партию проведём и на парткоме утвердим. Ване карточку «кандидата в члены КПСС» сегодня же выпишут. Иначе не только по тебе, но и по нам самим персональные дела заведут.
   Бегу я быстрей. Хватаю Ваню за шкирку. Сую ему чистые документы:
- Заполняй, Иван быстрее!
   И тут он мне отвечает (кто в то время не жил, судьбоносности его фразы не оценит):
- Да пошли они в жопу со своей партией!
   Я, конечно, думаю это шутка и говорю:
- Ты так Ваня не шути, вдруг кто-нибудь услышит.
   А он, как ни в чём не бывало, продолжает:
- И пусть слушают. Пошли в жопу!
- Ты охренел, что ли, - кричу – вечером партсобрание намечено по приёму тебя в партию.
   А он мне:
- Не отстанешь, и тебя пошлю.
   Остолбенел я. Ведь он на полном серьёзе говорит. И как дальше быть, совсем не представляю. Не было ещё такого. Что теперь с ним  будет неизвестно? А ещё интереснее, что со мной будет? Вернулся в партком, рассказываю. Они не верят:
- Ты нам тут антисоветчину не разводи, не мог советский лётчик, отказаться от вступления в коммунистическую партию.
- Идите, - отвечаю – и сами спросите.
   Пошёл секретарь парткома, поговорил с Ваней. Возвращается красный весь. Кидает мне на ходу:
- Трындец тебе!
- Спасибо, - говорю – за заботу.
   Ваню от полётов отстранили, меня тоже. В воздухе грозой пахнет, а Ване хоть бы хны. Не пишет, стервец, заявления, не заполняет анкету.
   А тут, гадский потрох, горбачёвская Перестройка в разгаре. Все политрабочие с высунутыми языками бегают. Не поймут чем партию ублажать? Как назло в это же время спускают сверху циркуляр: подать списки офицеров, которые уже на второй этап перестройки перешли, а какие ещё несознательные и остались на первом? Доложить, стало быть, по всей форме кто гласность, ускорение и госприёмку нарушает. Нас, конечно, с Ваней в списки первыми. И из победителей соцсоревнования, соответственно, к чёртовой матери.
   Но и политрабочих тоже пожалеть можно. Следом приказывают подать списки неблагополучных семей. Тут они головы уже всерьёз чесать начали. Есть от чего волосы подёргать. Секретарь парткома не стесняясь замполиту полка при всех кричит:
   - Кого мы в эти списки включать будем? Как определить, благополучная семья у офицера или нет? Клеветой попахивает!
   Замполит ему:
   - Ну давай подадим тех у кого взыскания за пьянку имеются.
   А секретарь:
   - Если человек по пьянке залетел разок – при чём здесь его семья? Да и за пьянку в основном холостяки страдают.
   Отказался секретарь такие списки подавать. По всему видно его от этой Перестройки сильно типать начало. И даже начальнику политотдела дивизии нахамил. Тот ему:
   - Почему списки неблагополучных семей вовремя не подали?
   А секретарь:
   - Нет у нас таких! Благополучные все!
   Начпо:
   - Как так нет? Изыскать! Партия приказывает – значит надо найти!
   Совсем секретарь разошёлся:
   - Тогда меня первым пишите.
   Начпо опешил:
   - Как тебя? Ты же партийный секретарь.
   - А вот так! – кричит секретарь. – Дома не бываю! Всё время на службе торчу! Уроки у детей не проверяю! Жене не помогаю! Разве это за семья? Меня пишите!
В общем у политрабочих жизнь тоже не сахар. А тут Ваня ещё на партию принародно забил. Совсем у них чёрные времена настали. Такое ЧП!
Приезжает по Ванину душу сам член военного совета авиации Закавказского округа. Целый генерал. В те времена слово «член» звучало пугающе не только для молоденьких девушек, но и для взрослых дяденек. Члены только в направляющих органах имелись – в партийных. Остальные органы, исполнительные там или законодательные направляющим в подмётки не годились, поэтому членами в них и не пахло.
А члены были головами этих направляющих органов: «член политбюро», «член ЦК компартии республики» и т.п. И не было счастья в Советском Союзе большего, чем обрести в анкете слово «член». Всем очень хотелось стать членами. Потому как не мог быть человек по-настоящему счастливым, пока его членом не обозвали.
Член – это уже не просто человек. Да и вообще уже не человек. Вроде руки, ноги на месте, голова (про голову это я зря), а уже не человек, уже член. Такой в этом большой и толстый смысл имелся. И, если стал ты членом, значит, жизнь твоя удалась, и не зря ты её прожил. А страшнее и гаже ничего на свете не было, чем из члена снова в человека превратиться. Не каждый мог такое вынести. Бывало, стрелялись.
Так вот замполиты из зависти тоже себе члена ввели. В полках были замполиты, в дивизиях начальники политотделов, а в округе уже не просто замполит или начальник, в округе был «член военного совета». Вот как из зависти замполиты себя обозвали.
Поэтому командующий округа не спрашивал: «Где мой замполит?», а спрашивал: «Где мой член?» И все сразу понимали, о какой мощной фигуре идёт речь.
   Вот в гарнизон и прибыла такая мощная фигура. Для гарнизона, конечно, чрезвычайное положение. Солдат постираться заставили. Асфальт до дыр мели и казарму всю ночь белили.
Собрали потом «на высоком ковре» местное начальство, и меня не без задней мысли туда с собой взяли. Ну и сразу, чтобы время зря не тратить вперёд всех и выставили. Притихли все. Глядят члену в рот, не шелохнутся. Это в армии порядок такой на генералов смотреть: мы типа ослов здесь собрались, а он, стало быть, Эрос Рамазотти
Дырявит меня член  высокоморальным взглядом, потом наставительно так спрашивает. Голос у него оказался гнусавый и такой тоненький, что я часом засомневался, не кастрат ли он. Уж так этот голос его членов образ портил.
- Это и есть тот командир, который подчинённых воспитывать не умеет? А может, не желает? Не хотят его лётчики в коммунистическую партию вступать. Надо же до такого докатиться!
Хотелось этой гнусавой роже возразить:
- Слышь ты, член с бугра, в партию вступать дело добровольное! Аль не слыхал?
Но это всего лишь хотелось. Мало ли кому что хотелось. На деле моя речь другого касалась, и речь моя пламенная в корне отличалась от желаемой. Лилась моя речь про то, что работаем мы не покладая рук, себя не берегём, ведём среди Вани разъяснительную работу, политику партии родной доводим поминутно, с несознательностью Ваниной боремся всесторонне, вину свою чуем страшно и каемся до жути.
Выслушал член меня, покривился, не глядя на приятные слова, и  комэске моему кивает:
– Вы там разберитесь. Ставите на должности неизвестно кого, – и к секретарю поворачивается. - А секретарь партийного бюро эскадрильи где? Почему не пригласили?
   Секретарь парткома в меня тычет:
- Так он же и есть у них там секретарь.
   Помолчал многозначительно член с генеральскими погонами. Поднял ко мне суровый взгляд. Потом палец в мою сторону направил, как на игуану в зоопарке, и пророчески, так прогнусил:
- Вот оно в чём дело. Вот где корень зла скрывался. Да-а, с такими офицерами мы коммунизм никогда не построим!
   Комэск с замполитом кивают, что есть мочи. Мол, правда Ваша, товарищ член. Из-за него всё. Из-за этого нехорошего человека. Взрастили гадюку на своей груди, пригрели. Ошибочка вышла. А сами трясутся, что бы генерал у них не спросил:
- А куда сами-то смотрели? Чего всё на «маленького» киваете? Вы-то вроде больше него виноваты?
   Ведь если он так спросит, то и они тоже коммунизм строить не будут. И вместо светлого будущего останутся со мной в тёмном прошлом. А в тёмном прошлом ни тебе новых должностей, ни очередных званий. Коммунизм строить – оно приятнее и заметно выгоднее.
   Посмотрели все на меня осуждающе, да и выставили за дверь. Сами долго совещались. Потом передали: член ещё два дня сроку дал. Если через два дня Ваня партийным не станет, то вместе с беспартийным Ваней в полку много новых беспартийных появится.
   Заполнил я за Морозова анкету, написал заявление. Хожу за ним по пятам:
- Подпиши Ваня. Тебе ведь только чиркнуть осталось. Пойми, если не чиркнешь, стройка коммунизма без меня уйдёт. Тебе ведь и карточку кандидатскую уже выписали.
   Упёрся Ваня. Нет и всё. Там-то и там-то я вашу партию видал. А второй день на исходе. Начальство на ушах. Решают, как быть? От полётов Ваню отстранили, но зарплата та же. Ходит он поплёвывает, ему так даже лучше. С лётной работы снимать? Официальных оснований нет. Партия конечно направляющая сила, но, как и церковь, от государства отделена. С должности снимать? Тоже не за что, да и особо некуда.
 И как народу объяснять опять же? Ведь Ваня военный лётчик первого класса, награждённый, ветеран Афганистана. А народ уже Горбачёвского словоблудия хлебнул. Перестройку обсуждает. Пугает начальство гласностью. Даже начали высказывать мнения, что Ваня сам вправе решать вступать ему в партию или нет. Правда, мнения пока только кухонные, но сигнал нехороший. Если про такой сигнал на самом «верху» узнают, то даже нашему «члену» не поздоровится.
Ситуация тупиковая. Полковое начальство молчит, насупилось. Дивизионное тоже «на дно залегло». Стрелочник имеется – в смысле я. Но меня после. А пока непонятно, что с этой «беременностью» делать.
Наконец округ «разродился». Вызывают Ваню в отдел кадров и предлагают:
- Если вступаешь в партию, поедешь в Германию службу проходить.
   А послужить за границей мечта любого военного. Тем более в Германии. Цивилизация. Двойной оклад опять же. Обнимает Ваня начальника отдела кадров и радостно говорит ему:
- Раз Германия, то хоть в партию, хоть в говно готов вступить. Всё подпишу, давайте.
Вступил Ваня в коммунистическую партию и укатил в соцлагерь почти уже капиталистический, вместе с ними «загнивать». А мы в Грузии остались «всадников Гамсахурдии» дожидаться.
   Народ, когда про это узнал, сильно подохренел. Как же это получается? Кто-то в партии, можно сказать, тысячу лет мается, и ни тебе Германии, ни вшивой Польши, ни даже Монголии. Гний себе дальше в Закавказье вроде салтыковского Трезорки. Что же это получается? Получается нас за придурков держат? Начал народ ситуацию осмысливать. Оказалось точно. За них и держат. Но как ясность проступила, так народ и успокоился. Оказывается главное – это ясность.  Неизвестность народ будоражит. А как ясность наступает – он успокаивается.
   Потом, конечно, нашлись мудрецы. Ходили к начальству с ультиматумом: если их в Германию не отправят, то они из партии демонстративно выйдут. Только в итоге из партии никто не вышел и в Германию больше никого не отправили. Но и беспартийных лётчиков тоже больше в частях не встречалось.

http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 19:05
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.
Физо, как и у всех школьников – самый любимый предмет.

Физо, как и у всех школьников – самый любимый предмет. Головой  работать почти не требуется, разве что при выполнении на ней стойки. Сегодня изучение приёмов рукопашного боя. Пётр Петрович, крепыш в синем костюме, даёт теоретические пояснения перед строем:
   - Удар от ноги сначала блокируется одноимённой рукой. Если противник наносит удар правой ногой, то сначала удар блокирует правая рука. Затем свободная рука заводится под голень и производится заламывание. Всем понятно? Показываю практически.
   Пётр Петрович указывает пальцем на ближайшего курсанта:
   - Подойдите товарищ курсант. Нанесите мне удар ногой в пах.
   Видя, что курсант стесняется бить преподавателя, подбадривает:
   - Что Вы растерялись? Вы же будущий истребитель! Должны действовать решительно.
   Курсант, смущённо выдохнув, ногой наносит Петру Петровичу сильный удар в пах. Пётр Петрович хватается за пах, падает как подкошенный и, превозмогая боль, хрипит:
   - Ты почему с левой бьёшь?! Ты что – левша? Как ты комиссию прошёл? Левша хренов! Выгоню к чёртовой матери!
   - Нет, я правша, - испуганно лепечет курсант, - у меня толчковая… ну… не эта…
Конечно, страшно. Ведь до сих пор никто не догадывался, что он на самом деле левша.
                                                                        *
Первых пять месяцев мы жили «безвылазно». Все рассказы про увольнения, «солдат попьёт кваску» и т.д., оказались профанацией. Увольнения давали единицам, в исключительных случаях. Остальных же никуда не выпускали, и даже разговоров об этом не шло. Если приезжали родители, то для таких случаев на КПП училища существовала специально отведённая комната. Она так и называлась «Для свиданий».
Свидания проходили под неусыпным надзором дежурного по КПП. Он внимательно следил, чтобы родители не передавали курсантам запрещённые предметы и спиртное.
Дабы пресечь разведение в головах неположенных мыслей, нас усиленно привлекали к занятиям физическими упражнениями. С утра пробежка. Чередовалось – день три км., день шесть. Потом физическая зарядка. Брусья, турник, упор лёжа и пресс. Днём обязательно пара по физо. Там специальное оборудование лопинг, колесо, батут, бассейн и т.п. Вечером уже занимались сами. Любители в футбол или баскетбол гоняли, качки на штангу, а были такие, которые вечерком вдобавок к утренним шести, ещё десять километров наматывали. Их обычно звали «лосями».
Очень скоро стали мы худенькими, волосы только, только отрастать начали (при поступлении всех постригли налысо), руки и ноги покрылись твёрдыми узлами мышц. Зато многие курить приобщились. Эта глупость, якобы, являлась признаком взрослости и самостоятельности.
И тут в декабре нас первый раз повели в город на танцы. Впервые за пять месяцев можно было увидеть живых девушек! Да что там увидеть, даже потрогать! Главное было от наряда отмазаться, дабы не остаться в казарме.
В доме культуры девушек оказалось мало. Но это неважно. Зато все живые и страсть красивые. Танцевали по очереди, остальное время просто любовались.
А вот Миша Плетнёв не танцевал. Он был постарше нас. Ему уже двадцатый годок шёл. Он в отличие от остальных, которые со школьной скамьи в шинели закутались, в этой жизни уже кое-чего повидал, поэтому к нашим восторгам относился снисходительно.
Миша вообще до училища шпаной был. Он уже и выпивать умел и, главное, драться любил. Когда Миша в училище поступил, отец его очень радовался.
- Молодец сынок, что поступил, - радовался папа, - на гражданке ты точно кому-нибудь башку свинтил и неизвестно чем бы всё закончилось.
Мише в училище очень тяжело приходилось. На гражданке-то ему слова поперёк никто не говорил. А здесь всё в приказном порядке, обозвать могут по всякому, и возмущаться не смей. Не то, чтобы кому-нибудь в рыло заехать. За слово поперёк сказанное отчислить могли. Очень Миша страдал. Тяжело ему сдерживать себя давалось.
Но и танцы ему не в радость. Зайдёт, посмотрит, постоит немного и курить идёт. Сортир в доме культуры большой, тёплый. В зеркалах весь и с люстрой. Стоит Миша, курит очередной раз, в зеркало посматривает и сплёвывает.
Тут и заходят два подвыпивших парня. Уже не молодые, лет по восемнадцать. Чувствуется в армию скоро. Потанцевать им видно не досталось, всё курсанты разобрали, и, чувствуется, им это не понравилось. Но в танцевальном зале чего выступать, там курсантов целая сотня. Не захотелось им там выступать. А тут на тебе. Стоит эдакий молоденький, худенький. Форма на нём мешком висит. В чём душа теплится?
Но решили парни не просто его побить. Слишком это малой платой за испорченный вечер им показалось. Придумали они Мише такое наказание.
- Давай ка, сынок, вставай на унитаз, - говорят они Мише, - и исполняй нам «прощай, труба зовёт». Только хорошо пой, старайся дядям приятное сделать.
Вот так ребята себе приключение поймали. Миша после пятимесячного воздержания душой оттаял. Заулыбался. Румянец у него проступил, а в глазах благодарность. Выдохнул Миша облегчённо, и со всем запасом, что пять месяцев копил ближайшему между зубов выписал.
Пролетели оба в тесной сцепке через кафельное помещение. А когда вскочили на ноги, оказалось у «ближайшего» губа пополам разошлась. Главное верхняя. И решили они, что унитаз им теперь ни к чему. В крайнем случае и в штаны можно. Миша, конечно, надеялся, что это только начало, но так ребята в дверь рванули, что больше он ничего уже не успел.
Хоть не удалось Мише совсем душу отвести, но всё-таки радостный в танцзал поднялся. Глаза светятся, улыбка не сходит. Мы за него радоваться начали. Надо же! До этого такой безразличный ходил.
- Ты чего такой? – спрашиваем.
- Да, ничего, - отвечает, - пойду ещё в сортире постою. Может, кто закурить попросит.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 20:29
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.
Я убью тебя Л – ик

 Я убью тебя Л – ик.

Был у нас офицер по фамилии Любчик. И этот Любчик он над всеми шутил. Получалось у него весело. За это все любили с ним разговаривать, да и просто любили. Хотя секретарь парткома с пропагандистом как раз за это его не любили. Парткомовцы почитали себя выше всякого прочего окружения. В том числе они считали себя выше всевозможных юморин. На  шутки в свой адрес они даже не обижались, они им скорее удивлялись и считали их недопустимыми. А Любчик шутил себе над парткомовцами так же как над всеми остальными и ни в какую не хотел признавать их «повышенность» над этими остальными.
Шутки над парткомовцами и вправду выходили у него какие-то обидные. По его выходило, что секретарь парткома бесполезная для полка личность, а пропагандист вообще дармоед, и если их из полка убрать, то никто этого даже не заметит. Пропагандиста, кстати, пропагандоном называл.
Про полкового комсомольца вообще стих сочинил:
                Зубы железные, волос торчком,
               Старый дурак с комсомольским значком.
Самое обидное, комсомолец этот именно так и выглядел. Парткомовцы в душе были очень озлобленные на Любчика, хотя существование самой души отвергали. Немало сил потратили секретарь парткома с пропагандистом (он же в парткоме – заместитель), чтобы доказать Любчику свою нужность и повышенность. А самого Любчика им хотелось прижать к ногтю. Выходило, правда, у них неважно. Да что там неважно? Плохо у них получалось.
Дело в том, что Любчик был командиром эскадрильи, т.е. самым, что ни на есть – лётным составом. А лётный состав, даже во времена повышенности партии над остальным населением, числился на особом счету. И трогать его просто так не было никакой возможности.
Если бы Любчик сильно пил, изменял Родине или на худой конец жене, тогда бы ещё что-то можно было придумать. Но Любчик пил не больше остальных, а у Родины с женой к нему претензий не было. Поэтому парткомовцам осталось только тихо затаиться и ждать когда Любчик где-нибудь оступится или чего-нибудь ему станет нужно от партии.
Многолетний партийный опыт подсказывал парткомовцам, что рано или поздно наступит время когда Любчику отольются «парткомовские слёзы». Повышенность-то у них на самом деле была. И опыт их не подвёл.
Выпало Любчику счастье поехать советником иностранного командования. То есть поехать в самую настоящую заграницу. Не в какую-нибудь там страну социалистического лагеря. А к арабам. То бишь к настоящим капиталистам. И жить там значит по их капиталистическим законам два года, и зарплату получать почти капиталистическую. Большего счастья для военных в то время не существовало, и Любчик уже было начал чувствовать себя счастливым по получении радостного известия. Но радость его оказалась преждевременной. Для беспрепятственного выезда за границу требовалось собрать много всяких справок, заключений и, самое главное, характеристик.
Пришлось, значит, Любчику идти в партком за характеристикой. Тут партком ему характеристику-то и написал. Не в смысле, конечно, «партии не предан и склонен к предательству». Нет. Но так: «недостаточно работает, не всегда правильно реагирует, критику воспринимает болезненно». А за границу таких, которые «не всегда, недостаточно и болезненно», в то время не посылали. Большая ответственность такого «не всегда» прямо в капиталистическое логово посылать. Вдруг он там Родину на красивую жизнь и дешёвые джинсы променяет. Кто тогда отвечать будет?
Взяли, короче, парткомовцы Любчика в оборот. Считай, накрылась его заграница. А значит не видать ему в военной жизни счастья.
Любчику бы повиниться, в ноги пасть, мол, бес попутал, простите православные, сам не знаю, что со мной. Водки с парткомовцами попить или лучше коньяку. А Любчик нет. Встал в позу, закусил удила. «Врёте, - говорит, - вы тут всё в своей характеристике. Не такой я как у вас здесь, а гораздо лучше». Но парткомовцев тоже сильно не испугаешь. «Партии, - говорят они, - виднее».
Разошёлся тогда Любчик: «Партия – это не вы, - закричал, и кулаком по столу. – Я сейчас партийное собрание в своей эскадрильи соберу. Вот там мы партию и послушаем. Приглашаю вас через полчаса на наше партийное собрание. И характеристику мою не забудьте захватить!» Сказал так и действительно пошёл неплановое партийное собрание собирать.
Закряхтели тут парткомовцы, стали задами на табуретках ёрзать. Понятно же, что эскадрилья своего командира не бросит. Выгораживать начнёт. И вообще нежелательным скандалом пахнуло. Не ожидали парткомовцы от Любчика такой «прыти».
На собрание, конечно, пошли. Вывернули там всё в другую сторону. Углы сгладили (это-то они как раз умели). Мол, и не собрание это вовсе. Это сами парткомовцы попросили Любчика  коммунистов собрать, чтобы у них мнением о своём комэске поинтересоваться. Всё-таки человек в ответственную командировку собирается. А если мнение о нём хорошее и коллектив ему доверяет, значит всё в порядке. Значит, партком в нём не ошибся и выдаст ему хорошую характеристику.
Коллектив успокоился, разошёлся довольный. Характеристику партком Любчику исправил и тот уехал за границу. Только вот до сих пор есть сомнения, что Любчик парткому ту характеристику простил. Может это и не Любчик вовсе, но шибко дальнейшие события с его отъездом календарно совпадают.
Недели через две после отъезда Любчика появился в парткоме какой-то нехороший запах. Бывает, конечно, что в нашей жизни всякие запахи возникают. Но потом они, как правило, пропадают и о них забывают. А этот  не пропал. Он даже с каждым днём сильнее стал делаться. Запах главное странный. Вроде как дерьмом несёт, только ещё хуже. Вначале про этот запах думали, что его случайно с улицы занесло или это откуда-то из-за стенки пахнет, то потом понятно стало – партком воняет.
Штатных специалистов по запахам в авиации не предусмотрено, благо нештатных хватает. В партком ежедневно много народу заходит и каждый по запахам – специалист-самородок. Каждый секретаря парткома консультировать стал и совет давать, как от запаха избавиться.
Вначале все говорили, что это мышь здохла. Штаб одноэтажный, деревянный. Действительно под полом вполне могла здохнуть мышь. Только в каком углу она здохла, никак определить не получалось. Запах, он как бы не из определённого места шёл, а равномерно распределялся, по всему парткому. И к тому же день ото дня становился заметнее.
Вскоре все уже говорили, что это не мышь, что это крыса здохла или ёжик. От мыши столько вони не бывает. Но запах и дальше продолжал усиливаться. Самое обидное, что над парткомом начали шутить теперь все поголовно. Шутки, конечно, были банальные: от шуток про то, что парткомовцы под себя «ходят», до шуток, что парткомовцы загнивать начали, но всё равно шутки неприятные и политически вредные.
Вскоре запах такой силы достиг, что стало ясно – под полом не меньше чем кролик здох, а может вовсе коза или даже лошадь.  В холодную осеннюю пору парткомовцы сидели на работе в шинелях с открытыми окнами. Стало ясно, что в парткоме пора вскрывать полы, хотя было не понятно, как лошадь сумела туда протиснуться.
В ближайший выходной день из парткома вынесли мебель и приступили к вскрытию пола. Выходной день выбрали не случайно. Здохшую подпольную сущность парткомовцы решили засекретить, чтобы не давать повода для дальнейших шуток. Поэтому вход в штаб перекрыли от «случайных прохожих выходного дня» и два «надёжных» прапорщика приступили к отрыванию досок.
Оторвав последнюю доску, под полом к удивлению не обнаружили ни лошади, ни ёжика, ни даже мыши. Под полом оказалась чистая, сухая земля, которая вообще никак не пахла. Запашина же при этом в помещении парткома оставался нестерпимым.
В парткоме уже не осталось ни столов, ни шкафов, ни тумбочек. Там  даже полов не было. Только на стенах висели портреты вождей в больших деревянных окладах. Секретарь парткома долго смотрел на них, потом подошёл к портрету Ленина и засунул за него руку наудачу. Сначала пальцы упёрлись во что-то твёрдое, но потом оно легонько хрустнуло и из под Ленина потёк протухший желток и белок. Секретарь вынул руку и понюхал её. Да, пальцы отдавали протухшим яйцом.
За каждым портретом оказалось спрятано по одному или по два куриных яйца заблаговременно проколотых иголкой. Они протухали очень постепенно, день ото дня усиливая колорит. И главное никому в голову не  пришло, что от вождей может так переть. В запахе обвинили мышей, ёжиков и даже лошадей, но кто бы осмелился подозревать вождей в чём-то протухшем?
Было ясно, что партком уже никогда в жизни не «отмоется» от этого запаха. При этом следует посчитать недели мучений, насмешек и вскрытие полов...
С улицы странно и неожиданно было наблюдать, как секретарь парткома полка, почти интеллигентный человек (жена врач, между прочим) стоя возле окна парткома, не глядя на проходящих мимо солдат, орал в потолок нечеловеческим голосом:
Я УБЬЮ ТЕБЯ ЛЮБЧИК!!!

http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 21:50
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.
Володько, Предеин.

 Володько, Предеин.

   
   Со времён Великой Отечественной войны повелось так, что истребители в авиации считаются самыми героическими лётчиками и по совместительству самыми умными. Поэтому руководящий состав округов, а порой и дивизий (независимо от их назначения) состоял сплошь из лётчиков истребительной авиации. И никому было невдомёк, что воздушные бои потихоньку сходят на нет, а главная роль в военных конфликтах постепенно отходит к штурмовикам. В том же Афганистане, например, истребители не провели ни одного воздушного сражения, а каждый штурмовик только за день совершал несколько боевых вылетов.
   Истребители дальше продолжали ходить с высоко задранными носами, не догадываясь о пробелах в «былой грамотности».
                                                                        *
Возвращается наш командир с военного совета из Кабула. Злой, как сто чертей. Да, что там злой, бешеный. Собирает лётный состав в классе.  Кричит:
   - Володько, Предеин!
   Те встают. Предеин поскромнее, он глаза опустил, а Володько нет, соколом смотрит. Но такое ощущение, будто оба точно знают, что это с командиром? А командир хватает свою любимую, алюминиевую указку и со всей дури шарах ею по столу. Она загибается, становится похожа на кочергу. Машет этой «кочергой» перед носами подполковника Володько и капитана Предеина, и орёт с остервенением:
   - Я сразу понял, какие на хрен семь ракет? Это же семь факелов от осветительной бомбы.
   Предеин дальше молчит, а Володько смело так заявляет:
   - Так кассеты же мимо легли. Они даже ничего не задели.
   Но командир пока ничего не слушает и дальше бушует:
   - Вы как, вашу мать, оказались в Иране? Вдвоём в одном самолёте сидели! Два взрослых дяденьки не смогли разобраться?!
   - Да это на самой границе… Думали Афганистан.
   - Думали?! Мать вашу! А почему не доложили?
   - Так я же говорю кассеты мимо легли, - опять заявляет Володько. Понимает что виноват, но виду не показывает.
   - Что значит «мимо легли»? – доходит до командира смысл сказанного. – Вы что, ещё и контейнеры на Иран сбросили?
   - Так они вместе с осветительной бомбой одновременно сошли.
   - Твою мать, - командир ошарашен услышанным, не меньше чем новостями из Кабула. – Вы оказывается ещё и шариковыми бомбами по Ирану нае…нули?!
   Предеин ещё ниже голову опустил, а Володько не сдаётся.
   - Подумаешь? – говорит он таким тоном, будто только этим всю жизнь и занимался. – По Ирану! В песок там всё ушло.
   Командир снова хватается за голову:
   - Ты хоть понимаешь, что их применение запрещено Женевской конвенцией? Едит твою… А вы по Ирану… Если их там обнаружат…
   - Говорю же в песок ушло, - не сдаётся Володько. – Да нормально всё, командир!
   Командир недолго сидит с отрешённым видом, потом спохватывается:
   - Так куда кассеты легли?
   - Я же говорю, - говорит Володько, - они одновременно с НОСАБом отцепились, поэтому с перелётом улетели хрен знает куда.
   НОСАБ расшифровывается: ночная осветительно-световая авиационная бомба.
   - Как одновременно? – видать командир уже начал уставать от новостей. - Инженер, почему кассеты вместе с осветительной одновременно отцепились?
   Заместитель командира полка по инженерной службе разводит руками:
   - Никто ничего не докладывал. У нас не зафиксировано.
   Командир, немного выпустив пар, успокаивается. Садится на стул. Швыряет указку в угол. Нам её потом опять разгинать. Тут народ начинает голос подавать, мол, а что случилось? Объясните толком? Чего всех собрали-то?
   Командир, ещё немного посидев, начинает официальным тоном:
   - Через министерство иностранных дел пришла нота протеста от правительства Ирана. Населённый пункт, на границе с Афганистаном был подвергнут обстрелу ракетами с воздуха, - и снова срывается в сторону Предеина с Володько. - Я сразу понял, что это не ракеты, когда услышал про семь горящих ракет. Это же факела от НОСАБа.
   Потом грозит провинившимся кулаком:
- Хорошо, что дехкане факела от ракет не отличают.
   Инженер вставляет:
   - Так каждый факел по миллиону люменов. Тут кто хочешь, перепутает.
   Командир смотрит на стоящих Володько и Предеина:
   - Что стоите? Рассказывайте, давайте.
   Предеин упорно молчит, а Володько начинает пояснять:
   - Когда колонну увидели…
   - Какую колонну? – опять вскипает командир.
   - Да по улице машины друг за дружкой ехали. Фарами светят. Сверху как колонна смотрится.
   - Как вас в Иран занесло? – не унимается командир.
   - Ну, мы же говорим, увидели колонну. Ну, думаем, враги проклятые оружие духам везут. Туда, значит, и полетели. Вроде рядом. Ночью всё рядом. Хрен его там разберёт Афганистан это или Иран.
   - Конечно, - плюётся командир, - ночью по огням видимость тысячу километров. Вы так в следующий раз в Израиль улетите.
   - Да мы и сами засомневались, вроде рядом, а летели долго. Ну, зашли сходу, что бы НОСАБ над целью повесить для освещения. Прицелились. Сбросили. А кассеты вместе с осветительной и сошли. Видать опять цепи где-то не разъединили. Ну и ушли кассеты, с перелётом километра два, за эту деревню. А факела когда разожглись, тогда мы и увидели, что это не клона, а деревня, и вообще догадались, что это уже не Афганистан.
   Командир уже почти спокойно спрашивает:
   - Почему, всё-таки не доложили?
   - Так, если бы у нас фугас был, тогда местные грохот от взрывов слышали, ямы бы там остались, осколки. А так шарики в песок ушли, кто их теперь найдёт. Главное трупов то нет. Если бы эти иранские колхозники жалобу не накатали, никто бы ничего и не узнал.
   - А теперь во всём мире знают, – почему то спокойно заговорил командир, - И меня подставили. Я даже не знал, зачем нас в Кабуле собирают.
   Молчат Володько с Предеиным. Чуют, вот она развязка. Чем такие дела заканчиваются, никто не знает. Понятно, международный скандал не шутка. Может на самом верху уже их судьбы порешали? Но стоят, выжидают, в глазах надежда. Смотрят на командира, чего он тянет? А он тянет. Спрашивают уже упавшими голосами, даже Володько слегка голову наклонил:
   - Что же теперь будет, командир?
   Командир успокоился. Даже улыбнулся:
   - Так в Кабуле одни истребители командуют. Они же в НОСАБах хуже иранских дехканей разбираются. Как зачитали про семь ракет, я сразу им говорю: «Раз с ракетами, значит не наши, мы ночью с ракетами не летаем, мы ночью только с бомбами летаем. С ракетами, кто-то другой. Может это истребители ночью с ракетами летают? Вот у них и спрашивайте».
   В классе все приободрились. А Володько с Предеиным особенно.
   - Так чем закончилось? – в один голос у командира спрашиваем.
   - Там теперь командиров двух истребительных полков дрючат. Будут у них документацию перелопачивать, ну и прочее. А остальные командиры по частям разъехались. Мы же ночью с ракетами не летаем. Все запомнили, что я сказал?
   Ну ещё бы, конечно запомнили. Тут уж командир может не сомневаться. А командир подумал и ещё спрашивает:
- Не понимаю только, почему иранцы перехватчиков не подняли, когда вы границу пересекли? Дали бы вам «F-16» в жопу ракетой и отскребали бы вас сейчас от скальных напластований.
   - Так может и поднимали? – говорят Предеин с Володько. – Мы как поняли, что в Иран запёрлись, та-ак оттуда дунули!
   - Ка-ак дунули? – насторожился командир.
   - Ну, спустились пониже, форсаж врубили и ушли на сверхзвуке.
   - Что, на малой высоте, на сверхзвуке? - опять заорал командир. - А если там кто-нибудь умом рехнулся от вашего пролёта или верблюды доиться перестали? Это же вторая нота протеста придёт. Тогда точно всё вскроется.  Я  тогда вас сгною! Разжалую! В авианаводчики отправлю! Где моя указка?!
   Окончание международной разборки мне неизвестно. Но наш полк по этому поводу больше не трогали.

http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 21:59
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

Караван.

Караван.

   Взлетели на разведку с утра. Подхалюзин впереди, я у него ведомый. Сергей Иванович на пяти метрах от земли упражняется. Сзади только пылюка вихрями закручивается. Кто не знает, что это самолёт над пустыней летит, может подумать, что это глиссер по водной глади шпарит. Я повыше сзади плетусь. Скорость не маленькая, около тысячи. Страшновато на такой скорости к земле вплотную прижиматься. Не все же асами рождаются.
   А Сергей Иванович мужчина серьёзный. Тот всё может. Что летать, что работать, что водку пить. Талантливый человек талантлив во всём.  Стожильный он. Возрастные лётчики его «Сеней» кличут. Мы между собой тоже Сеней называем (за глаза, конечно).
   Прыжок. Подскакиваем на 300 метров. Осматриваемся. После бешено несущейся навстречу земли на этой высоте всё как бы замирает. Такое ощущения, что самолёты зависли и «стоят» на одном месте. Несколько секунд осматриваемся. Вокруг скалы, глина, да лазурь поднебесная. Больше ничего интересного. Опять уходим вниз на «предельно малую».
   Всё время на трёхстах метрах лететь опасно. На такой высоте запросто из обычного «Бура» сшибить могут. А на предельно малой обычно не успевают, зато обзор с гулькин нос. Видно не больше, чем обычному пешеходу. Так ничего не обнаружим. Зачем летали, спрашивается? Вот и скачем как лягухи по болоту.
   Прыжок. Справа километра три, что-то есть. Пустыня светлобурого цвета, но однородная, поэтому даже небольшая разница в цвете сразу бросается в глаза. К тому же тень в пустыне особенная – абсолютно чёрная, непроницаемая. Тень от предметов видно намного дальше самих предметов. Наверно из-за того, что солнце здесь слишком яркое.
   Сеня заламывает вираж и падает на предельно малую. На такой высоте самолёты обнаруживаются только в последний момент. Это важно. Если раньше заметят, то могут «встретить». Проходим рядом с караваном метров пятьдесят слева. Верблюды, лошади, повозки. Мужчин мало. Женщины в паранджах идут рядом с повозками. Никто не смотрит в нашу сторону. Головы опущены вниз. Скорее всего людям страшно и они молятся. Только верблюды дёргают мордами от рёва двигателей.
   Это караван «мирный». Такие караваны «трогать» нельзя. Отваливаем. Сеня направляет пару на солнце. Ведь влупить в задницу «Блоу Паб» с любого каравана могут, в том числе и с мирного. А разбираться потом с кем? Караван-то уже уйдёт.
   «Уход на солнце» - уникальная защита. Прицельно стрелять из стрелкового оружия против солнца практически невозможно. И ракета «земля-воздух» с тепловой головкой наведения непременно перенацелится на солнце вместо сопла самолёта. Солнце для штурмовиков первейший помощник.
   «Рыскаем» ещё минут сорок. Есть! Опять тёмная цепочка. Надо же! То бывает, за всю разведку ни одного каравана не встретишь, а сегодня уже второй.
   Проходим рядом с караваном. Он слева. Молодец Сергей Иванович.  Мне ведь не только караван рассмотреть необходимо, мне ещё самолёт ведущего из виду упускать нельзя. А лётчик так устроен (поскольку правша), что ему удобней своего ведущего всегда слева наблюдать, там же где и караван. Иванович, оказывается, всё знает, обо всём думает. Да и подкрался незаметно, опять молодец.
   Караван не в пример прошлому, совсем другой. Верблюдов штук сорок. Людей почти столько же. Одни мужики. Автоматы через плечо – не успели снять. Поздно нас заметили. Верблюды вьючные. Повозок нет. Значит в горы идут. Все мешки на верблюдах серые, одинаковые. Так обычно оружие возят. Душманы, стало быть.
   Сеня командует: «Максимал». Я двигаю рычаг управления двигателем вперёд до отказа. Отходим с набором высоты. На случай непредвиденной ракетной атаки, отстреливаем тепловые ловушки. Сеня строит маневр типа «Лассо». Только это не «Лассо». Не предусматривала официальная советская тактика маневров против караванов. Поэтому и названия у него нет. Но мы, собственно, и без официальной тактики разберёмся.
   Маневр надо выстраивать так, чтобы потом боевой курс точно совпал с направлением каравана. Иначе эффективного удара не получится. Работаем по одному. Я оттягиваюсь на маневре подальше. Если плохо оттянуться, можно по ошибке Сеню своими же ракетами зашибить (и такое в авиации случалось).
   Пока разворачивались, чтобы караван снова в поле зрения попал, секунд тридцать прошло. На месте он. Ну и дураки караванщики. Рванули бы к какой-нибудь скале и встали в тени. На таком солнце в тени ни черта не разберёшь. Хрен бы мы их тогда нашли. Или в рассыпную кинулись. Глядишь, хоть половина бы в живых осталась. Но нет. Идут, как шли. Тогда звеняйте хлопцы!
   Сеня вышел на боевой курс, свалил в пикирование. Секунд через десять к земле протянулась огненная полоса. У Сени всего два блока, т.е. шестьдесят четыре ракеты. Ему ведь ещё разведконтейнер с фотоаппаратурой привесили. Поэтому блоков всего два. Да и ракеты у нас мелкого калибра – пять сантиметров. Наклепали их во время «гонки вооружений» без счёту. Давно уже другие есть, современные, но эти куда девать? Вот тратим теперь, как лимиту в конце квартала.
   Накрыл караван Сергей Иванович чётко. От хвоста до носа. Этот умеет. Чего уж там. Пришёл мой черёд. У меня четыре блока, т.е. ракет в два раза больше чем у Сени. Хотя после него вряд ли столько нужно.
   Перепахал и я полоску в пустыне, где Сеня до меня пыль поднял. Сто двадцать восемь осколочных ракет. Вряд ли после такого можно выжить. Но, прежде чем сфотографировать, делаем ещё один заход – из пушек. Бережёного Бог бережёт.
   Сеня «пошёл» фотографировать на высоте 300 метров. Я отошёл подальше и внимательно наблюдаю за землёй, что бы предупредить в случае начала обстрела или пуска ракеты. Фиксируем результаты.
   Рискованный трюк – над караваном летать. Если кто живой остался, пальнуть может. Но, что сделаешь. Социализм – это, блин, «учёт плюс контроль». Без отчётности никуда. Поэтому приходится возить с собой эту дуру – разведконтейнер, и фотографировать, что наделали.
   Резко набираем высоту три тысячи. В процессе набора появляется радиосвязь с аэродромом. Сергей Иванович сообщает координаты каравана, точнее того, что от него осталось. Теперь пусть профессиональные разведчики вылетают туда на вертолётах и разбираются кто, куда и зачем. На трёх тысячах следуем «домой». На этой высоте спокойно. В пустыне зенитных и ракетных засад не бывает. Такие явления в горах процветают. А в пустыне им прятаться негде. Мы такие засады обнаружим раньше, чем они нас.
*
   Некоторые лётчики после удара по каравану имели привычку пролететь над ним ещё раз «на бреющем», чтобы вплотную поглазеть на свою «работу». Мы такого старались не делать. Пока человек воюет – он впадает в определённое состояние, в котором чужая жизнь, и даже своя собственная теряют настоящую стоимость. Поэтому вид разорванных людей воспринимается притуплено, без сильных эмоций. Но, когда после войны начинаешь оттаивать, все эти картины возвращаются уже в их истинном цвете, и тебе нечем от них отгородиться. Это ещё выдержать надо. Поэтому лицо войны не может привлекать нормального человека.
   Грязь, перемешанная с кровью и изуродованные трупы людей (хорошо, если  взрослых) – вот настоящее лицо войны! Всё остальное – возня.
   Как-то, уже после двухтысячного года, на совещании в администрации города, посвящённом патриотическому воспитанию молодёжи, выступала директор школы. Она рассказывала ветеранам Великой Отечественной войны о том, как у себя в школе решила представить детям войну с человеческим лицом. Для этого она усиленно пропагандировала историю о любви немецкого солдата и русской девушки. Ей почему-то непременно требовалось очеловечить лицо войны.
   После её доклада я тоже выступил и спросил, не пробовала ли она представить школьникам сифилис с человеческим лицом? К любви опять же ближе. Она обиделась. Ведь хотела как лучше. Старалась.  Однако я себя виноватым не считаю. Разве было бы лучше, если бы я при всех спросил:
   - Ты что же, дура, не понимаешь к чему человечье лицо собралась приделать?

http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 22:04
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

Буря мглою.

Буря мглою.

   Боевой вылет происходил на предельную дальность. «Домой» возвращались на семи тысячах метров и сразу, «с прямой» начали заход на посадку. Топлива осталось только «дотянуть до полосы». Лампочки «аварийного остатка» усиленно мигали. И вот, как всегда в авиации, именно в этот момент поднимается пыльная буря.
Поперёк посадочной полосы потянулись жёлто-коричневые струи пыли. Сначала они стелились по земле, но с каждой секундой утолщались всё больше и больше. Интенсивность бури  увеличивалась буквально на глазах. С каждым мгновением в воздух поднимались новые и новые тонны пыли. А пыль в глинистых пустынях, надо сказать, как пудра. Мелкая и лёгкая. Ветерок чуть дунет, она поднимется и висит так целый час. С песком и то легче. Песок тяжёлый. Он только при очень сильном ветре в воздух поднимается. И к тому же долго не висит.
Когда наш первый самолёт вошёл в посадочную глиссаду, высота пылевой массы достигла ста метров. Чем к земле ближе, тем боковой ветер сильнее. Направление «держать» всё труднее. С «полосы» прямо «стаскивает». Пришлось так самолёт на ветер развернуть, что я за полосой уже не в лобовое, а в боковое стекло наблюдаю.
   Максимальный боковой ветер для нашего типа, при котором разрешается садиться – 18 метров в секунду, а тут точно все 30 будут.
              Из-за того, что плотность бури не везде одинаковая, с большой высоты посадочная полоса ещё как-то просматривалась кусками, и можно было ориентироваться по направлению, но вот когда я «нырнул» в пылюку, видимость пропала совершенно, и стало темно как в сумерки. Чем ближе я приближался к земле, тем становилось темнее.
Мне приходилось летать в облаках и в тумане, но в пыли раньше летать не случалось. Болтанка такая, что уже и на болтанку не похоже. Это уже долбёжка какая-то получается. Если б сопли в носу были, точно бы их по фонарю разметало. Только откуда при сорокаградусной жаре сопли?
   Направление снижения определить совершенно невозможно. Но и это не главное. Землю не видно! А как хочется на неё поглядеть, чтобы высоту своими глазами определить. Приборы, конечно высоту показывают, но лётчик, в таких случаях приборам не доверяет. Он доверяет своей интуиции. А на высоте меньше десяти метров, по приборам вообще не полетаешь, потому как одно деление на приборе равно как раз десяти метрам.
   Приближаюсь я к земле. Интуичу. Хорошо пылюка неоднородная. Где-то просветление. Увидишь кусочек поверхности под собой, сориентируешься.
В обычной ситуации, такую бурю надо или пережидать на высоте, или уходить на запасной аэродром. А когда керосина последнее ведро осталось, некуда тебе деться – только посадка.
   Добрался я так почти до земли. Как землю разглядел, не знаю. Хотите верьте, хотите нет, но задница на самом деле чувствует когда ей об землю предстоит удариться. Этот «прибор» тонко реагирует на всякого рода «неожиданности». 
Высота метра два, пора полосы касаться, а полосы нету. Точно знаю, украсть её не могли пока я на пыль таращился, а где искать? Выходит, ушёл я с направления, только в какую сторону: вправо или влево? На второй круг бы уйти, но топлива-то нет. Остаётся сажать, а куда?
   Вот так, загнала жизнь человека в угол. Шансов никаких. Придётся  садиться прямо под собой. Только чревато это очень, ведь в каком направлении самолёт дальше после посадки «пойдёт», неизвестно. Может, в какую постройку врежешься, а может и в топливозаправщик? И сколько ещё при этом людей может погибнуть?
Повезут потом твоё молодое тело в цинковом ящике на Родину. Спишут всё на боевые потери. Родителям сообщат, что погиб, мол, от вражьей пули, как герой. Чтоб не узнали расстроенные родители, каким на самом деле их сынок ослом был. А как же? Раз выбрал профессию лётчика – значит, из любых ситуаций выкручиваться обязан. Тебя насильно никто летать не заставлял.
И тут! Есть счастье в жизни! Чуть поредела пыль и вижу я метров тридцать слева, она родёмая! Взлётная полоса! Краюшек бетонки мелькнул. Единственный, маленький разочек мелькнул. Только мне больше не надо. Я теперь полосу с закрытыми глазами найду. Никуда она от меня не денется. Вертанул я самолёт против всех правил аэродинамики, да и плюхнулся на полосу. Криво, некрасиво и не по оси. Грубо «стукнул» матчасть об бетонку, у нас это называется – припечатал. Да плевать! Сам жив и самолёт цел! Вот главное!
Тормозной парашют выпускать не стал. Чёрт его знает, что при таком ветре из-за парашюта приключиться может. Или самолёт на полосе не «удержишь», скатишься куда-нибудь, или вообще кверху брюхом перевернёт. Самолёт – он трёхколёсный, неустойчивый, кульбиты запросто «исполняет». Это в небе он – дома, а на земле – гость.
   Руководитель полётов запрашивает: «Все сели?» Все докладывают: «Сели». Он кричит радостно: «Молодцы! Настоящие пилоты! Спасибо». А, чего не радоваться? Если бы не все сели, ему бы минимум звезду с погон сняли, а в худшем случае – трибунал.
Тут, видимо инженер на СКП прискакал и орёт в эфир, чтобы двигатели выключали. Авиационный двигатель – штука хрупкая. Любая песчинка на лопатках компрессора борозду оставляет, а мелкий камешек способен разнести его вдребезги. Если загинет от пыли сразу четыре  движка, это поносу потом на всю воздушную армию. Остановились мы кто, где в это время находился. Я последний садился, поэтому стал прямо на полосе. Заглушил двигатель. Всё равно не видно куда рулить.
   Сидим в кабинах. Они герметичные. Нам буря до лампочки. Жарковато, конечно, зато пыль на зубах не скрипит.  Минут через тридцать буря стихла. Снова стало вокруг видно. Приехали тягачи, подцепили нас и отбуксировали на центральную заправочную. Руководитель полётов туда прибежал. Радостный всё ещё. Руки жмёт. Целоваться лезет. Рассказывает, что переживал сильно.
   - Как сели? – снова спрашивает.
    Я думаю, рассказывать правду-матку как сел или промолчать?
Слышу остальные, так негромко:
   - Нормально сели.
   И скромно свои ботинки разглядывают. Значит, думаю, не хуже я остальных. Руководитель полётов хвалит нас, на чём свет стоит:
   - Молодцы, - кричит, - настоящие воздушные мастера!
Не каждый, мол, в такую бурю справится.
   И ко мне. По плечу бьёт, шевелюру треплет и про посадку интересуется. Почесал я за ухом и повторяю как все:
   - Нормально.
   Чего уж скромничать? Мастера, так мастера.

http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 18 Октябрь 2015, 22:09

Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.
Ларюшкин.

Ларюшкин.

   Авианаводчик – официально такой профессии нет. Официально считается, что любой командир роты способен наводить самолёты на цель и корректировать их огонь. Однако практика сие не подтверждает. Опыт показывает, что сухопутные офицеры при наведении самолётов используют  такие термины как дерево, дом, бугорок и т.п.. В эфире это выглядит так:
- Вон там дом рядом с деревом, за бугорком. От него как раз канава идёт. Они гады в этой канаве засели!
В это время лётчик видит сверху сотню домов, лес деревьев и тысячу бугорков, а вот канавы вообще не видит. Потому как канава служить ориентиром не может. Канаву сверху совершенно не видно. Определить в данном случае где «они гады засели»  невозможно. Начинаются дополнительные вопросы и дополнительные ответы. Когда ситуация запутывается полностью начинается нервное «твою мать», которое неминуемо переходит в «сам пошёл».
В действительности наземных офицеров работать совместно с авиацией никто не учит. Хотя может это и правильно. Толку от этого всё равно никакого не выйдет. А использование командира роты в качестве авианаводчика опасно, в первую очередь, для его же роты. Когда противник находится от тебя в 100 метрах, навести бомбардировщик на себя – это как два пальца об асфальт.
Ввязывание в любой военный конфликт обычно начинается с сухопутной операции и полного непонимания сухопутным начальством: при чём здесь авиация? Когда потери живой силы доходят до неимоверных чисел, начинаются робкие воспоминания о поддержке с воздуха. Тогда  нехотя по отношению к авиации делают первые робкие шаги, показывая при этом, что авиацию пока ещё в упор не замечают. Затем, после первых авиударов на смену приходят расширенные удивлённые зрачки – насколько авиация оказывается эффективная штука. Потом входят во вкус. Привлекают авиацию всё больше и больше. Ни одно передвижение войск уже без авиации даже не планируется. Ни одна колонна без авиасопровождения не выдвигается.
Когда имеется полная авиационная поддержка, связь и чёткое управление каждой воздушной единицей, войсковые операции становятся не опаснее игры на компьютере. Теперь наземные операции начинают рассчитывать исходя из возможностей авиации.
   Тут и возникает дефицит в специально обученных людях – авианаводчиках. Они двумя, тремя фразами способны объяснить лётчику местоположение противника, с точностью до метра. Они знают, что такое авиационные боеприпасы и условия их использования. Они в уме могут рассчитать какие типы самолётов и вертолётов когда появятся. Авианаводчики - это, как правило, бывшие лётчики «списанные» на землю по здоровью или по воздушному хулиганству.
Они прекрасно понимают, что отклонение авиационной бомбы от цели в 100 метров, это оценка – «4». Другими словами, если противник находится от вас на расстоянии 100 метров, но вместо противника самолёт долбанул по вам – это «хорошо». Так же они знают, что осколки от бомбы разлетаются на расстояние  полтора километра, а любой из этих осколков прошивает танк.
   Всеми этими премудростями авианаводчик владеет в совершенстве. И каждый комбат теперь желает, чтобы авианаводчик всегда находился рядом с ним, а сверху жужжала пара вертолётов.
Авианаводчики становятся нарасхват. Но, я уже говорил, официально такой специальности нет. В авианаводчики начинают переквалифицировать всех бывших лётчиков, которые попадаются под руку. Числятся они в разных частях на своих штатных должностях, а «шарахаются» по всей войне.  Их, конечно, пытаются загнать в какие то структурные рамки, но всегда остаётся непонятно: кому они толком подчиняются, кто их должен наказывать, кто за них отвечает и, самое смешное, кто их должен награждать?
Авианаводчики, как правило, сбиваются в группы по три, пять человек и за начальство признают не ниже начальника гарнизона, руководителя авиабазы или укрепрайона. Поэтому ведут себя вольно, остальных начальников в упор не замечают, воинскую честь никому не отдают и вообще фуражки не носят.
   Вроде бы житуха у них нормальная, но не торопитесь. Как бы банально ни звучало, но авианаводчик – синоним смертника. Представьте, довезли Вас до подножья гор на броне, дают человек десять охраны и дальше в горы своим ходом. Танки по горам не того, не лазают. Оружие, рация, харчи, воду не забудь. Килограмм так тридцать выходит. Думай теперь, как всё прицепить, чтобы тащить было удобнее. С утра ничего не ешь, днём тоже – пули на сытый желудок не перевариваются.
Должен прибыть в заданную точку, откуда будешь направлять действия авиации. А если кого встретите по дороге, это ваши проблемы. На помощь особо не рассчитывайте. Танки – они по горам не того.
   Если в горы сегодня не требуется – значит, колонны сопровождать. Чтобы в случае нападения на колонну оказать квалифицированную помощь через авиацию. Добрались до места. Кто жив – отдыхать, окапываться, а тебе на следующую колонну. Потом на следующую. А нападения на колонны в горах – это местное народное развлечение и к тому же неплохо оплачиваемое. За подбитый грузовик 200 долларов, за танк – 500 (старыми).
   При проведении боевых операций опять каждый командир батальона норовит авианаводчика себе «заполучить». Во время операции умный комбат ни одного солдата вперёд не пошлёт пока авиация «путь не расчистит». Тут уж авианаводчик – самый незаменимый человек. Почёт ему и слава. Только снова на самом переднем крае. Так у этих наводчиков вся война и проходит. Кто до конца доживает, конечно.
   Вот этой самой «профессией» всегда пугали лётчиков, которые плохо себя  ведли. Обычных людей пугают тюрьмой и принудительным лечением. А лётный состав службой в авианаводчиках. Самих авианаводчиков правда ничем не пугают. Их, как ни накажи, всё в радость. Даже тюрьма (жив останешься). Поэтому разговаривают с ними всегда ласково. Начальство их неизвестно где, пугать нечем. Рявкнешь на него, а он тебя по матери прилюдно или в харю заедет,  кому потом жаловаться? Авианаводчики вроде котов получаются, которые сами по себе ходят.
   Когда военный конфликт заканчивается, авианаводчики разъезжаются по своим штатным должностям и эта профессия прекращает существование до следующего конфликта и бешенных неоправданных потерь. Прошу не путать с американцами. У них в верховном командовании дебилов не держат, которые бы авианаводчиков регулярно разгоняли. Поэтому дорогу для сухопутных войск, у них завсегда авиация расчищает. И после они ей как щитом прикрыты.
   Но история не об этом. Это я так рассказал. Что бы понятно было, чем лётчиков на войне пугают. А пугать есть за что.
   Пошла у нас как-то цепь одинаковых аварий: посадки без шасси. В Баграме садится Миг-23 на «пузо». Лётчик забыл их выпустить, а группа руководства со всеми помощниками и наблюдающими проглядела. Случай для авиации, прямо скажем гадкий, нехороший, так как говорит о плохом профессионализме и ударяет по самолюбию авиаторов. Начинаются громкие разборки, дополнительные занятия, тренажи и партийные собрания с персональными делами. Но если в авиации какая прорва накатила, ты, что хочешь делай, а процесс не остановишь.
   Через неделю в Кабуле садится без шасси Ан-26. Там вообще экипаж пять человек, и группа руководства «столичная». Кабул ведь столица. На глазах, можно сказать у высшего начальства. Опять забыли выпустить. Командующий авиации 40-й армии генерал Колодий ногами топал, кулаками стучал. Говорят, даже за пистолет хватался, такой злой был. Вроде, как хотел весь экипаж в авианаводчики определить. Две посадки без шасси почти в одном месте с недельной разницей. Позорищу на весь Советский Союз. Выговорами начальство облепили как ёжиков. Отпуска отменили. Наградные листы порвали. Хотели полёты прекратить, но нельзя. Сухопутчики уже во вкус вошли. Они теперь без авиации ни шагу.
   В «верхах» тучи тёмные ходят, громы гремят и синие молнии сверкают. А мы внизу радуемся – хорошо не у нас. Нас пронесло. Но нам тоже каждый день про шасси долдонят, предупреждают на полном серьёзе, командир по столу указкой лупит. Хотя, чего уже? Два случая подряд. Не падает снаряд два раза в одну воронку. А тут считай попал. Не может быть, чтобы третий раз кто-нибудь без шасси сел.  И представляете? Оказывается, может. Недаром кто-то ляпнул: ВВС(вэвээс) – страна чудес.
   Ровно неделя прошла от последней посадки без шасси. Плетёмся мы на аэродром. Не спеша, так идём. Некуда торопиться. В казарме скукотища, на аэродроме тоже. Семьи в Союзе. Жарища – под сорок. «Стечкин» весь бок отбил, тяжёлый зараза. Да ещё сто патронов к нему. Вот уже взлётную полосу видать. Значит почти пришли. Вдруг, посреди полосы пылюка. Да много так пылюки. От машины столько не бывает. Мы шагу прибавляем. Не понятно, что это, а в пыли не разобрать. Потом чуть пыль ветерком снесло, видим: стоит, точнее, лежит на брюхе, красавец наш - «Су». Ёмаё, так это же кто то из наших!
   Видим, лётчики наши в кучу собираются. Мы трусцой к ним. Кто там сел? Что случилось? Они говорят:
   - Кто сел не знаем. Только видели, по полосе искрил как новогодняя ёлка, а в середине полосы на грунт сошёл и остановился.
   Вот, значит, от чего пылюка была – с полосы на грунт сошёл. Бежим мы к этому несчастному самолёту уже всей толпой. Подбегаем. Твою мать! Лёша Ларюшкин. Кабину открыл, вылез и курит. Настроение видать у него ни к чёрту. Усы висят. Смотрит в одну точку. Мы спрашиваем у Лёхи:
   - Ну чё?
   А он руками разводит:
   - Вот.
   - Забыл? – спрашиваем.
   - Забыл, - отвечает.
   Самолёт рядом маленький. Я даже не думал, что самолёт без шасси такой низкий. Хорошо у Лёхи под брюхом пилоны были. Это такие устройства на которые бомбы вешают. Пилоны на половину стесались, зато на корпусе ни царапины. Короче целенький самолёт, как из магазина.
   Командир полка на Уазике подъехал. Постоял. Посмотрел на Лёху.
   - Да, - говорит, - Алексей. Неудачное ты время выбрал без шасси садиться. Коллодию уже доложили. Вылетает из Кабула. Тут десять минут лёту. Так, что можешь его здесь дожидаться. А в общем повезло тебе, мог бы взорваться.
   Если бы Лёха испытателем был и без шасси сел ему бы медаль дали, а может орден. А тут теперь: то ли от стресса отходить, ведь еле живой остался, то ли радоваться, ведь живой остался, то ли плакать – уже, считай, в авианаводчики «забрили»?
   Садится вертолёт командующего. Выходит Колодий. Да как выходит? Медленно так выплывает. Можно сказать торжественно. Из глаз молнии. Плечи подняты. Хорошо шашки отменили, точно бы Лёху зарубил. А рядом с командующим дедок невысокий. Как потом выяснилось генерал-полковник Модяев, начальник пунктов боевого управления воздушных сил Советского Союза. Золотой старик оказался. Подбегает он к Лёхе чуть раньше Колодия и по плечу его хлопает:
   - Что пацан, без шасси сел? Не ссы, я в Отечественную тоже без шасси садился. – И к Колодию поворачивается, - Ну где у вас тут столовая? И в туалет мне нужно срочно. Так быстро вылетели, я ни того ни другого не успел. А тут и без нас разберутся. Пошли, пошли.
   Смотрит Колодий на Модяева, желваки ходят. Но не может генерал-майор генерал-полковника послать. Не положено это. Тем более что этот генерал-полковник – проверяющий. Короче увёл дед командующего. А мы ещё над его фамилией подшучивали. Выходит зря.
   Наш командир полка быстро инженера вызывает:
   - Что скажешь?
   Тот:
   - На ноги поставим, а когда системы проверим, скажу точнее. Пока всё.
   - Ставьте, – говорит командир, - только быстро.
   Прикатили ребята с надувными пантонами. Подсунули их под крылья. Подогнали воздухозаправщик. Стали пантоны надувать. Всё один к одному, как специально. Одно крыло нормально, а у второго поворотную часть крыла отломили. Далеко пантоны друг от друга поставили. Когда быстро надо – всегда так.
Сдули,  пододвинули, опять накачали. Подняли самолёт над землёй. Висит он на пантонах, как на мячиках.
   - Садись в кабину, - говорит инженер Лёхе, - попробуй выпустить шасси обычным способом.
   Лёха залазит. Рычаг вниз. Надо же! Пошли миленькие. Без сучка, без задоринки. Стоит самолёт на своих колёсах, а то ведь здесь его даже эвакуировать не на чем. Он пустой пятнадцать тонн весит. Таких тележек на аэродроме не найдёшь.
Прицепили к тягачу, потащили в ТЭЧ. Там системы прогнали, всё работает. Давай поворотную часть крыла искать. Нашли в полку у афганцев с подобной модификации. У афганцев же все самолёты советские. Приделали. Проверили. Вроде работает.
   - Ну, что, - спрашивает командир у инженера, - летать сможет?
   - Я бы лично, - отвечает тот, - этот самолёт в жизни в полёт не выпустил. А если Вы на себя ответственность берёте, то дело Ваше.
   Командир у Лёхи спрашивает:
   - Полетишь?
   Лёха ещё от стресса не отошёл, но понимает, командир ему выход подсказывает. Может, удастся отвертеться от аванаводчиков-то.
   - Конечно, - докладывает Лёха, - готов и страшно желаю.
   - Заливайте минимальную заправку, - командует командир, - взлёт и сразу на посадку.
   Потом вызывает командира эскадрильи:
   - Мы ведь в Кандагар звено должны отправлять?
   - Должны, - отвечает комэск, - завтра я сам поведу.
- Срочно включай в звено Ларюшкина и вместе с этим самолётом сегодня уматывайте. – Приказывает командир.
   Лёха взлёт-посадку сгонял, вроде всё работает. Приземлился. Зарулил на ЦЗ. А ему говорят:
   - Ты возле самолёта побудь. Сейчас уходите звеном на Кандагар.
   Лёха:
   - А бритву, а зубную щётку? Сумка-то в казарме.
   - Какая на хрен сумка? – орут растерявшемуся Лёше, - забудь про всё. Драпай, пока командир прикрывает.
   Инженер полка комэска инструктирует:
   - Как в Кандагар прилетите, самолёт поставить на стоянку, зачехлить и что бы я его в воздухе больше никогда не видел.
   - Как зачехлить, - спрашивает комэск, - все задания на четыре самолёта рассчитаны?
   - Ничего, - отвечает инженер, - на трёх полетаете. Духи не обидятся.
   Ушло звено на Кандагар, только пятки засверкали. Кстати и бритву, и зубную щётку Лёхе потом передали.   
   Разобрался командующий с делами, отделался от Модяева и вызывает нашего командира полка. Видно принял уже твёрдое решение наказать Лёху примерно. Не миновать Лёхе авианаводчиков:
   - Где этот подлец, который меня в грязь втоптал? Который меня на всю страну опозорил? Ведите сюда. Я его своими руками сейчас душить буду!
   Командир докладывает:
   - Как где, товарищ командующий? Сдал необходимые зачёты, прошёл тренаж, бьёт теперь врага в Кандагаре со всей пролетарской ненавистью. На этом самом самолёте. Самолёт исправен. Никак не пострадал.
   Командующий сначала дар речи потерял, а потом прорвало. Что командующий нашему командиру говорил, никто не понял. Может самого в авианаводчики отправить обещал, а может просто пристрелить хотел (шашки-то отменили). Сказали только, что командующий так орал, что у всех уши заложило. Поэтому видать никто ничего и не понял. Только остался Лёха на лётной работе.  Принял командир весь удар на себя. И Модяеву конечно спасибо. Золотой старик.
А Лёхе командующий влупил служебное несоответствие за посадку без шасси. Вот так всё и обошлось. Недополучил лихой отряд авианаводчиков одного классного специалиста.

http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 20 Октябрь 2015, 21:16
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

Если народ скучает без Кубякина, то я попробую его заменить. Я думаю он не обидится если я сброшу один из его рассказов. Читайте на здоровье...

Иванов.

   Учился с нами курсант Иван Иванов. Само по себе, конечно, необычно: Иванов, да ещё Иван. Был он отличный парень. Но рассказать хочется всё-таки не про него самого, а про его отца.
   Отец его Иванов старший, служил раньше в Ейском училище лётчиком-инструктором. И был Иванов старший человеком незаурядным и талантливым. Он мог разговаривать стихами, выдавать на раз целые поэмы, кроме того имел он талант художника, скульптора и архитектора. Много в училище о нём легенд осталось, хотя не все позволительно в печатном виде передавать.
   Естественно, все его таланты не вмещались в повседневную будничность, поэтому он каждый день как-нибудь проявлял себя, хохмил, юморил, разыгрывал. Народ любил его послушать и всегда собирался вокруг него толпами. Но однажды, угораздило Иванова попасть в госпиталь, где, естественно, его не могли знать.
   Прожил Иванов в госпитале дня два. Невмоготу ему стало от серой больничной жизни, и весёлое нутро его всячески требовало внесения в неё немедленных изменений.
   Тут выпало ему идти на клизму. Если кто не в курсе, что такое клизма, то зря. Поинтересуйтесь заранее. Мало ли с чем в жизни столкнуться придётся. А клизма, это когда через известное место в человека большое количество специального раствора заливается, и оттуда же выливается. Пошёл, значит, Иванов к назначенному времени, а перед тем полный рот воды набрал.
   Пожилая санитарка показывает ему что снимать, куда ложиться, что для процедуры подставлять. Иванов молча кивает, мол, ясно. Выполняет что сказано. И всё как положено сделал. Начала санитарка ему этот специальный раствор заливать.
Поначалу Иванов лежал спокойно, а потом вдруг повернулся и смотрит на санитарку выпученными глазами. Та не поняла. Спрашивает:
- Что?
Но Иванов молчит, только лицом показывает, что сказать ему хочется и не может он, потому, как раздувает его изнутри. Та смотрит, вроде всё нормально идёт, как обычно, но перепугалась  не на шутку, и уже испуганно спрашивает:
- Что?
Тут Иванов воду изо рта и начал выпускать, как будто он переполнился. Санитарка со страху поверила, что клизма больного насквозь прошла. Очумела она по-настоящему и в смятении убежала. Клизму, кстати,  забыла отключить.
Неизвестно, как уж Иванов с клизмой справился, только вызывал его потом сам начальник госпиталя и журил сильно. Нехорошо, мол, так над пожилой женщиной издеваться.
Иванов обещал исправиться, но в тот же день к вечеру, когда врачи разошлись по домам, нацепил белый халат, шапочку, на шею фонендоскоп повесил, и начал обход больничных палат.
В первую зашёл, спрашивает:
- Кто здесь новенький?
Больные после сегодняшнего случая уже знали кто такой Иванов, поэтому заулыбались, предчувствую нечто необычное, и всей палатой указали на солдата-первогодку:
- Вот этот.
- Я новенький, - подтвердил солдатик, поднимаясь с койки.
Он совсем новенький был, поэтому про Иванова ещё не знал.
- Так, больной, на что жалуетесь? – спросил Иванов, оттягивая больному веки и щупая пульс.
- Ухо у меня, - сказал солдатик и показал на ухо.
- Ухо – это хорошо, - уверенно сказал Иванов и пододвинул табуретку. – Вставай ка на табуреточку.
- Так у меня ухо, - неуверенно напомнил больной, но табуретку встал.
- Хорошо, - снова сказал Иванов, - поворачивайся. Приспусти штаны.
Солдатик стушевался, но палата завозмущалась:
- Давай быстрей. Врач говорит, значит надо так!
Новенький, не зная больничных порядков, повернулся и приспустил штаны.
- Молодец, - снова твёрдым голосом произнёс Иванов, - теперь нагнись. Раздвинь ягодицы.
Солдатик неуверенно нагнулся и раздвинул ягодицы. Иванов приставил к голой заднице фонендоскоп, и щёлкнул его по яйцу:
- Ну что, в ухе-то звенит?
Солдатик, изогнувшись, спрыгнул с табуретки на свою койку, и долго с недоумением смотрел на радостные лица соседей по палате. Но, в общем, всё закончилось хорошо, никто не обиделся и все остались друг другом довольны.
*
Известно, что последние годы жизни знаменитый борец Иван Поддубный провёл в городе Ейске. Здесь находится его музей, вдобавок центральный городской парк назван в его честь. К столетию со дня рождения великого силача Ейское авиационное училище решило преподнести музею Поддубного подарок – небольшую статую Ивана Поддубного, который как бы снимает халат перед началом схватки и ненароком обнажает свои железные мышцы.
Идея великолепная. И главное в Ейском училище был человек, способный воплотить её в жизнь – майор Иванов. Иванов долго отнекивался, ссылался на сложность исполнения и недостаточность собственного таланта, но, в конце концов, его уговорили и он согласился.
Иванова освободили от исполнения всех служебных обязанностей, и он в течение двух месяцев обязался выполнить сложную и ответственную работу. В виду того, что творческой мастерской у него не было, то ваял статую Иванов в собственном гараже. Он целиком отдался творческой работе, но поскольку никакие наряды и служебные дела его теперь не касались, и спал он теперь до скольких хотел, то этот отрезок времени больше напоминал отпуск, чем муки творчества.
Но не только у Иванова наступили золотые дни. Многие из его товарищей тоже тепло вспоминали данное времечко. По вечерам в гараже теперь собиралась целая толпа. Скульптор постоянно шутил и рассказывал весёлые истории. Вот все туда и шли. Но идти в гараж с пустыми руками считалось неприличным. Поэтому каждый прихватывал с собой бутылёк, который выставлялся для общего пользования. Понятно, что Иванову, на правах хозяина бутыльки носить не требовалось. Требовалось только угощаться. Поэтому он против гостей не возражал.
В общем, за два месяца в указанном гараже практически образовался своеобразный клуб, где лётчики-инструктора с удовольствием проводили вечернее время, а Иванов, естественно, получился его почётным председателем.
Когда два месяца закончилось, и требуемая статуя была готова, случилось в гараже чрезмерное веселье. И уж так там народ разошёлся в сторону веселья, что ненароком статую известного борца опрокинули. Рассыпалась она на такие мелкие кусочки, что склеить не могло идти и речи.
Обомлел народ, даже хмель у всех разом выскочил. Как же теперь быть? Ведь завтра статую музею вручать надо было, да и труда жалко. Два месяца человек не покладая рук ваял сложнейшее произведение. Застыли все остолбенело, смотрят виновато. Как горю помочь не знают.
Только Иванов не растерялся:
- Не расстраивайтесь мужики, - говорит, - я завтра с утра еще такую же слеплю. Давай наливай лучше.
И действительно. Встал Иванов с утра пораньше, слепил точно такую же статую, а после обеда руководство её музею и вручило. Там она по сей день и стоит.
*
Не всегда, правда, со скульптурами всё гладко выходило. Но вины Иванова старшего в том не было. Случалось это от непонимания взрослых условностей его сыном Иваном, который как раз с нами учился.
Лепил как-то Иванов старший скульптуры в просторном сарайчике у родственников. А Ваня тут же на природе бегал. Играл с чем под руку подвернётся. И попалась ему немецкая каска и папье-маше. Красивая каска была, совсем как настоящая. Откуда она взялась, теперь никто не помнит. Может её Иванов старший сам и соорудил?
Ходил Ваня с этой каской по двору. Любовался. Но каска это такая штука которую непременно на голову одеть нужно. Отдельно от головы каска не до конца красиво смотрится.
Надел её Ваня себе на голову. Только опять не то. Не видит он теперь ни себя ни каски. Полное разочарование. И вот тут, благо, заприметил Ваня в сарайчике отличную голову. Голова, конечно, не сама по себе была. Голова была с плечами до груди. Когда вырос, Ваня узнал, что это бюст называется.
Надел Иван каску на эту голову. До того она в пору пришлась. Прямо настоящий немецкий фашист получился. Смотрит он в упор на Ваню и оскал свой звериный показывает. Именно таких партизаны нещадно отстреливали, о чём в фильмах много свидетельств Ваня видел.
Естественно, как нормальному советскому пацану, Ване хотелось по фашистской роже стрельнуть. А была у тех родственников воздушка, т.е. пневматическая винтовка для свинцовых пулек. Взял Ваня эту винтовку и давай фашиста проклятого расстреливать. И в каску ему, и в нос, и в глаз. Получай вражина безобразная.
Отвёл Ваня душу на целую пачку пулек. Хорошо фашисту врезал. Ну и успокоился. Другими делами занялся. Как-то всё забылось потихоньку. Пошла жизнь своим чередом. Только ближе к вечеру слышит Ваня, как отец его – Иванов старший ругается, на чём свет стоит. Потом вроде извиняется перед кем-то и опять ругается. Что за непонятности. Никогда его отец так не ругался. Всегда спокойный, выдержанный.
Не стал Ваня сразу бежать причины выяснять. Выглянул потихоньку из кустов, чтобы в обстановке сориентироваться. Смотрит отец его перед бюстом в каске стоит, а рядом мужик какой-то.
Оказалось, это председатель колхоза, герой социалистического труда Мешков, заказал Иванову старшему собственный бюст слепить. Бесплатно тогда только дважды героям бюсты лепили. А просто герою соцтруда самому надо было о себе заботиться. Вот и решил Мешков собственным бюстом через Иванова обзавестись. Деньги заплатил. Позировал не единожды. А когда пришёл готовый бюст забирать, то оказалось, стоит герой соцтруда Мешков в пробитой немецкой каске с отколотым носом и выбитым глазом. В общем, не ожидал Мешков себя в таком политически неприглядном виде узреть.
Получилось, Ваня по недомыслию не только отцу насолил, но ещё и антисоветский поступок совершил. Долго потом Иванову старшему пришлось образовавшуюся неловкость сглаживать. А от Вани винтовку спрятали, и он больше её не видел.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 20 Октябрь 2015, 21:17
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

Если народ скучает без Кубякина, то я попробую его заменить. Я думаю он не обидится если я сброшу один из его рассказов. Читайте на здоровье...

Паша Дубов.

   Так в жизни получается, что люди, когда трезвые вытворять ничего особенного не желают. И даже когда их усиленно просят:
   - А давай ка брат мы с тобой сейчас отчибучим…
   Они не только не соглашаются, а ещё и возмущаются, что к ним позволили обратиться с подобным. Однако, стоит потребить спиртного, как никого просить уже не нужно. Желание «отчибучить» начинает терзать массово. Хватает за горло и волочёт на поиски мест, где возможно предъявить общественности свою способность к отчибучиванию. И, к слову сказать, подобное повторяется с завидной регулярностью. Последствия хмельных отчибучиваний порой впечатляют своей нелогичностью, но вместе с тем масштабностью.
   Расплата, следующая за этими последствиями в своей горечи не сравнима ни с редькой, ни с самым острым перцем. Выводы, которые делают виновники по осознании содеянного, убивают категоричностью и тотальностью. Виновные с размаху бросают себя на алтарь суровой, почти монашеской жизни. Принимают образцом своих помыслов исключительно добродетель. И навсегда прощаются со спиртным.
   Сколько по времени может длиться неистовое раскаяние, в принципе осведомлены все. Об этом наверняка догадывались и виновники, и их жёны, и читатели. Последние отблески добродетели обычно меркли в первых отблесках граней питьевых сосудов, имеющих широкое хождение на территории Советского Союза.
   Чего секретничать? В Брежневские времена пили много и самозабвенно. Это даже считалось как бы правилом хорошего тона. Обидно здесь другое. Поступки,  сотворённые в пылу разогретого веселья, навечно остаются в памяти. Почему-то именно эти поступки память услужливо предъявляет нам при желании побеседовать о былом.
   Во время встреч со старыми друзьями именно подобные нелепости попадают в центр обсуждений. Порой начинает казаться, что прошлое соткано вовсе из подобных казусов, а повседневная бытность напротив, выпадает из внимания. Ну работали мы чего-то. Ну сидели, корпели, уставали, жаловались и раздражались. Что теперь об этом вспоминать? А  помнишь, как на ноябрьские…да с разгону…да вниз башкой…а глаза по половнику…Эх, вот жизнь была! Вот она молодость! Есть что вспомнить!
   Не вина автора, что подобные случаи чаще других являются предметом повествования. Жизнь в основном шла своим чередом. Текла монотонно, обыденно, требуя упорства и настойчивости. Но оборачиваясь назад душа не принимает монотонности, не видит серости и повседневности. Душа жаждет яркости, резвости, пусть даже глупой и непростительной.
   Но вот что ещё необходимо обсудить. В ситуации-то попадали все, и, как мы уже говорили, чаще после лобызаний с гранёными сосудами, а вот кто как выкручивался из них – предмет особого внимания.
*
   Паша Дубов вернулся из очередного отпуска в срок. Добрался до казармы, спрятал чемодан. И как бы дальше следовало сдать отпускное удостоверение. Но! Удостоверение действовало до 24.00, на часах же было только 15.00. Выкинуть из жизни девять свободных часов способен был только неизлечимо больной курсант. У нас же не только неизлечимых, но и просто больных не водилось по определению.
   Паша выдохнул остатки зарежимленного казарменного воздуха и отправился на городские улицы вдыхать воздух свободы, решив возвратиться в часть ровно в 24.00, ни минуты не упустив из положенного отпуска.
   Тут же к радости Паша встретил своего друга Ваню Иванова, с которым не виделся целый отпуск и, естественно, соскучился неимоверно. Друзья крепко обнялись и шагнули на свободные улицы вместе.
   Конечно, такое важное событие, как неожиданная встреча после отпуска, требовало немедленной торжественной процедуры со всеми полагающимися в таких случаях атрибутами.
Необходимо сообщить, что курсантам в то время разрешалось снимать военную форму только во время занятий по физической культуре и в бане. Остальное время снимать форму категорически запрещалось под страхом строгого наказания. Понятно, что произносить торжественные речи с гранёным предметом в руке не снимая формы, было чревато. В обязанности военных патрулей, насыщено рыскающих по округе, как раз входило собирать участников подобных торжеств и доставлять на гауптвахту. По причине описанных неудобств, каждый курсант имел нычку, именуемую проще хатой, где хранил гражданскую одежду и мог в случае необходимости переодеться.
Естественно, такой нычкой воспользовались и Паша с Ваней. Уже приобретя вид штатских граждан, они смело отправились в гастроном производить обычный для советского человека выбор из предложенных 3.62 и 4.12. В народном изображении наименованиями предложенного товара служили «Коленвал» и «Экстра». Подчёркивая торжественность момента, друзья взяли самое дорогое – «Экстру».
Чтобы не вызвать упрёков в зауженном представлении советского ассортимента, оговоримся. Существовала ещё 4.52. «Экстра» с отвинчивающейся головкой. Но в то время это была совершенная редкость. Говорят, поначалу данный напиток потреблял лишь Леонид Ильич Брежнев. Так, что в доступную продажу он поступил гораздо позже.
Распив в ближайшем сквере купленную бутылку, товарищи закусили её по общепринятым нормам плавленым сырком, и пошли за следующей. Правда, теперь уже не шиковали. Взяли за 3.62.
Что и сколько они употребили в последующем установить в точности невозможно, поскольку после второй учётность они вели слабо и восстановить её в последующем не смогли. Но, как бы там ни было, со временем у обоих прорвалось наружу естественное желание сотворить чего-нибудь такое, чего раньше они никогда не совершали.
В этот момент, как по закону жанра и положено, им на глаза попалась машина «Скорой помощи» без водителя, но с открытой дверкой. Оба сразу, не сговариваясь, они узрели в открытой дверце приглашение покататься на «Скорой помощи». Ведь раньше им никогда не приходилось сидеть за рулём «Скорой помощи» и неизвестно придётся ли когда-нибудь?
Не глядя на открытую дверцу, ключа в замке зажигания почему-то не оказалось. Друзья немного расстроились, но понимая, что в жизни иногда приходится сталкиваться с трудностями, начали заводить машину без ключа. Поскольку заводить машину без ключа никто из них не умел, они просто разворочали подрульное пространство в поисках необходимых технических решений.
Вот тут некстати из ворот стоящего рядом дома и показалась толпа, имеющая свои виды на данный автомобиль. Очевидно, родственники несли некого мужчину на носилках, а врач и водитель шли рядом. Им настолько не понравилась задумка наших «отдыхающих», что даже больной вскочил со своих носилок и ринулся к водительской кабине, выказывая чрезмерно здоровое состояние тела.
Вовремя распознав опасность, наши друзья решили в открытую схватку не вступать, а покинуть поле боя, используя приёмы ускоренного передвижения. Но если Ваня, выскочив из кабины, успешно применил на практике навыки физической подготовки, то Паша, учитывая количество праздничной влаги посетившей за день его гортань, не смог из кабины даже самостоятельно выпасть. Пашу, принимая во внимание его приверженность к недвижимости, не стали подвергать принудительному извлечению с пассажирского места, а прямо на нём доставили в ближайшее отделение милиции.
Ваня, добежав до казармы, в двух словах довёл до нас подробности случившегося. Выговорить больше этих двух слов у него по естественным причинам не получалось, но используя художественное мычание и азбуку глухонемых он всё же довольно сносно обрисовал ситуацию.
Ряд товарищей тут же побежали искать отделение милиции, где мог находиться Павел и даже нашли его, но никакой помощи оказать им не удалось. Обнаружив в кармане Паши военный билет и отпускное удостоверение, милиционеры уже передали его в военную комендатуру, оформив соответствующую документацию. Теперь помочь Паше уже не мог никто и ничто.
На утреннем построении командир полка поздравил нас с прибытием из очередного отпуска и сообщил о происшествии случившимся накануне. Он в точности обрисовал ситуацию, которая произошла с Пашей. К тому же продекламировал на память несколько выдержек из свидетельских показаний, приложенных к милицейскому протоколу. В завершение командир довёл до нас, что курсант Дубов будет отчислен из училища по самой прескверной статье без зачёта срока службы в Советской армии.
В общем-то это было лишнее. Мы и сами прекрасно представляли себе последствия Пашиной выходки. Надо сказать, это не самое плохое, что могло ожидать Пашу. За такие вещи вполне можно было угодить в дисциплинарный батальон или отхватить тюремный срок. Мы ходили понурые, потому что терять товарищей всегда трудно, а Ваню Иванова колотило в лихорадке. Если бы вдруг стало известно, что он находился рядом с Пашей, его ждала бы точно такая же участь.
Наверное, эта история заканчивалась бы в этом месте не иди речь о курсанте Ейского лётного училища Паше Дубове. Жизнь приучила нас не теряться ни в какой ситуации, и биться до конца не опуская крыльев.
Буквально на следующее утро командир полка перед всем личным составом попросил у Паши прощения за нанесённое ему оскорбление и отменил предыдущие наказания и решения. Паша встал в общий строй к превеликой нашей радости с гордо поднятой головой и уверенным выражением лица. В знак поздравления мы пихали Пашку локтями, но лишних вопросов не задавали, понимая, что правда должна быть похоронена на долгие годы иначе последствия окажутся катастрофическими.
Очнувшись на гауптвахте Паша действительно по началу чувствовал себя раскисшим. Кроме мучительной головной боли и животного страха свойственного любому человеку в такой ситуации, никакие другие ощущения его не посещали. Холодный чёрный пол. Серые шершавые стены. Другие личности от одного только прикосновения к холодной решётке впадали в истерику. Но больше всего добивала неизвестность. Паша, в довершение к остальным неприятностям, весьма плохо помнил окончание вчерашнего дня.
Конечно, ему хотелось поплакать навзрыд и повиниться за свои злодеяния. Броситься кому-нибудь на грудь, сказать, что он так больше не будет и попросить прощения. Но усилием воли Паша подавил панику. Твёрдой рукой взял за шкирку напуганную душу и хорошенько встряхнул её. После чего приказал мозгам работать. Во всяком случае, ему пока ничего не предъявили и ни в чём не обвинили.
В конце концов терять уже было нечего. Паша приготовился к бою. Когда пришли с требованием писать объяснительную, Паша долго ломал комедию, выуживая официальную версию его задержания. Узнав достаточно он наотрез отказался что либо писать или подписывать, выиграв себе таким образом время для обдумывания.
Чувствуя себя крайне муторно и не имея юридической подготовки, Паша, тем не менее, выстроил собственную версию происшедшего и сумел убедить в ней остальных. Поскольку Ваня сбежал, то никто не мог утверждать, что это был Пашин знакомый, а раз так, то вполне естественно, что это и был настоящий угонщик «Скорой помощи».
В последующем Паша написал в объяснительной, что он просто прогуливался по городу, как какой-то водитель «Скорой помощи» попросил  помочь её завести. При этом водитель утверждал, что в салоне автомобиля находится крайне больной человек и промедление неминуемо приведёт его к гибели. Паша, как честный гражданин тут же откликнулся на зов страждущего и кинулся помогать заводить означенную «Скорую помощь». В это время к кабине подбежали неизвестные люди и самым хамским образом схватили Пашу. Человек же представившийся водителем внезапно скрылся при помощи бега.
Естественно, Паша, возмущённый поведением незнакомых людей, какие-либо объяснения сразу давать отказался, поскольку посчитал для себя это унизительным. Таким образом, вместо того, чтобы выразить благодарность честному человеку, готовому придти на помощь по первому зову и пропечатать его в газете, он ещё должен давать унизительные объяснения по поводу угона «Скорой помощи». Сами подумайте, на кой чёрт курсанту лётного училища сдалась долбанная «Скорая помощь»? 
А как некрасиво выглядят обвинения в Пашин адрес, что он, якобы, находился в состоянии алкогольного опьянения? Ведь с Паши даже не сняли экспертизы. А объяснения типа: Паша был настолько пьян, что экспертизу провести было невозможно прозвучали неубедительно. Если на самом деле пьян, то пусть ходит по белой линии или делает что там положено. Проводить нужно экспертизы! Не лениться!
Вот, как заканчивались некрасивые, но судьбоносные истории, если дело касалось курсантов Ейского лётного училища!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 20 Октябрь 2015, 21:23
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

А раз Родька рассказы выложил - имею полное право его заложить: он к некоторым рассказам рисунки нарисовал. Вот так! К этому, например:

Сколько в году Новых годов?

   Бытует, конечно, обывательское мнение, что Новых годов в году всего два: новый и старый. Только это в корне не правильно. Потому как Новый год с 31-го на 1-е – это уже не Новый год, а всего лишь подведение итогов предыдущих Новых годов.
   Новый год завсегда начинал праздноваться задолго до 31 декабря. Начинался он с детских Новых годов. Примерно за неделю до 31-го во всех детсадах и школах устраивались праздничные утренники. Родители шили своим отпрыскам всевозможные новогодние костюмы, и приводили их в эти самые заведения. И было там вроде всё по правде: и ёлка, и дед Мороз, и подарки, за исключением сроков. Поскольку происходило это за неделю до самого Нового года. На более поздний срок празднество переноситься не могло, так как у родителей последующее время было расписано.
   Выполнив родительский долг и отделавшись от детей, родители  занимались устроением собственного Нового года на предприятиях, учреждениях и тех же учебных заведениях. К проведению таких мероприятий заготавливалось тазики оливье, селёдки под шубой, по блату доставались апельсины, шампанское, конфеты и самое дефицитное – копчёная колбаса.
   Этот Новый год проводился в кругу сослуживцев. В качестве исключения на нём иногда позволялось присутствовать жене директора. Остальным же категорически запрещалось приводить своих супругов, что вносило в празднование элемент лёгкого флирта и исключало мелкие неприятности типа: «Тебе уже хватит! Пошли домой!»
   Сейчас подобные празднования тоже присутствуют в жизни и называются «корпоратив», но зачастую проходят в ресторанах, чего в советское время и в голову никому не могло придти. В советское время всё  проходило непременно в «родных стенах».
   По времени такой советский корпоратив подгадывался накануне последнего рабочего дня. Этот последний день всё равно работать уже никто не был настроен, а оставшиеся после корпоратива деликатесы создавали атмосферу усталого изобилия. Домой остатки не забиралось, так как это считалось неприличным, но и выбрасывать их на помойку тоже никто не собирался.
Следующий день после корпоратива начинался как бы с доедания, плавно переходящего в допивание. Главной темой разговоров становилось обсуждение вчерашнего праздника. Члены рабочего коллектива восторженно напоминали друг другу, кто вчера больше вытворил. Особым спросом пользовались разговоры на тему «кто с кем танцевал». На второй день съедалось и выпивалось гораздо больше, чем в первый, но обходилось уже без танцев и флирта. Второй день в череде Новых годов считался скорее «праздником живота». Его ожидали с таким же нетерпением, поскольку знали, что он не может не наступить.
Так же в соответствии с законами вращения колеса времени, именно в этот «Новый год» слетали покрывала тайны и происходили самые волшебные чудеса. Неуживчивые стервы вдруг принимались плакать и жаловаться, что их никто не любит, очкастые запуганные тихони ни с того, ни с сего заодно с колбасой начинали резать правду-матку в глаза, а завхоз невзначай признавался откуда взял деньги на новые «Жигули».
   Наконец «самый последний» Новый год отмечался в кругу семьи возле домашней ёлки и ставил официальную точку в праздновании новых Новых годов («старые» Новые года – тема отдельная).
   Будучи курсантами четвёртого курса, мы, тем не менее, подпали под статус школьников и дошкольников. Торжественный вечер, посвящённый Новому году начальство нам провело задолго до 31-го декабря.
   На этот торжественный вечер в одном из таганрогских техникумов (дело было в Таганроге) руководство позаимствовало музыкальную аппаратуру, поскольку аппаратура, которая имелась у нас, была недорогой и не громкой. Аппаратура же из техникума являлась полной противоположностью нашей. Была она заграничной. А по тем временам этим всё сказано.
   Отыграли мы на шикарной аппаратуре великолепно. Девушки, посетившие наш скромный курс, остались весьма довольны. Праздник состоялся и удался.
   Кто договаривался насчёт данной аппаратуры, и кто доставил её к нам неизвестно, но, как выяснилось, возвращать её хозяевам тоже требуется. Командир роты капитан Нажрутдинов принял соломоново решение: кто на ней играл, тот пусть и отвозит.
   30 декабря, в 17.00 в канцелярии роты он построил состав нашего самодеятельного вокально-инструментального ансамбля и поставил задачу:
   - Грузите инструменты на автобус. Отвозите в техникум. Сгружаете куда скажут. Убедитесь, что всё приняли, и претензий нет. После, на этом же автобусе прибываете в подразделение. Помните – ужин до семи. Опоздаете, ждать никто не будет.
   Старшим с нами отправлялся замполит роты лейтенант Новохацкий. Новохацкий выпустился из нашего же училища три месяца назад по нелётному профилю и многие помнили его ещё курсантом, поэтому без посторонних мы обращались к нему просто Андрей.
   Впятером мы погрузили аппаратуру в автобус. Новохацкий руководил погрузкой. Хотя это было лишнее. Мы понимали толк в аппаратуре больше его, поэтому обращались с ней нежно и осторожно. А уж такую великолепную аппаратуру мы грузили просто любовно.
   Погрузив, выехали через КПП и доехали до здания техникума. Оказалось Новохацкий сам впервые здесь и куда идти толком не знает. В качестве помощников мы всей «джаз-бэнд» вывалили за ним и вошли в техникум. А чего в автобусе мёрзнуть? Да и на техникум изнутри поглазеть – какое-никакое развлечение.
   Первый этаж оказался полностью пуст. Помещения и аудитории заперты на ключ, а вот на втором этаже слышались какие-то шевеления. Мы не спеша поднялись на второй этаж, по пути обсуждая плакаты, висевшие вдоль лестницы, и пытаясь отыскать кого-нибудь, чтобы сдать аппаратуру?
   Непонятные звуки доносились из-за двери с красивой надписью «Актовый зал». Новохацкий обрадовался:
   - В крайнем случае сюда всё и свалим.
   Мы открыли дверь и вошли в актовый зал. «Вошли» слово в данном случае не совсем правильное. Точнее будет сказать, что мы не «вошли», а «попали». Мы попали на празднование Нового года трудовым коллективом данного техникума.
   В актовом зале отсутствовали кресла, а вместо них через весь зал тянулся длиннючий стол, заставленный салатами оливье, селёдкой под шубой, апельсинами, и копчёной колбасой. Шампанское, надо понимать уже закончилось, потому что на столе красовалось множество бутылок «Экстры», «Посольской» и «Московской».
   Присутствующий коллектив состоял из сорока учительниц и трёх преподавателей: физрука, трудовики и завуча, который по совместительству являлся секретарём партийного бюро. На краю сцены актового зала одиноко стояла старенькая радиола типа «Комбайн» с широкими магнитофонными бабинами. Под песню Антонова «Пройдусь по Абрикосовой, сверну на Виноградную» учительницы танцевали друг с другом. Завуч с физруком участвовали в танце как могли. Трудовик уже ни на что не годился. В общем картина была мирная и даже скучная.
   Вшестером мы вошли в зал и неожиданно для себя застыли. Необходимо отметить, что в нашем вокальном коллективе средний рост составлял метр восемьдесят и выше. Новохацкий был ещё выше. Наверное, это сыграло какую-то роль, поскольку учительницы бросив танцевать, посмотрели на нас странным взглядом. Обычно так смотрят на сюрприз. Потом медленно двинулись в нашу сторону. Когда они подошли, вообще появилось предчувствие, что мы отсюда просто так не уйдём.
   Учительницы были не все молодые, многим, наверное, было уже за тридцать, но когда Андрей открыл рот, чувствовалось, что он смущается:
   - Мы аппаратуру вашу…ну в общем уже всё…назад, короче…куда поставить, а то автобус…
   Учительницы посмотрели на нас ещё немножко, и похоже, зрелище им понравилось. Потом они довольно бесцеремонно потребовали:
   - Какой автобус? Какой поставить? А ну расставляйте её на сцене!
   Мы, улыбаясь друг другу (очевидно довольно глупо) и пожимая плечами, принялись таскать аппаратуру на сцену. Завуч, почему-то страшно радостный, кричал:
   - Давайте ребята, подключайте быстрее!
   Мы глянули на Андрея – чего он скажет? Но того уже усадили за стол и пять учительниц одновременно наливали ему с разных сторон. Поэтому он ничего не говорил, а только глотал. Ну подключать, так подключать. А чего такую аппаратуру подключать? Всё на штекерах с заграничными шнурами. Три минуты и готово.
   - Давай ребята! Давай начинай! – истошно и почему-то радостно кричал завуч.
   Завуч вёл себя так, будто с него только сняли два мешка картошки, и он теперь упивается свободой. Мы попробовали пару аккордов. Да, аппаратура действительно предназначалась именно для этого зала. Вдобавок отсутствовали мягкие кресла. Кресла, что называется «гасят звук», и «забирают» мощность усилителей. Здесь же условия получились идеальные. Играть в таких условиях нам удавалось крайне редко, поэтому, чего уж скрывать, нам самим захотелось «опробовать зал».
   Первая песня очень важна. Это – знакомство зала с группой, визитная карточка. От того как пройдёт первая песня порой зависит успех всего дальнейшего выступления, поэтому первая песня всегда должна быть одной из лучших в репертуаре. У каждого творческого коллектива в запасе обязательно имеется несколько «коронок», т.е. песен, которые получаются лучше остальных. Была такая «коронка» и у нас. Ударив по струнам и ещё раз подивившись чистоте звука, начали: «Мы слова найдём такие нежные, что завидовать начнут красавицы, тем единственным на свете женщинам, которых любим мы…»
   Никто не танцевал, не пил, не ел. Учительницы слушали так, будто к ним приехал сам Антонов. Честно, мы тоже не ожидали, что так хорошо получится. Когда закончили, мгновенье стояла тишина, после которой всё буквально взорвалось. Сорок учительниц хлопали, топали и верещали так, что не верилось, будто они на самом деле учительницы.
   Завуч к удивлению стал ещё радостнее, хотя казалось дальше уже некуда.
   - Ещё ребята! Давай ещё! – во весь голос кричал он, размахивая куском колбасы.
   Глаза учительниц начали издавать свет. Может нескромно, но они в полном смысле с обожанием смотрели на внезапно «свалившихся» артистов. К слову, у нас никогда раньше не было столь абсолютного контакта с залом и столь благодарных слушателей. Конечно, теперь уходить нам и самим уже не хотелось. Мы с энтузиазмом дали небольшой, но вполне полноценный концерт. Учительницы сидели неимоверно радостные, но почему-то медленно потирали руки.
   Понимая, что ситуация выходит из-под контроля, и пользуясь тем, что внимание к нему временно ослабло, Новохацкий встал и произнёс прощальную речь.
   - Спасибо за тёплый приём, - сказал он, - но ребятам ещё на ужин нужно успеть. Так что всего доброго. Надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество с вашим учебным заведением!
   - Чего?! – педагогический состав возмутился настолько, что, похоже,  вышел из себя. – А эти горы оливье куда девать прикажите? Ну ка девочки, разобрали мальчиков!
   Нас стянули со сцены и рассадили по разным концам огромного стола. После принялись кому впятером, кому в ввосьмером запихивая в рот оливье, селёдку под шубой и заливать туда же водку. Новохацкий понимая, что вмешиваться в процесс опасно, ничего не говорил, но очень просил нас взглядом: «Ребята, не переборщите». Мы так же глазами отвечали ему: «Сознательность проявляем, сопротивляемся как можем». Однако демонстративно закрывать рот не рисковали.
   Подперев каждого слева, справа и придавив сверху грудями, учительницы принялись обсуждать наше дальнейшее использование.
    - Ух, какие красавцы, - учительницы бесцеремонно ощупывали наши руки, плечи, - хватит девки их слушать. Давайте их танцевать будем. Где там  радиола?
   Завуч моментально включил местную радиолу, и нас по очереди начали танцевать, не спрашивая согласия. Когда каждая протанцевала по разу, у них снова возникло желание послушать песен. Нас снова загнали на сцену и начали слушать, с удовольствием развалившись на стульях.
   Андрей пробовал переговорить с завучем, но тот только махал руками:
   - Ребята, если вы сейчас уйдёте, это будет полный амбец. У меня потом забастовка начнётся. Я вам писем, грамот сколько хотите пришлю. Позвоню, куда скажете. Не вздумайте уйти!
   Нас с определённой периодичностью стаскивали со сцены, кормили, поили, танцевали и снова отправляли на сцену. Завуч уверял, что такими довольными учительницы не были ни на одном празднике.
   К двенадцати ночи Андрею всё-таки удалось настоять на нашем отбытии. Обцеловав со всех сторон, нас проводили до автобуса и с огромной неохотой, наконец, отпустили.
*
   Капитан Нажрутдинов сидел в своей канцелярии. Он так и не попал домой, потому что целая группа его курсантов, во главе с его замполитом, да ещё в придачу с автобусом, бесследно исчезла. Техникум на звонки не отвечал. Правда, сотрудник милиции, дежуривший по городу сообщил, что в городе никаких чрезвычайных происшествий не зарегистрировано. Это успокаивало.
   Нажрутдинов решил дождаться утра и в случае, если никто не объявится только тогда объявлять розыск. Когда в час ночи наш автобус подъехал к казарме ротный был злой, как чёрт за наше отсутствие и одновременно радостный за наше прибытие.
   Новохацкий построил нас у него в канцелярии и доложил:
   - Прибыли. Без замечаний. Аппаратуру отвезли.
   - Вы где до часу ночи шлялись? – шипяще спрашивает командир роты.
   - Пришлось концерт дать, - выпаливает заранее заготовленную фразу Новохацкий.
   - Какой к чёрту концерт?! Час ночи! – снова шипит ротный.
   - Для трудового коллектива техникума, в котором аппаратуру брали, - снова чётко докладывает замполит.
   - Вам, что было приказано? – скорее напоминает, чем спрашивает командир.
   - Так по просьбе трудящихся, - не унимается Новохацкий, - завтра замполиту полка звонить будут насчёт благодарности, и грамоту пришлют.
   Сидит грозный капитан, думает. Что теперь с этими курсантами делать? Явно водки прилично хапнули. Но стоят смирно, не шелохнутся. Конечно, такие после центрифуги с лопингом не шатаются. Чего же им после литры выпитой качаться? Сейчас спроси, так в один голос гаркнут, что не пили. На экспертизу вести – последнее дело. Тем более что курсанты не в самоволке были. Чин чином. На служебном автобусе возили. Да ещё под командой офицера, которого сам назначил.
   Обидно, что до часу ночи из-за них в канцелярии просидеть пришлось. Но служба на то и служба. Сюрпризы каждый день. По-другому всё равно не будет.
   Думал, думал капитан, а выход один. Придётся не заметить, что эти наглые морды к тому же ещё и пьяные.
   - Так значит по просьбе трудящихся? – спрашивает он.
   - Так точно, - рапортует Новохацкий.
   - Трудящиеся довольны остались? – снова спрашивает ротный.
   - Так точно, - снова рапортует замполит, - и грамоту с благодарностью пришлют.
   - Это хорошо, - констатирует Нажрутдинов. – Молодцы. Связь армии с народом крепить нужно. Если б вы ещё до ужина управились…
   - Личный состав накормлен, - докладывает Андрей.
   - Да я от сюда вижу, что вы не голодные, - раздражение всё таки прорывается у ротного. – Марш спать! Быстро с глаз моих долой! Чтобы через минуту все кверху штуцером лежали! А с тобой Новохацкий я завтра поговорю!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 20 Октябрь 2015, 21:38
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

Айсберг.

Айсберг.

   Жизнь в Афганистане, надо признаться, была довольно однообразной. По сути, кроме походов в столовую и боевых вылетов день заполнить было нечем. Бестолкового повышения идейного уровня там никто не требовал. Возрастания теоретических знаний матчасти не организовывал. Разборов полётов с оргвыводами не устраивал. Даже построений почти не проводили. В периоды «завоза» технического спирта, гарнизон на неделю превращался в царство белых мух, но потом снова всё возвращалось на «круги своя».
   Тут-то до меня и дошла весть, что при клубе собирается новый состав вокально-инструментального ансамбля. Вообще-то в гарнизоне их было уже  несколько, но в виду того, что аппаратура могла использоваться круглосуточно, ещё один ансамбль вполне мог функционировать. Поскольку я имел опыт публичных выступлений со сцены, то с радостью отправился навязывать свою кандидатуру и культурно приобщаться к общественной жизни.
   Музыкальная аппаратура, надо признать, была отменная. В Советском Союзе существовала установка, чтобы за границу отправлять только лучшее. Дабы заграничные жители воочию убеждались насколько советские люди богато живут. Поэтому с аппаратурой нам однозначно повезло.
   В состав нового творческого коллектива меня приняли без испытательного срока. Поскольку виртуозов там не было ни одного, моя кандидатура пришлась в самый раз. Мы приступили к репетициям.
Остальные ребята подобрались из вертолётного полка, и мы вполне сносно умудрялись репетировать в перерывах между напряжённой боевой работой.
В один прекрасный день нас почтил присутствием замполит гарнизона вместе с председателем партийной комиссии. Они сообщили, что побывали на репетициях остальных творческих коллективов, и им бросилось в глаза полное отсутствие женщин. А на праздновании «Дня Советской армии и военно-морского флота» хотелось бы порадовать суровые мужские сердца приятным женским голосом. К тому же ожидалась представительная делегация афганских товарищей, то бишь заграничных представителей. Мы вполне согласились, что вдали от Родины мужские голоса уже порядком надоели, но где искать певицу женского рода мы не представляли.
Парторг, вытянувшись перед замполитом в струнку заверил, что лично изыщет необходимую женщину, раз мы согласны. И в самом деле нашёл.
Уж не знаем, каким образом он производил отбор, но официантка, которую он привёл, вполне обладала слухом и почти голосом. Девушку звали Наталья. Ей исполнилось двадцать лет. Она была очень высокая, под 190, и при этом крупная. Кровь с молоком. Таких за глаза называют «доярками». Действительно каждая грудь у Наташи была размером с ведро, но при этом у неё были приятные черты лица, и выглядела она удивительно мило.
Как потом выяснилось, Наташа оказалась крайне стеснительной. Всех поначалу звала на «вы», хотя в Афганистане бытовали упрощённые отношения, а мы были не намного старше её по возрасту.
Наташа созналась, что с детства втайне мечтала стать певицей, но в сельской школе, где она училась, проявить себя никакой возможности не было. Сказала, что больше всего ей нравится, как поёт Алла Пугачёва, и она помнит весь её репертуар наизусть. После недолгих обсуждений мы решили, что Наташа начнёт наше выступление с песни про «Айсберг», а потом ещё две, и окунулись в репетиции.
Через две недели наступил наш профессиональный праздник – 23 февраля, в который мы и должны были добиться всеобщего удивления личного состава «приятным женским голосом». У большой брезентовой палатки, именуемой «клубом», подняли боковины. Народ со своими табуретами облепил её с боков, насколько хватало глаз. Собрался весь гарнизон.
В передних рядах восседал начальник гарнизона полковник Горшков с командирами частей. Рядом с Горшковым пристроились замполит гарнизона и парторг. Они строго зыркали по сторонам, поскольку были ответственными за проведение торжественного мероприятия с элементами концертной программы. Рядом с ними посадили приглашённых иностранных товарищей – начальника афганского гарнизона с группой офицеров. Кстати, в отличие от нас они были одеты в кителя с погонами.
Мероприятие проходило очень торжественно. С короткой речью выступал очередной командир части. Затем вручались награды, специально «придержанные» для этого дня. За награждением следовали два-три номера художественной самодеятельности. После чего выходил следующий командир части.
Но это всё после. А вначале то мы Наталью дождаться не могли. Сидим в пустой комнате для аппаратуры, народ к клубу тянется, вот, вот начало произойдёт, а Натальи нет. Понятное дело нервничаем маленько. Выглянули из комнаты наружу, а она вот. Стоит недалече.
Майка на ней новая, белоснежная. Вырез на майке такой, что туда двое поместятся. Голова завитая вся. Ни дать, ни взять артистка. Только бледненькая она какая-то и челюсть у неё почему-то не захлопнутая.
Мы ей махать: греби сюда быстрее! Мол, чего встала, и так опаздываем. Она вроде пошла в нашу сторону, только смотрит как-то сквозь. Встретили мы её. Мать честная! Да на ней лица нет.
Усадили её на табуретку, а самим не знаем, что делать. Сидит Наталья, как мумия фараонская, не шелохнётся. Худрук у ней руками возле носа поводил, пальцами пощёлкал.
- Всё ясно, - говорит, - синдром перворазника. Как она толпу народа узрела, перед которой петь полагается, так и обомлела вся.
Вот незадача выходит. Мы то на такое её состояние не рассчитывали.
- Сколько же она так просидит, сердешная, - спрашиваем.
- А пёс её знает, - отвечает худрук, - я не фельдшер. Может она так до вечера сидеть будет.
- Как же до вечера, - удивляемся, - когда у нас выступление на носу?
- Выступление – это да, - говорит худрук, - если срочных мер не принять, плакало наше выступление.
Я кричу:
- Что же мы тут срочное предпримем, когда времени нет? Тут, стало быть, без ста грамм никакие меры не помогут.
- Ты эти привычки кабацкие брось, - отвечает мне худрук, - её просто в чувства нужно привести. Может её всего-то ущипнуть требуется?
Ущипнуть все сразу согласились. Ущипнуть Наталью – это всем понравилось. Только худрук кричит:
- А ну брысь все по углам! Я её сам щипать буду.
И ущипнул легонько за бок. Наталья вроде дёрнулась, но дальше безмолвствует. В одну точку смотрит. Худрук ещё разок щипнул, а Наталья на второй раз вообще никак.
- Нет, - говорит худрук, - щипанием тут не поможешь. Тут, что-нибудь другое требуется. Может ей таблетка какая поможет?
- Есть у меня таблетка, - нашёлся один, - «левомитецин». Только кажись она для живота.
- Нет, - отвечает худрук, - тут не для живота надо. Тут другую.
- Так какую, скажи, - возмущаемся, - чего зря кота за хвост тянуть?
- Я вам ветеринар, что ли, все таблетки наизусть помнить? – тоже возмущается худрук.
- Где мы сейчас таблетки искать побежим, - урезониваю я их, - особенно даже если названия не знаем? Или того хуже снотворное ей найдём. Вот тогда концерт выйдет. Одна умора получится. Грамм пятьдесят ей влить, и всё как рукой снимет.
- Мы,- говорит худрук, - все за наше общее дело болеть должны, а у тебя только сто грамм на уме.
- А я, - говорю, - за что болею? Как раз за это самое общее дело. И мне как болеющему человеку довольно обидно подобные намёки выслушивать.
- Ладно, - тогда говорит худрук, - может ты и прав. Видно ничего умнее ста грамм мы сейчас не придумаем. Психотерапевты у нас кругами не шастают. Давайте сто грамм искать.
Скинулись мы по пятнадцать чеков. С дамы же не будешь собирать, тем более с такой молчаливой, и послали самого молодого спирт искать. Молодой молодцом оказался. Бутылку спирта быстро нашёл. Хотя на то он и молодой – закуски поискать не додумался. Но уже не до сантиментов.
Развели мы спирт и стали в Наталью заливать. А она вроде истукан – истуканом, но головой вертит. Отворачивается. Аппетиту у неё стало быть нет. Со своими бабами поди враз махнула бы и только крякнула, а тут видите ли на диете.
- Открывай Наталья рот, - нервничаем, - хватит нам уже настроение портить. Ты нам свою моду на круглые глаза бросай!
Влили с горем пополам стопку. Измучились. Сидим, ждём. Вроде подействовало. Как бы румянец у неё проступил, и рот открывать начала. Но рот открывает, а по-прежнему ничего не произносит. Такие картины в аквариумах наблюдать можно. Я говорю:
- Ещё ей надо влить. Ей одна стопка – что слонихе дробина.
- Хватит, - кричит на меня худрук, - ты своими безобразиями до греха доведёшь! Ждать нужно.
- Жди, - отвечаю. – Нам на сцену скоро, а от неё звуков нет. Тебе надо, чтобы она как рыба пела или как Алла Пугачёва? Видишь на «слониху» совсем не обижается.
Худрук затылок почесал.
- Нет, - говорит, - рыбьи песни нам ни к чему. Давай ещё стопку ей внутрь пропихивать.
Вторую легче пропихнули. Наталья, видать, уже в человека превращаться начала. А скоро вообще заговорила. Только то, что она сказала нас не обрадовало. Её слова нам заместо серпа по ногам пришлись.
- Я, - говорит, - раньше не думала, что так страшно много народу перед собой видеть. Выйти к ним со страху я никак не могу. Поэтому от карьеры певицы отказываюсь и, вообще, я домой пошла.
Вот, значит, как она нам заявила. Мы тут репетировали две недели, по пятнадцать чеков скидывались, а она домой. Не на шутку нас такое заявление тронуло. Рассердило нас такое обращение. Не глядя на рыцарское отношение к дамам, что-то у нас в глазах очевидно засверкало. Наталья это заметила и поёжилась.
Худрук руки вскинул:
- Стоять всем по своим местам!
Махнул нам, что бы не подходили и к Наталье присел. Что он ей там плёл мы не слушали. Но сумел он по-доброму, ласково её убедить.
- Ладно, - говорит Наталья, - буду петь. Раз уж две недели репетировали.
И улыбнулась первый раз. Мы, конечно, тоже заулыбались. Не зря, значит, две недели репетировали. Добили на радостях початую бутылку. И Наталье наравне наливали, только видно это было зря.
Перед самым выходом на сцену Наталья совсем раскрепостилась и начала тихонько хихикать сама с собой. Когда пришло время подниматься со стула оказалось, что её мотает как матроса во время шторма. Совсем не крепкая она оказалась, да ещё без закуси. Мы, конечно, от неожиданности удивились, но что делать. Уже пришла пора к сцене выдвигаться.
До сцены Наталью довели в общем то без приключений, но подойдя к ступенькам, столкнулись с препятствием: пытаясь поднять ногу на ступеньку Наталья начинала заваливаться назад.
- Дурной знак! – Не к месту прошипел руководитель.
С третьего раза нам вчетвером удалось вытолкать Наташу на сцену.
   Взобравшись, Наталья мощно вклинилась корпусом в аппаратуру. Пытаясь сдержать качку, она хваталась за микрофоны и тарелки, как за трамвайные поручни, но те сами еле держались. Сцена-то была малюсенькая. Её же не для того делали. Сцену из бомботары сколотили, чтобы на ней могла поместиться трибуна и стол покрытый красным кумачом. Сцена предназначалась для  партийного президиума в пять человек. «Изготовители» на вокально-инструментальный ансамбль не рассчитывали, хотя, конечно, трезвые исполнители, выступающие до нас, на ней вполне помещались.
   Постороннего шума и фона от Наташи произошло много. Мы, конечно, как могли её с боков поддерживали, только разве тут удержишь?
   Сыграли мы вступление. Наташа запела. Вроде в ноты попадает, только поёт тиховато, и штормит её при этом сильно. Глядим, праздничного настроения у нашего руководства как не бывало. Командир серым стал, замполит красным, а парторг побелел. Вот и весели тут народ, когда перед тобой три таких лица расположено.
   Хорошо Наташа в должностях не разбирается. Ей что командир полка, что командир экипажа – все на одно лицо. Поёт и руками себе помогает. Дошла до слов «А ты такой холодный, как айсберг в океане», решила рукой айсберг показать – какой он большой, да неудачно. Чуть в барабаны не зарухала. Мы её на гитарных грифах еле удержали. Благо сцена не большая. Раскачивается над ней Наталья в своей белой майке соответствующего размера. Ну точно айсберг над волнами.
   Начальство всё сильней злостью наливается. А афганские товарищи ничего. Шеи вытянули, улыбаются. Естественно, они такого отродясь не видели. У них женщины без паранджи не ходят и со сцены с таким декольте  не поют. Тут у Наташи новая майка из джинсов неприлично выбилась. Так они вообще просияли и хлопать начали как оглошенные.
   Наташа видит – успех налицо. Задние ряды, хоть от хохота валяются, а большой палец показывают «Во!». Мол, давай, подруга! Наташа приободрилась, стесняться перестала. Нас оттолкнула и уже во весь голос запела. Стала пытаться в такт музыке пританцовывать, руками вовсю размахивать. Бюст её огромный за ней не поспевает. Того и гляди из декольте выскочит. Задние ряды одобрительно реветь начали, а афганские товарищи хлопают ладоней не жалея. Замполит с парторгом к ним повернулись, улыбаются натянуто, хотя по всему видно, что скамейки им раскалёнными сковородками кажутся. Один начальник гарнизона сидит с каменным лицом и не шевелится.
   Допела Наташа песню, а что делать дальше, не знаем. У нас ведь ещё две по плану. Вроде как нужно продолжать. Народ рукоплещет с восторгом, но при этом ржёт неимоверно. Собрались мы следующую песню объявлять. Глядим, замполит с парторгом нам тайные знаки подают, причём, чтобы афганские товарищи не заметили. Мол, убирайтесь к чёртовой матери и певицу свою забирайте!
   Пришлось выступление закончить и зрителям поклониться. Наташу придержали, чтобы она, когда кланялась, в зал не нырнула. Так под аплодисменты и сошли со сцены.
   Довели Наталью обратно в комнату. Там уже её подруги принимать ждут. И зло так на нас смотрят. Худрук на меня тоже злой косится:
   - Это всё из-за твоей идеи со ста граммами.
   Нормально! Как Наталье в глотку заливать, так все вместе. А как виноват, так я один. Да хоть бы и моя идея? Я для кого старался? Я же за общее дело радел! Музыканта может обидеть каждый. И ещё вопрос, что здесь хуже? Может без моей идеи мы бы вообще на сцену не попали? Я может всё положение спас? А теперь вот чёрную неблагодарность слушаю.
   Досмотрел я праздничный концерт уже в общем «зале». И скажу честно, никакому выступлению народ больше чем нашему не радовался. Ну и что, что немного необычно вышло?
Начал после концерта народ расходиться. Смотрю, вся моя комната не спеша домой бредёт. Я к ним. А они шаг прибавляют и шипят на меня:
- Ты к нам не подходи. А то подумают ещё, что мы с тобой знакомые. Нам такой позор ни к чему.
Блин! Да что сегодня за день такой? Кругом все меня виноватым считают. Не понять им, что в искусстве иногда случаются жертвы. Оно этого требует.
   Больше ни в одном праздничном мероприятии наш вокально-инструментальный ансамбль к участию не допускали. А Наташу после этого выступления весь гарнизон стал называть «Айсбергом».
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 20 Октябрь 2015, 22:14
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

Цитата: Голобородько от 21 Ноябрь 2011, 21:24
Если народ скучает без Кубякина, то я попробую его заменить. Я думаю он не обидится если я сброшу один из его рассказов. Читайте на здоровье...

Паша Дубов.

   Так в жизни получается, что люди, когда трезвые вытворять ничего особенного не желают. И даже когда их усиленно просят:
   - А давай ка брат мы с тобой сейчас отчибучим…

Каюсь, был такой случай в молодости.
       Олежек,  правда, придал ему некоторую "художественную форму". В реале всё было так.


        Ваня Иванов давно просил меня показать ему столицу И вот в  очередном отпуске в ноябре 1978  это случилось .
Начали мы с кафе "Метелица", что на Арбате,но посмотрев цены в меню сильно сократили программу, ограничившись бутылкой "Ркацители".
       А душа требовала праздника... Зайдя в Новоарбатский гастроном, и купив две бутылки серьёзного напитка соответствующего статусу третьекурсников прославленного училища под названием "Столичная" , решили полюбоваться вечерней Москвой с высоты птичьего полёта.
 Поехали в гости к знакомому (он работал в высотке на Котельнической),там всё это употребили(включая его запасы), а потом звонок из квартиры Л.Зыкиной,  ну как не пойти,не познакомиться....
   Потом решили пойти добавить, а тут эта скорая помощь, ну и дальше "по тексту"....
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 20 Октябрь 2015, 22:20
И к Зыкиной зашли? Песни пели? Это уже интереснее рассказа.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Павел Дубов от 20 Октябрь 2015, 22:29
И к Зыкиной зашли? Песни пели?
Не -розетку чинили , мой знакомый в высотке электричеством заведовал, а тут звонок от неё. Ну мы все вместе и пошли. Денег за работу он не стал брать, вот мы и "добавили" с народной артисткой.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 21 Октябрь 2015, 19:07
Народ требует продолжения  %3 %3 %3
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 21 Октябрь 2015, 19:26
Народ требует продолжения  %3 %3 %3
Все рассказы можно найти здесь http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat (http://кубякин.рф/index.php/yumoristicheskie/7-shinel-nomer-pyat)
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 21 Октябрь 2015, 19:52
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

В Шиндант мы переводились очень памятно. Знаменательное событие с нашим переводом совпало. Если желаете, можно подробнее.

Властелин бочки.

   Афганистан, общеизвестно – страна мусульманская, поэтому её жители решительно не употребляют спиртных напитков. В магазинах у них совершенно отсутствуют винные отделы. Героин – это пожалуйста, хоть сто порций. Но военным из Советского Союза героин ни к чему, они к нему не привыкшие. А вот чего-нибудь попроще – водочки, например, очень требовалось. Но этого как раз в кантинах (магазины такие) шаром покати.
 Советские военнослужащие неоднократно намекали афганцам на высокую рентабельность самодельной водки, в смысле самогона. Пробовали пробудить у предприимчивых местных жителей страсть к наживе через эту самую жидкость. Повышали их знания на данную тему в теоретическом отношении, и даже на практике показывали, как заправлять, куда вставлять змеевик, и откуда ожидать прибыльное вытекание. Ничего не помогло. Так и не смогли приучить афганцев гнать самогон. Недоступным для них оказалось это  достижение цивилизации.
Военторг в данном отношении также занял предательскую позицию по отношению к военнослужащим ограниченного контингента. Конфеты, консервы, минералку и даже редкие книги – в порядке живой очереди. А вот, что-нибудь содержащее вожделенные градусы – ни в коем случае. Вдобавок всё это проистекало под высокоморальными лозунгами горбачёвской антиалкогольной кампании.
Понятно, что в существующих условиях многочисленная мужская компания, выполняющая интернациональный долг вынуждена была проявлять изобретательность, свойственную советскому человеку данного исторического периода. В ход шли леденцы, клеи, кремы, одеколоны, кефир, картошка… в общем весь перечень исходных материалов опробованных в предыдущие десятилетия на необъятных просторах Родины.
   Естественно, что в условиях тотального дефицита особой ценностью пользовался уже готовый продукт, а именно – авиационный спирт. Спирт ведь для авиации – это расходный материал. Если чего сильно замёрзло, то поливают спиртом. Или, наоборот, перегрелось (колёса при торможении, например) опять спиртополив требуется.
   Но, как Вы догадались, в сложной обстановке военных действий бедным самолётам спирта ни капли не доставалось. Хотя на качестве работы этой самой техники отсутствие спирта никак не сказалось. В условиях раскалённой пустыни ни одного случая обледенения зафиксировано не было, и тормозные диски, на полосе в два раза превышающей по длине необходимую, ни разу не перегрелись.
   Так что всё предназначенное для обильного полива военной техники с удовольствием выпивалось личным составом, но, понятно, количество спирта, выделяемое для удовлетворения потребностей авиационной техники, только частично удовлетворяло потребности авиационных работников.
Бывалые авиаторы, поднимая глаза вверх, со вздохом рассказывали народу об особенностях конструкции самолёта Миг-25, у которого перед каждым полётом заливается 600 литров чистого спирта, и молодые специалисты с надеждой вглядывались в небо: не появятся ли там случайно Миг-25. Но за весь период кампании Миг-25-е на территории Афганистана так и не приземлились.
В установленных ГОСТами количествах спирт в гарнизоны поступал и распределялся согласно документам. Правда, здесь не всегда выходило гладко. Однажды экипажу вертолёта Ми-8, при перевозке трёх двухсотлитровых бочек спирта, удалось уговорить прапорщика сопровождавшего бочки, ненадолго приоткрыть одну из них…
   Когда вертолёт приземлился, то почему-то не выключал двигатели и долго стоял с вращающимися винтами. Подоспевшая техпомощь выяснила: одна из бочек откупорена, экипаж, в полном составе, включая сопровождающего прапора, находился в невменяемом состоянии, а все имеющиеся на борту сосуды, включая целлофановые пакеты и лётные шлемофоны, до краёв заполнены ворованным спиртом.
   Как им удалось долететь и посадить вертолёт по сей день является загадкой для всех, и для экипажа в том числе. Думается, уместно будет вспомнить бытующую некогда поговорку: «Мастерство не пропьёшь!»
   После данного случая прапорщикам запретили участвовать в транспортировке спиртосодержащим смесей. Теперь сопровождающие назначались только из числа офицеров, количеством не менее двух. Экипаж вертолёта, конечно, наругали, и в наказание отобрали весь припасенный ими спирт.
   Прилетавший таким образом спирт поступал в единоличное распоряжение инженера авиационного полка. Он, в зависимости от регламента и личных симпатий распределял его по эскадрильям и инженерным службам. Инженерам эскадрилий доставалась, как правило, бочка спирта, которую они хранили в своей комнате рядом с койкой. Учитывая конвертируемую важность и нужность авиационного спирта, инженеры автоматически превращались в «уважаемых людей», а статус «властелинов бочек» вполне уравнивал их со статусом начальников имеющих большие погоны.
   Инженер эскадрильи лично выделял спирт подчинённому ему личному составу. Размер выделяемой доли определялся должностью, званием, сроком службы и теплотой личных отношений с инженером.
   Простому лётному составу доставалось обычно не больше полулитры. Даты выдачи спирта считались торжественными и именовались «праздники выдачи спирта». Такие дни гарнизон отмечал с большим размахом и пышностью.
   Спустя небольшое время после окончания «праздника» в розничной торговле «из под полы» появлялся спирт неустановленного происхождения по цене 60 чеков за бутылку. Продавался он через официанток и пользовался большим спросом, особенно у десантников, спустившихся с гор после участия в наземных операциях.
   Не глядя на всеобщий почёт и уважение, люди «сидящие на бочках» находились в крайне тяжёлых условиях. Не всем оказалось под силу «сидеть на бочке» и не спиться. Наш инженер полка «сгорел» буквально за полгода. Человек стал чёрного цвета, практически не мог членораздельно выражаться, только разводил руками. Никаких служебных обязанностей он уже выполнять не мог. Его уволили из Вооружённых Сил и отправили в Союз. Если бы этого не сделали, скорее всего, человек бы просто умер. Пространное утверждение «слишком хорошо, тоже не хорошо» - имело здесь вполне конкретный смысл.
   На время пока решался вопрос с назначением нового инженера полка вместо него из управления армии прислали радиоинженера, в чине подполковника. Взвешенное ли это было решение? Вряд ли. Человек прибыл исполнять серьёзнейшие обязанности, не зная в лицо ни одного человека. Правильнее было бы, в этом случае, поручить исполнение обязанностей инженера кому ни будь из начальников инженерных служб полка, но верховное начальство решило вот так.
   Назначение исполняющего обязанности инженера совпало с перебазированием нашей эскадрильи из Кандагара в Шиндант, на основную базу. Он, естественно, прибыл для контроля за данным мероприятием.
   Служебное имущество и личные вещи к тому времени уже были отправлены в Шиндант. В комнатах стояли лишь пустые солдатские койки, приписанные к соответствующему жилому модулю. Нам предстояло переночевать на этих койках последний раз, а утром перегнать самолёты к новому пункту назначения.
   Ночь сразу не задалась. Поскрипев голой кроватной сеткой и оставив последние надежды заснуть, я отправился искать, чем бы скоротать время? Слабоосвещённый коридор модуля не располагал к разнообразию, однако из комнаты инженера эскадрильи угадывалось оживление. Немного потушевавшись, я осмелился заглянуть туда, и явно  никого там не разбудил.
   Картина, представшая моему взору, была поистине чудесна. Вместе с дверной щелью, мне приоткрылась щелка в волшебный мир. Стол был уставлен бутылками со спиртом, несчётными банками тушёнки и даже вяленная тарань громоздилась сверкающими барханами.
Джентльмены пили и закусывали. Тонкий налёт тушёночного жира выгодно оттенял древесину крышки стола, кое где играющую бликами спиртовых лужиц. Недокуренные бычки приветливо выглядывали из жестяных банок развесистыми экибанами. Тараньи чешуйки инеем серебрили ручки железных кружек, рукава и носы джентльменов. Мелодичное чоканье и чавканье нежно бередили сердце, ускоряя волны артериального течения. Сизая вуаль сигаретного дыма покрывала атмосферу чертами таинственности, а сладко скрючившийся под столом инженер соседней эскадрильи источал истому домашнести и уюта.
Наш инженер, уже изрядно принявший на грудь, глядя в мои изумлённые глаза, дружески махнул, приглашая зайти. Моя мятущаяся душа, неосторожно качнулась в сторону внезапно открывшейся долины очарованья и пучина страсти тут же поглотила ея.   
   Оказалось, с  нашим инженером пришли прощаться инженеры эскадрилий других типов самолётов, хотя присутствовало и много наших. Оросив прерии молодого организма огненной водой и восполнив недостаток холестерина,  я огляделся. По иронии судьбы рядом со мной сидел новый исполняющий обязанности инженера полка. Он оказался на редкость воспитанным, интеллигентным человеком. Почти не пил, только пригублял. Ел мало. Выражался очень взвешено, обдумано. При этом иногда спрашивал у меня, кто есть кто, поскольку видел многих в первый раз. Фамилии его я так и не узнал. Запомнил только, что зовут его Пётр Павлович. В отличие от Петра Павловича я не скромничал и усиленно налегал на всё, до чего мог дотянуться.
   Инженер эскадрильи, восседал как чукча посреди собственного оленьего стада, и пел себе дифирамбы, превозмогая собственную фантазию. Хвалил себя как на похоронах. Одним словом врал изо всех сил на какие только был способен. С его слов выходило, что войну в Афганистане мы выиграли благодаря исключительно его личной смелости, находчивости, стратегическому таланту и необычайной человечности. При этом он учил всех как надо летать, в том числе и лётчиков.
   Тем не менее, народ слушал инженера, как слушают судью во время чтения приговора, и радужно улыбался, не забывая своевременно наливать и дружно тыкать перочинными ножами в банки с тушёнкой. За таким щедрым столом, чего бы не поулыбаться? Разошлись после двух часов ночи, когда инженер уже выдохся и уронил свою стратегическую голову между тарелкой с хлебом и кучей рыбной шелухи.
   Раненько утром мы собрались на аэродроме. Карты с прочерченной линией «Кандагар – Шиндант» были заготовлены заранее. Я попал в четвёрку, которую собрался вести Случевский Геннадий Иванович – старший нашей кандагарской группы.
   - Пойдёшь на спарке с пассажиром, - сказал он мне.
   В переводе это значило, что я полечу на двухместном учебно-боевом самолёте, а в задней кабине у меня будет кто-то неизвестный. При этом Геннадий Иванович страшно сокрушался:
   - Как же я с Генкой Бурукиным не простился? Он Гена, и я Гена. Нехорошо получилось! Столько вместе… понимаешь…
   Бурукин – это начальник рентгенотделения местного госпиталя. Но фокус в том, что раньше он служил начальником медицинской службы краснодарского авиационного полка. Считал себя полностью авиационным человеком, и даже теперь не признавал никакой формы кроме авиационной, поэтому продолжал в госпитале носить голубые погоны вместо красных. Познакомил всех с Бурукиным в общем-то я. Ведь он в своё время выпускал в полёт моих отца и тестя. Встретившись на кандагарской земле, у нас завязалась крепкая дружба, которая впоследствии перекинулась на всю авиационную группу. Васильевич много раз выручал нас и практически был членом коллектива.
   Мы согласились, что получилось нехорошо: в запарке не успели сходить к Васильевичу попрощаться. Решили уходить на Шиндант не левым, а правым разворотом, чтобы «пройти» над госпиталем. Васильевич непременно должен был понять, что это означает, и таким образом нам бы удалось немного сгладить неловкость.
   - А как пассажир? – спросил я, не представляя о ком идёт речь. – Возмущаться не будет?
   - Да он ничего не поймёт, занимайся своим делом, - успокоил меня Случевский.
   Подойдя к самолёту, всё прояснилось. Загадочным пассажиром оказался Пётр Павлович. Пользуясь своим временно исполняющим положением, он решил полетать на боевом самолёте. Ну и правильно. Другого случая в жизни может не представиться. Ведь многие техники и инженеры, проработав всю службу на авиационной технике, так и не имели возможности подняться на ней в воздух.
   Подойдя к самолёту, я начал принимать доклад от техника самолёта. Техник в присутствии незнакомого начальства старался сделать всё как можно официальнее. Поэтому получалось растянуто, сбивчиво, но по науке.
   Пётр Павлович изменился в лице, узнав во мне того с кем буквально четыре часа назад «глушил» спирт, подпирая друг друга локтями. Но быстро справился с собой и спрятал изумление. Понятно, человеку первый раз в жизни предстоит лететь не боевом самолёте, он волнуется, а тут ему подсовывают такую свинью в виде меня.
   Мне было интересно наблюдать за ним. Откажется лететь со мной или нет? В принципе сделать перестановку в группе проблем не составляло. Но и Пётр Павлович «лез» в кабину боевого самолёта не совсем законно. В Союзе за такое нарушение его бы самого разжаловали в рядовые.
   - Доброе утро Пётр Павлович, - обратился я к нему, ожидая, протянет ли он мне руку первым, как старший по званию.
   - Доброе утро, - вполне спокойно ответил Пётр Павлович и протянул руку.
   - Вы готовы? – для подстраховки спросил я.
   - Готов, - ответил Пётр Павлович.
   Дальше, уже не обращая внимания на чины и былую дружбу, я проконтролировал его посадку в кабину, проверил умение пользоваться переговорным устройством, проинструктировал на случай катапультирования. Затем сам сел в переднюю кабину и запустил двигатель.
   После взлёта пошли правым разворотом без набора высоты. Руководитель полётов удивился и пытался возмутиться, но Случевский  рявкнул на него, и тот замолк. Развернулись. Взяли курс на госпиталь. Снизились до высоты пятнадцать метров. Скорость не гнали. Обороты двигателей убавили. В общем, предприняли всё, чтобы народ пугать поменьше.
   По пути попался жилой городок афганских военных. Ну, звеняте хлопцы. Потерпите. Мы не виноваты, что к госпиталю иначе как через вас не пробраться.
   Показались госпитальные домики. Прошли над ними как можно тише, и только потом увеличили мощность и пошли в набор высоты.
   В принципе раненные, находящиеся в госпитале, отнеслись к нашему пролёту с энтузиазмом. Народ бывалый, обстрелянный. Это им вроде развлечения среди суровых больничных будней получилось. Поприседали  маленько от неожиданности, но это обычная реакция людей на низколетящие самолёты. А санитарки, не в пример, создания нежные. Две на мочевой пузырь оказались слабые, одна на желудок.
   Как начальник госпиталя отреагировал на наш пролёт – неизвестно. Но он сразу вычислил Бурукина, и почему-то хромая, прибежал его ругать:
   - Это они с тобой прощались! Это всё ты виноват! Из-за тебя бардак такой! Накажу по первое число!
   Васильевич, конечно, оправдываться:
   - Ну культурные люди завсегда «здравствуйте» говорят, «пожалуйста»… и «до свидания»… тоже говорят. Как же без культуры?
   А самому приятно. Значит, попрощались с ним. Не забыли. Дружба – она знаков внимания требует.
   Набрали мы семь тысяч, и пошли на Шиндант. На этой высоте спокойно, не болтает. Да и я стараюсь машину лишний раз не трясти. Человек-то сзади, мало того, что непривычный ещё и не выспался.
   Я к ведущему поближе подошёл. Да как поближе. Над кабиной у него метра два завис. Помахали мы Саньке Крайнову ручкой. Он нам тоже. Потом назад оттянулись. Дал Петру Павловичу самостоятельно самолётом поуправлять. Затем автопилот включили. Посмотрели, как самолёт в автоматическом режиме летает. В общем, развлекал начальство сколько мог.
   Подлетаем к Шинданту – ядрёна вошь! Стоянка, где афганские самолёты должны стоять вся в огромных чёрных пятнах. Что же это за дизайнеры там упражнялись?
   Тут я вынужден несколько прерваться, поскольку тёмные пятна на стоянке тематически не связаны с сюжетом нашего рассказа, и вдобавок требуют массу пояснений совершенно иного характера.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 21 Октябрь 2015, 19:54
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

В Шиндант мы переводились очень памятно. Знаменательное событие с нашим переводом совпало. Если желаете, можно подробнее.

Игрушечная железная дорога.

   С вводом советских войск в Афганистан в 1979 году началась массированная помощь дружественной стране. Кроме миллиардных вливаний в её экономику, главная помощь заключалась в создании института советников. В первую очередь, естественно, советниками облепили молодую «Народно-демократическую партию» (НДПА). При каждом мало-мальски значимом члене партии, состоял советский советник из числа ответственных работников КПСС, который контролировал мысли, направлял высказывания подопечного, а также систематически отправлял «наверх» отчёты и доклады о собственных наблюдениях и достижениях.
   Другие советские советники интенсивно помогали структурам ХАД (контрразведка) и царандой (народная милиция). Поначалу оказывать помощь было весьма затруднительно, ввиду отсутствия самих перечисленных органов, но впоследствии эта проблема была успешно решена.
   В точно такой же ситуации оказалась Народная Армия Афганистана. На службу направляли молодёжь до сорока лет, отловленную, как правило, в горах. Бывшим душманам выдавалась военная форма, их кормили и обучали строевой и политической подготовке. Обучением, понятное дело, занимались советские советники.
   В случае начала масштабной военной операции указанным военным выдавали автоматы Калашникова и вывозили в район боевых действий. Помощь афганской армии самоотверженно оказывали советские войска.
   «Помощь» оказываемая советскими войсками обычно проходила следующим образом. Сначала район предполагаемой операции «обрабатывался» штурмовой авиацией из числа советского ограниченного контингента. Особое внимание уделялось господствующим высотам. По завершении чего той же авиацией минировались тропы, соприкасающиеся с данным районом, дабы исключить возможность, как придти на помощь, так и сбежать из района. После этого в район операции выдвигалась советская группировка в составе двадцати тысяч. Позади группировки везли полк афганской народной армии количеством пятьдесят-восемьдесят человек.
   По завершении операции военнослужащих Афганистана усиленно фотографировали, с целью показать какие они молодцы, и как лихо они расправились с врагами молодой народной власти. Фотографии помещали в листовки, из текста которых становилось ясно, что непобедимая афганская армия добивает последние остатки приспешников капитализма, по добитии которых в стране неминуемо наступит процветающий социализм.
   После группового фотографирования у афганских военнослужащих не успевших сбежать с оружием, оружие отбиралось. Собранное оружие возвращалось в оружейную комнату, которая представляла собой вторую половину жилой комнаты советника командира полка. Здесь оружие хранилось до следующей операции.
   С афганской авиацией дела обстояли получше. Лётный состав запрещалось набирать из бывших душманов. В лётчики принимались исключительно мирные пастухи, виноградари и сборщики опийного мака. За советские деньги они обучались взлетать и садиться на устаревших советских самолётах типа Миг-21 и Су-7 в Краснодарском училище.
   Вернувшись после учёбы в Афганистан, новоиспечённые лётчики производили редкие полёты на тех же советских самолётах заправленных советским керосином.
   Какие задачи выполняли афганские лётчики неизвестно, но вполне ответственно можно заявить, что лётный потенциал афганской армии особо не рассматривался и не учитывался. Главным назначением афганской авиации была «демонстрация достижений» афганского народа под мудрым руководством прокоммунистической афганской партии.
   Авиационная афганская структура на половину состояла из советских советников. Оно и понятно. Заставлять пастуха готовить авиационную технику к полёту без должного контроля – запланированное убийство. Естественно, что людям, начавшим к двадцати годам впервые читать по складам, невозможно было в короткие сроки овладеть сложнейшими инженерными навыками. Поэтому афганская авиация по своему устройству и назначению скорее напоминала игрушечную железную дорогу, чем серьёзную военную структуру.
   На игрушечной железной дороге есть рельсы, по которым мчатся локомотивы и вагоны, есть туннели, светофоры, станции и даже начальники станций. Только никаких грузов игрушечные составы не перевозят и никуда дальше комнаты не выезжают. А нужна вся эта дорога для того, чтобы маленький мальчик любовался ей в своё удовольствие, когда у него возникнет охота.
   Также и с афганской авиацией. Это была игрушка, которую показывали и говорили: «Смотрите, у нас есть своя авиация. Мы очень умное руководство и создаём мощное государство!» Назначение её было чисто прикладное и агитационное.
   Поэтому, когда подлетая к Шинданту с Петром Павловичем мы обнаружили тёмные пятна на стоянке самолётов афганской армии, то догадались, что это были следы от сгоревших самолётов, но при этом совершенно не расстроились. Афганистан – была такая прорва куда народные миллионы улькали не оставляя даже пузырей. А руководство КПСС считало, что успешно строит новую неофициальную советскую республику, типа Монголии, но при этом не желало замечать, что одновременно ведёт собственную страну в финансовую пропасть семимильными шагами.
   После приземления в Шинданте наши догадки подтвердились. Ночью на стоянке было сожжено девятнадцать самолётов афганской армии: одиннадцать Миг-21 и восемь Су-7. Очевидцы сообщили, что когда самолёты горели, из них регулярно вылетали катапультные сидения, срабатывающие от температуры. Возможно, это придавало зрелищу вид некой торжественности.
   Поехали и мы поглазеть на сгоревшие самолёты. «Су седьмые» – просто в горы обугленного метала превратились. По всему видно, что эти кучи когда горели, ещё и булькали. Бульки так и застыли запечатлев навечно «красоту горящего метала». А из «Мигов» кучки поменьше получились, но носы и хвосты у них целые. Торчат из этих кучек, будто запчасти. Выходит Миги огнеупорнее что ли?
   - Как же это получилось? – спрашиваем.
   Оказывается, афганские часовые, которые эти самолёты охраняли сами  и подложили пластиковые мины под топливные баки. Удивительная грамотность. Даже знают где у самолётов топливные баки. Не иначе ЦРУ обучение проводило. Сами охранники к утру во всём сознались и дали показания. К одному уже отец приехал, к другому брат. Готовы вместо них в тюрьме сидеть. У афганцев это не возбраняется.
   - А чего же пожарных не позвали? – снова спрашиваем. – Прогорели все до самого основания.
   - Так пожарники приезжали, - отвечают. – Только как пожарники?.. Пуштунов наловили, в форму одели, и сообщили, что теперь они пожарниками будут называться. А что при этом делать надо – объяснить забыли. Хотя, что толку? Объясняй, не объясняй…
   Ну, здравствуй Шиндант! Спасибо за «горячий» приём. Теперь здесь жить будем.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 21 Октябрь 2015, 19:57
Перенес с ветки 1980 года рассказ Олега Кубякина.

Позже, конечно, бывали случаи и более серьёзного назначения.

Вот, к примеру, курсант… не хочется называть его фамилию, поскольку сегодня он человек женатый и положительный. Назовём его между собой Сидоров. Так вот с этим Сидоровым однажды приключилось история, которая портила ему настроение. Так в жизни повелось, кто-то в историю попадает и становится великим, остальные же в историю влипают.
Товарищи, естественно, обратили на это внимание и поинтересовались причиной наличия трагического лица Сидорова. Тот поведал ситуацию, в которой он оказался, в общем-то, по доброй воле, но дальше его воля перестала кого-либо интересовать, и скоро над Сидоровым должна была торжествовать совсем чужая воля. Причём торжествовать в прямом смысле – в торжественной обстановке с соответствующей записью в документах.
Дело начиналось, как у всех, банально. Встретила курсанта девушка, кино, мороженное и т.п., а вечером он оказался у неё в койке. И было-то это всего один раз, но теперь мамаша данной девушки объявила Сидорову, что её дочь беременна и ему срочно необходимо на ней жениться. На самом ли деле девушка беременна Сидоров понятия не имел, но будущая тёща пригрозила, что, если не женится, то она обратится в политотдел Ейского училища.
В пору коммунистического контроля за нравственным состоянием будущих офицеров такая угроза была вполне реальна и отдавала приговором. История уже знала достаточно случаев, когда курсантов принуждали к счастливой совместной жизни именно таким способом. Сидоров предчувствовал, что это произойдёт и с ним. Но при этом Сидоров совершенно не знал: на самом ли деле его подруга беременна, а, если и беременна, то от кого? Поскольку он был крайне неопытен в данном виде деятельности, то на наводящие вопросы бывалых товарищей внятно ответить не мог. И самому ему в этом случае было не ясно: подлец он или жертва обстоятельств? Путаясь в собственных чувствах и показаниях, Сидоров ходил понурый, ожидая окончания так приятно начавшейся истории. 
Товарищи же его, хотя и не знали интимных подробностей случившегося (по его же вине), но посоветовавшись в курилке, решили таки Сидорова не сдавать. Уж слишком всё подозрительно складывалось. Быстро и гладко А мамаша девочки вместо предъявления убедительных доказательств беременности давила «на свадьбу» сверх всякой меры и не скупилась на угрозы.
Сидоров скрывая страх и расстроенные нервы, но надеясь на своих товарищей, ответил на женитьбу полным отказом. Товарищи же приготовились к отпору. Тёша получив отказ, приступила к воплощению угроз.
Совсем через небольшой отрезок времени после сидоровского отказа, во время лекции в аудитории отворилась дверь, и вошёл дежурный по УЛО (учебно-лётному отделу):
- Курсанта Сидорова к начальнику политотдела! Срочно! Здесь Сидоров? – зычно спросил он.
Сидоров встал.
- Ага, - кивнул дежурный, - пошли.
Но тут вслед за Сидоровым поднялось ещё девять человек. У преподавателя возле доски и у дежурного брови поползли вверх:
- Вы чего?
- Мы пойдём вместе с ним, - ответили вставшие.
- Так ведь только Сидорова вызывают, - развёл руками преподаватель.
- Мы пойдём вместе с ним, - снова спокойно, но твёрдо повторили курсанты.
Преподаватель возмущённо выдохнул, но решил не превращать лекцию в балаган:
- Командир отделения? Ваши люди – разбирайтесь.
- Пусть идут, - так же твёрдо заявил командир отделения.
Преподаватель пожал плечами и отвернулся к доске. Дежурный тоже пожал плечами и повёл всех десятерых к начальнику политотдела училища полковнику Ене.
Когда все десятеро вошли в кабинет начпо у того тоже удивлённо поползли брови:
- Я вызывал одного?
- Мы все по одному вопросу, - ответили те хором.
В кабинете у начпо, как и предполагалось, находилась вышепомянутая мамаша с лицом полным горя и глазами полными слёз. Очевидно, уже успевшая не жалея красок расписать обрушившиеся на неё страдания. Условно беременная жертва скромно сидела тут же на краюшке дивана.
- Я не понял, - снова переспросил начпо, - как это по одному вопросу?
- Ну, по тому же, по какому здесь и эти гражданки, - неумело объяснил один из курсантов.
- А вы что, знаете по какому они вопросу? – снова удивился полковник Ена.
- Так точно! - хором рявкнула вошедшая процессия.
- Вы что, все знакомы с этой девушкой? – Ена указал на сидевшую.
- Так точно, - снова рявкнула процессия.
Мамаша, кажется, начала соображать что происходит. Кровь бросилась ей в лицо, наглухо перекрыв слезопроводные каналы.
- Не верьте им товарищ полковник! – заверещала она. – Вот он этот подлец, который мою дочку обесчестил!
Мамаша энергично ткнула в Сидорова.
- Та не! Если насчёт чести, то это не мы. Это ещё до нас кто-то постарался, – нетактично перебил её один из курсантов.
- Да-а-а, - дружно закивали остальные, растягивая гласную на эстонский манер.
- Что?! Как вы смеете?! – мамаша вскочила и грудью ринулась на курсантов, при этом, явно не добившись никакого эффекта. – Вы что это? Вы кто такие? Откуда вы вообще взялись?
- Как же ш кто? – снова влез нетактичный курсант. – Мы самые близкие друзья вашей дочки! В известном смысле, разумеется.
- Все? – удивился Ена.
- В том-то и дело, что все, - ответили сразу несколько голосов.
У сидевшей на диване отвалилась челюсть. Она в отличие от мамаши ещё не до конца разгадала смысл происходящего.
- Замолчите! – громко взвизгнула мамаша и, со всей силы, ударила кулаком в грудь нетактичного курсанта, что тот воспринял весьма иронично, а остальные с удовольствием гыгыкнули.
- Успокойтесь, - начпо вышел из-за стола, усадил мамашу обратно на стул и налил ей стакан воды.
- Мария Ивановна, я так понимаю, что Вы желаете счастья своей дочери? – спросил он, подождав, когда мамаша немного успокоится. – Но ведь брак требует обоюдного согласия, а тут я, честно говоря, не совсем понимаю, что происходит? Наверно Вам следует более откровенно поговорить с вашими детьми, а потом уже принимать какое-то решение.
Мамаша обессилено смотрела в одну точку, но её красное лицо по-прежнему дёргалось от гнева. Она встала, схватила дочь за руку, и не глядя ни на кого, направилась к выходу.
- Я вас… - прошипела она на ходу, - я вас всех…
С этим прекрасный пол удалился. Ена снова сел на своё место. Посмотрел на курсантов. Хотел что-то сказать, и уже было открыл рот, но неожиданно опустил лицо и прикрылся ладонью. Его губы предательски растягивались в улыбке, чего он очень не хотел показывать. Справившись с собой, полковник поднял голову и строго приказал:
- Марш на свои места и, что бы я вас больше никогда не видел!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 21 Октябрь 2015, 20:01

Перенес с ветки 1980 года.

Нечто похожее Было ,практически во всех военных училищах, в том числе и в  Тамбовской лётке....

НЕ ХОДИТЕ ДЕВКИ ЗАМУЖ!

А прошло-то всего! Всего-то, хрен, простите, комариный! А вот, поди ж ты, и я уже с трудом вспоминаю время, когда из восемнадцати мальчишек моего родного 10-го «А», шестнадцать поступили в военные училища. Когда, швейцары, ледоколом раздвигая толпу, настежь распахивали двери ресторанов со словами: Милости просим, товарищи офицеры! Когда стать женой офицера было мечтой большинства девчонок. Когда…когда…когда…Чтобы там не говорили теперешние сочинители «новейшей истории», а народ советский армию свою любил.

   К чему это я всё? И о чём? Ах, да, о чём же ещё может офицер, пусть и отставной?  Конечно, о бабах! О женщинах, простите! А если точнее, о девушках. Помните знаменитую фразу из не менее знаменитого фильма?

- Чтобы стать генеральшей, надо выйти замуж за лейтенанта, да помотаться с ним по гарнизонам!

Тамбовские девушки, это правило, вызубрили задолго до появления фильма. Более того, чтобы уж наверняка, начинали они гораздо раньше: не с лейтенантов, а с курсантов. И, как бы это не прискорбно выглядело, надо признать, что в борьбе за светлую мечту стать генеральшей, зачастую представительницы прекрасной половины человечества, использовали не совсем честные приёмы. Тамбовские девицы  не являли собой в этой борьбе исключения. Впрочем, данным приёмом женщины пользуются со времён Евы, вынуждая нас на ответные, признаю, не очень красивые, но адекватные меры.

   Чтобы там не говорили, а в жизни любого человека, даже будущего офицера, случаются события, (как их только не называют: и судьба, и рок, и проклятье, и предначертание, и знамения…), от которых, как не старайся, хоть на пупе извертись,- не уйти! Андрюшкиным роком были женщины, вернее, девушки,- кандидатки в генеральши. Знай, они, что службу Андрюха закончит заслуженным старшим лейтенантом, кстати, погорев, из-за красавцы-дочери командира полка, может и оставили бы они его в покое. Но знает всё только Господь- Бог, хотя в этом, до конца, я тоже не уверен.

   Стройный, голубоглазый, с русыми, вьющимися волосами, великолепно владеющий гитарой! Душа любой компании! Отбоя от будущих генеральш, естественно, не было! Кстати, однажды на заборе Тамбовского Высшего Военного училища лётчиков имени, ( вот ирония судьбы!), Героя Советского Союза Марины Михайловны Расковой, появилась надпись: УМРЁМ ПОД СТЕНАМИ ТВВАУЛ, НО ВЫЙДЕМ ЗАМУЖ ЗА КУРСАНТОВ!!! Это лишь небольшое подтверждение решимости и несгибаемой воли слабого пола, который в определённых обстоятельствах, вовсе не был таким уж слабым и…Впрочем, по порядку. Уверен, что вы уже убедились, что в качестве будущего генерала, Андрей выглядел очень заманчиво, а, следовательно, и кандидатки в боевые подруги, вокруг него вились в большом количестве. На любой вкус! Казалось бы, живи и радуйся! НО! РОК!!! Практически, любое знакомство с особой противоположенного пола, имело для Андрюхи два исхода. Либо у него, через положенный срок, обнаруживался, простите, триппер. Либо, так же, через положенный срок, выяснялось, что она беременна!!!

    Тут необходимо сделать отступление, чтобы объяснить некоторые обстоятельства, присущие тому времени. Дело в том, что оба вышеназванных варианта имели для курсанта военного училища, совсем не такие уж невинные и приятные последствия, как может показаться несведущему человеку.

- Первый вариант, если о нём узнавало начальство, почти неминуемо финалом своим имел отчисление из училища: ОБЛИКО МОРАЛЕ!!! Добавьте к этому ещё и то, что медикаментов для лечения настоящих мужских болезней в советских аптеках практически не существовало. А те, что невесть откуда, иногда появлялись, отпускались только по рецептам. Но, чтобы получить рецепт, необходимо обратиться к врачу, а обращение к врачу…- далее, думаю понятно. И всё же, данная ситуация не была так уж безысходна. В любой части всегда находился эскулап, готовый из человеколюбия, пусть и не совсем бескорыстно, оказать помощь, так сказать, тет-а-тет. В виду того, что ситуация эта приключалась с Андрюхой с завидным постоянством, к 4-му курсу тумбочка его являла собой аптечку гусарской скорой помощи. Аптечкой этой, чего уж греха таить, пользовался не только Андрюха, накопивший к этому времени обширнейшие познания в области профилактики и лечения венерических заболеваний. Познаниями этими он делился охотно и совершенно бескорыстно. Мало того, уколы он делал не хуже медсестры с двадцатилетним стажем. И, в конце концов, так насобачился, что делал уколы сам себе в известное место, даже не снимая штанов! Короче, данная ситуация, хоть и была неприятной и доставляла некоторые неудобства, критической, безусловно, не являлась.

   Совсем иное дело, второй вариант. В конце концов, триппер не СПИД, о котором тогда никто и не слыхивал. От триппера никто не умирал. А вот обращение в политотдел родителей беременной кандидатки в генеральши, неминуемо приводило будущего генерала в ЗАГС! А как же бывало обидно, когда беременность эта, непостижимым образом, после марша Мендельсона, рассасывалась! Ну, разве это справедливо???

- Половой акт, ещё не повод для знакомства,- говаривал герой известного анекдота. Может и грубовато, но доля истины в этом есть. А разве не является смягчающим обстоятельством всё ниже перечисленное? Представьте, хоть на минутку: Мальчишки, 17-18 лет. Казарма, подъём, отбой, наряды, караулы, учёба, полёты. На свободу, в увольнение, раз в месяц, если хорошо себя ведёшь! А если весна? Птички поют! Бабочки порхают! А если утром встаёшь и не знаешь, куда одно дело девать! В штаны не лезет! И что, за это сразу  приговор? Хомут на шею? Хорошо ещё если девчонка ничего, если встречались хоть чуть-чуть! А если ведут в ЗАГС, и лоб морщишь: Маша? Даша? Света??? Но, ВЫСОКОЕ ЗВАНИЕ СОВЕТСКОГО ОФИЦЕРА!!!! Не всё было ладно в половом вопросе, в государстве Советском. Надо честно признать.

 На протяжении всей неоднозначной и довольно длинной истории человечества, всегда случались личности, вроде бы, на первый взгляд, ничтожные. Шуты, слава которых, впоследствии затмевала славу их венценосных хозяев. Фрейлины, знавшие, когда и с кем, а посему вершившие судьбы народов. И т.д. И т. п.

  Любой первокурсник нашего училища, едва переступив  порог, наряду со славными боевыми традициями, знакомился с Любашей. Кто-то сразу непосредственно, кто-то, заочно, ибо рассказы о ней передавались из поколения в поколение. Любаша являлась такой же неотъемлемой, непоколебимой, незыблемой частью училища, как Боевое Знамя и гранитный памятник Марине Михайловне Расковой. Девица, неопределяемого возраста, довольно приятной наружности, Любаша обладала широкой любвеобильной и безотказной душой. У многих в памяти она осталась, как первая в жизни женщина, поскольку случалось это тогда не в пятом классе, как теперь, а немного позже. Кроме того, несомненным достоинством Любаши было то, что делала она это совершенно бескорыстно, а потому, никем и никогда,  не представлялась кандидаткой в генеральши. Поэтому, действительно, громом среди ясного неба явился визит её родителей к начальнику политотдела училища и последовавший вызов туда же, Андрюхи!

  Толи, Любаша решила, что за неустанные труды свои по поддержанию высокой боеготовности, не меньше других заслужила звание офицерши. То ли ещё чего, только в кабинете начальника политотдела она уверенно заявила, что находится на третьем месяце, предъявила соответствующую справку и без колебаний указала на Андрюху.

  Дорогие мои женщины! Дальнейшее, уверен, не очень Вам понравится. Но ведь мы тоже имеем право на защиту!

- А чё я-то?! Товарищ полковник! Да с ней весь батальон! – заявил Андрюха, чем привёл в неописуемый ужас Любашиных родителей!

- Разберёмся, товарищ полковник! – изрёк наш комбат, Николай Семёнович. На том предварительное следствие закончилось.

   Комбат наш, в своё время, окончил пулемётные курсы, чуть ли не с самим Будённым. Факта этого, в наш просвещённый век он не только не стеснялся, а наоборот всячески подчёркивал. Лексикон его изысканностью форм, независимо от присутствующей аудитории, не отличался.

- Куда курсанта не целуй – везде жопа! – пожалуй, самая ласковая фраза, в обращении к нам.

В то же время Семёныч, был истинным отцом солдатам и за любого стоял горой.

В погожий день середины августа, на плацу, сверкая начищенными сапогами и бляхами ремней, пред очами Любаши и её родителей, в полном составе, ( за исключением наряда и больных), в ожидании комбата стояла рота курсантов 3-го курса.

- Р-А-А- ВНЯЙСЬ! СМИ- И-И-И-РНО-О-О!!! – эхо с явным удовольствием разносило по гарнизону командный голос комбата.

- КТО ЕБАЛ ЛЮБАШУ, ВЫЙТИ ИЗ СТРОЯ!!!

- БАЛ…БАЛ…БАЛ…БАШУ…БАШУ…БАШУ…- наслаждаясь, вторило эхо!

« ОДИН ЗА ВСЕХ И ВСЕХ И ВСЕ ЗА ОДНОГО!» - не зря знаменитый мушкетёрский лозунг родился в армии, хоть и французской.

 А впрочем, совесть большинства шагнувших вперёд, была чиста! А если, кто и покривил душой, то число их было просто ничтожно!

ДЕВЯНОСТО ВОСЕМЬ САПОГ ОДНОВРЕМЕННО ГРОХНУЛИ О РАСКАЛЁННЫЙ АСФАЛЬТ ПЛАЦА!

- АТЬ – ДВА!!! – удовлетворённо повторило эхо!!!

                                ЗАНАВЕС!!!

 Саня Королёв ТВВАУЛ 1980.
http://www.a-stalin.ru/show/catalog/
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 21 Октябрь 2015, 20:06
Перенес с ветки 1980 года.

Паша с таким упоением рассказал о докторах и венерических болезнях, что решил тоже выставить отрывок из своей книги "Криминал как основа происхождение Русского государства" (Москва, АСТ, 2010).

Вообще,  рассказы Яна о том, что все монголы, великолепные пловцы и любую реку (включая Волгу) переплывают сходу, не внушают доверия. Монголы по своей природе, они в воде бултыхаться не того, не любители. У них даже душ принимать после работы не принято. Да и душевых кабинок  возле юрты у них пока никто не заметил.
С этим душем в Монголии, даже один неприличный случай получился. Как-то молодой советский офицер, проходил службу в Монголии. Он был неженатый офицер. И это сильно его мучило. Причём, больше в прямом смысле мучило, чем в переносном. Очень ему с девушкой хотелось познакомиться, уж так его достало. Ну, хотя бы ненадолго. Только в военном гарнизоне девушек нет. Из женского пола там только жёны боевых товарищей есть. Но знакомиться с женой боевого товарища, хоть и ненадолго, было никак невозможно. Общественность такие знакомства страшно осуждала и завидовала.
И вот этот офицер, видимо дошедший в своём сознании, до крайности, решил вступить в связь с иностранкой. Причём, если у советских людей в то время секса не было, то у монгольских людей немного было.
Офицер познакомился с молодой труженицей. Она была пастушка в стаде, и по совместительству доярка у лошадей. Надарив ей подарков и наговорив кучу приятностей на русско-монгольском диалекте, офицер добился взаимности и почти приступил к главному. Но тут выяснилось, что возлюбленная сплошь покрыта слоем закоксовавшегося пота. Отсутствие душевых кабинок возле юрт сильно ранило нашего офицера. Ранило, конечно, не в душу, ранение он получил в нос. Он столько ждал этого момента, столько терпел, но просто так переступить через себя не мог. И тут душевно натерпевшийся офицер, к тому же раненный в нос, совершил ошибку. Он взял и отмыл  свою даму тёплой водой в душе с мылом.
Сейчас в мыло и шампуни добавляют всяких смягчающих средств и прочей химии, чтобы тело и волосы были шелковистыми и нежными. А в советское время в мыло ничего такого не добавляли. Может, разве только в детское. Но у офицера детей не было, и детское мыло было ему ни к чему,  поэтому он помыл труженицу обычным мылом из «военторга».
Сначала всё было хорошо. Может даже чудесно. Подробности до нас не дошли. Но по прошествии некоторого времени впервые в жизни обезжиренная кожа молодой пастушки стала на глазах сохнуть, краснеть и трескаться. Оказывается, кожа, находясь под толстым слоем пота, отвыкла выделять достаточное количество всевозможной смазки. И потеряв защитный слой, начала быстро подсыхать и шелушиться. Возможно, мыло тоже сыграло свою роль. От советского мыла у нормального-то человека обычно начиналась чесотка. А тут девушку впервые в жизни помыли, да ещё советским мылом.
В общем, офицер перепугался, нафантазировал себе всяких неизвестных болезней и впал в панику. Вместо того, чтобы смазать иностранку каким-нибудь кремом, или на худой конец маслом, он сдал себя и её местному военврачу. Врач оказался опытный. Он быстро оказал даме необходимую помощь, но скрывать преступление отказался. Так случай получил огласку.
Это сейчас всё можно. Даже детям по телевизору. А в то время, ничего такого было нельзя. Даже больше. Это самое, являлось преступлением против всего советского народа. И считалось, что со временем это позорное явление будет изжито. Офицер был строго наказан по комсомольской линии, и изгнан из Монголии на родину. А позорный случай получил широкое воспитательное хождение с обязательным обсуждением в каждом воинском коллективе. И парторги всегда заканчивали разбор такими грозными словами: «Это же надо! До чего додумались?! Монголку в ванной мыть да ещё с мылом!»
Так, что если кто-то думает, что монголы хорошие пловцы и вообще любители водных процедур, тоже может пострадать по незнанию.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 21 Октябрь 2015, 20:08
Перенес с ветки 1980 года.

Отгремели избирательные бои доставшие всех, и в первую очередь самих кандидатов. В связи с чем хочется вспомнить "золотое" время былых выборов, где всё было чётко, ясно и без лишних заморочек. По этому поводу отрывок из книги "Борьба с коррупцией и её кадровое обеспечение" (Кубякин О.Ю., Кубякин Е.О.), глава "Демократия", отрываок:

         В качестве примера хочется вспомнить случай, произошедший в 1981 году в военном гарнизоне Кунмадараш (Венгрия), свидетелем которого являлся один из авторов. На наш взгляд, он наглядно демонстрирует беспредельность совершенствования демократического избирательного механизма.
В указанное время военные гарнизоны, расположенные на территории Венгерской Республики, объединялись в Южную Группу Войск (ЮГВ). Военнослужащие ЮГВ, как и весь советский народ, регулярно принимали участие в выборах. Поскольку ЮГВ находилась за пределами Советского Союза, то на время голосования её включали в состав одной из шестнадцати  социалистических республик Союза. За кандидатов какой республики нам приходилось голосовать, точно никто не знал. Да и никому это было не интересно. Может, за украинских, а может, за литовских.
В какой орган избирались кандидаты, мы тоже не интересовались. Честно, мы даже не представляли себе, какие вообще выборные органы  существуют. Наш замполит объяснял, что мы выбираем в правительство. Хотя через много лет выяснилось, что в правительстве должности не выборные. Значит, мы голосовали за кандидатов в какой-то другой орган.
В бюллетене для голосования всегда печаталась только одна фамилия. Как правило, её никто не запоминал потому, что не читал. Не было смысла её читать и тем более запоминать? Было очевидно, что мы об этом человеке вряд ли когда-нибудь ещё услышим, и он о нас тоже.
Участок для голосования на территории военного гарнизона открывался ровно в 6.00 утра. По закону, конечно, он должен был открываться в 8.00, но это по московскому времени. А поскольку гарнизоны привязывали к московскому времени, то по местному это выходило 6.00. Это сейчас, если кому-то сказать, что 8 = 6, то народ начнёт возмущаться, пальцы загибать. А в советское время это никого не возмущало. В этом как раз и состояло коренное отличие хорошей социалистической демократии от античеловеческой буржуазной. Сейчас народ беспокойный стал, возмущаться полюбил. А при социализме все спокойно жили, не возмущались. Социалистическая демократия – она на сознательности держалась, не то, что теперь.
Накануне личный состав гарнизона инструктировался о порядке проведения выборов. Лица, принимающие в них участие, должны были явиться к дверям избирательного участка за час до начала, т.е. к 5.00 утра. Таким своим поведением указанные лица демонстрировали омерзительным капиталистам неуёмную тягу советского народа ко всяким выборам. Мол, советский народ аж в штаны дрищет, так ему проголосовать охота. Потому на участок за час до открытия припёрся. Капиталисты должны были увидеть это дело и понять своим мелким, меркантильным умишкой, что победа социализма во всём мире уже не за горами.
После открытия в течение двух часов гарнизону предписывалось произвести голосование, и в 8.00 утра (по местному времени) участковой комиссии приступить к подсчёту голосов. Естественно, только в случае стопроцентной явки. Вообще по закону избирательные участки могли работать до 20.00 (московского времени), но сознательные военнослужащие и их сознательные жёны не могли себе позволить голосовать в последних рядах.
Между гарнизонами разворачивалось социалистическое соревнование по сокращению сроков голосования. Гарнизон, первым закончивший  голосование, считался лучшим и награждался почётной грамотой.
Выборы считались важным политическим мероприятием и своеобразным олицетворением свободы. В этот день никого не наказывали за «пьянку», а солдатам разрешалось ходить в строю «не в ногу». На улице громко играла музыка, и работал буфет.
Следует напомнить, что рабочая неделя была шестидневной, и суббота была рабочим днём. Поэтому достойно посидеть за столом, в смысле хорошенько потребить спиртного, можно было только в субботу, чтобы успеть «отойти» за воскресенье. Завтрашние выборы и вечерние посиделки создавали в гарнизоне особый колорит. Мы на полном серьёзе убеждали жён, что проспать начало выборов – практически преступление, и вполне официально всю ночь баловались авиационным спиртом под душевные разговоры о работе.
В пять утра мы (самая сознательная часть) явились к избирательному участку. Но поскольку до начала выборов был ещё целый час, возлияния продолжались уже на улице в составе почти всего гарнизона.   
В шесть утра мы дружно ввалились на избирательный участок, и с трудом, попав в щелочку красного ящика бумажкой, которую выдали всем по одной, с чувством исполненного долга разошлись по домам отсыпаться.
Кстати, если кто с кандидатурой, вписанной в бюллетень не согласен был, имел полное право её вычеркнуть. А как же? Свобода. Для такого дела посреди помещения для голосования кабинка стояла. Правда, недалеко скрывая зевоту, всегда случайно особист прогуливался. (Особист – офицер военной контрразведки КГБ СССР). Поэтому, чтобы кто-то хоть раз в кабинку зашёл – не припомню.
В общем-то, всё шло, как всегда, на высоком идейном уровне, но в 8 утра комиссией было обнаружено, что один человек не проголосовал. Фамилия этого человека была, а больше ничего. Поскольку голосование проходило за границей, в закрытом военном гарнизоне, в виду полнейшей секретности, адреса в списки для голосования не вносились. Вносился только номер «полевой почты» части (в гарнизоне их было несколько), а за ним шли фамилии в алфавитном порядке. Поэтому из списков можно было понять, что не проголосовал какой-то, назовём его, Иванов Иван Иваныч, и служит он в такой-то в/ч ПП. Больше ничего.
Представителем от злополучной в/ч ПП в участковой комиссии оказался заведующий клубом этой самой в/ч ПП. Как и положено завклубу, он знал в лицо только своё начальство. С остальным личным составом части он почти не пересекался. К тому же особенность службы за границей состояла в том, что ежегодно происходила замена 20% постоянного состава (офицеров и прапорщиков) каждой части. Через 5 лет часть «обновлялась» на 100%. Поэтому запомнить в лицо всех офицеров и прапорщиков части, а тем более знать, кто, где живёт, было практически невозможно. Вот завклубом ничего про этого Иванова и не знал.
Председатель участковой комиссии гарнизона, конечно, стал кричать на этого завклубом и требовать, чтобы срочно доставили Иванова для реализации своего избирательного права, потому, как участок пора закрывать, и начинать подсчёт голосов, а из-за этого Иванова участок не может закрываться, потому, что не обеспечена стопроцентная явка избирателей.
Завклубом бегом пустился докладывать о случившемся замполиту части. Замполит части был человеком ответственным и прогуливался неподалёку. Замполит, оказалось, знал, что Иванов служит в их части прапорщиком и даже помнил его в лицо. Он вместе с завклубом прошёл в помещение для голосования и строгим взглядом, просмотрев списки, убедился в отсутствии Иванова. Замполит тоже начал громко ругать завклуба, хотя в душе понимал, что завклуб тут совсем ни при чём.
Подошедший председатель гарнизонной комиссии взял замполита под руку и отвёл в сторону.
- Не пудри мозги, - сказал он, - бери бюллетень и кинь его в урну вместо Иванова. Все так делают. Мы из-за твоего Иванова не можем голоса начать считать.
Замполит вырвал свою руку от председателя и отодвинулся. Замполит был честный человек и к тому же настоящий коммунист.
- Если Иванов сейчас лежит пробитый американской пулей, а я тут за него бюллетень опущу… - сквозь зубы произнёс он, и жёстко посмотрев председателю в глаза, добавил. – Хотите, чтобы я партию обманул?
Председатель пожал плечами, и прошипев нечто вроде: «Далдон, блин!», отошёл.
Да, замполит помнил Иванова в лицо, но, где он живёт, замполит не ведал. Жилой городок сам по себе вроде был небольшой – домов 50 – 60, но, для того, чтобы запомнить, где каждый проживает, всё-таки большой.
Надо было срочно искать домашние адреса, а как их искать, когда кругом выходной? Замполит части, как назло был из «новеньких» и с такой проблемой столкнулся первый раз, но он был настоящий замполит. Он быстро сообразил, что адреса военнослужащих можно найти в тревожных карточках, а карточки должны храниться у дежурного по части.
Замполит с завклубом быстро побежали к телефону узнавать адрес Иванова. Дежурный по части оказался на месте, но отрапортовал, что тревожные карточки находятся не у него. Начальник штаба части забрал их для проведения очередной сверки.
Замполит срочно стал накручивать домашний телефон начальника штаба. Когда сонный и недовольный начальник штаба поднял трубку, замполит стал ему выговаривать за то, что он в такой ответственный момент забрал у дежурного тревожные карточки и требовал, чтобы начальник штаба немедленно отправился в свой кабинет в штаб части, прочитать в тревожной карточке адрес Иванова.
Начальник штаба, так же сонно и недовольно сообщил, что во время выборов отродясь тревог не бывало, и выборы – самое лучшее время для проведения сверки тревожных карточек. Также сообщил, что он из-за такой х…ни в выходной день ехать в штаб не собирается. Когда же начальник штаба узнал зачем замполиту адрес Иванова он вообще рассердился и крикнул замполиту в трубку:
- Брось за этого придурка бюллетень в урну, и не …би мозги ни себе ни людям!
Замполиту, конечно, хотелось «встать в позу», но избирательная кампания проходила «по политической линии», и ответственность за её проведение полностью лежала на замполите. Поэтому он решил не тратить драгоценное время, а сведение счётов с начальником штаба оставить на потом.
Поскольку рассчитывать больше было не на кого, оставалось только сесть на свой служебный УАЗик и лично разыскать Иванова. Как назло, замполит недавно отпустил своего водителя на завтрак, а водитель, пользуясь «демократией дня», не торопился возвращаться. Пришлось снова звонить дежурному по части, чтобы тот послал посыльного в столовую найти водителя, а так же сообщить ему, что замполит его срочно вызывает.
Дежурный по части послал посыльного по штабу в столовую. Тот разыскал в столовой водителя и передал ему приказ.
Когда водитель прибыл, замполит с завклубом стали ездить по гарнизону в поисках адреса Иванова. Но гарнизон после раннего мероприятия, а особенно после ночного ожидания этого самого мероприятия «вымер». Тем не менее, опрашивая редких прохожих, замполит выяснил адрес одного из сослуживцев Иванова, который мог знать адрес Иванова и немедленно направил УАЗик туда.
Дверь открыла рассерженная жена сослуживца Иванова. Оказывается её муж по дороге домой с избирательного участка куда-то «завернул», и она уверена, что он с другими товарищами «отмечает» участие в важном политическом мероприятии. Она сообщила замполиту три адреса, по которым возможно удастся найти её мужа, который знает адрес Иванова.
Замполит объехал указанные адреса и действительно нашёл сослуживца Иванова, который смог сообщить адрес самого Иванова. К великому счастью, и сам Иванов находился по указанному адресу. Боясь проспать начало столь важного, но раннего, политического мероприятия, прапорщик Иванов, как и многие другие, решил не ложиться спать. Его жена в это время отсутствовала в гарнизоне. Она задержалась на родине после очередного отпуска и соответственно не могла помочь Иванову в раннем пробуждении. А Иванов был очень тяжёл на подъём. Знал эту слабость за собой, и принял решение бессонно дождаться заветного времени голосования, теша себя спиртоводяным раствором, настоянном на лимонных корочках. Устав находиться в сидячем положении, около четырёх часов утра прапорщик Иванов переместился на диван, но неожиданно для себя уснул, и с указанного времени не мог покинуть диван в виду полного забытия. Разбудил его только стук замполита в дверь в 8.45 утра.
Прапорщик Иванов, осознавая вину и пинаемый замполитом, быстро оделся и на машине того же замполита был доставлен к избирательной урне.
Тем не менее, вынужденная проволочка не прошла бесследно. О деятельности замполита был осведомлён уже весь штаб группы войск. Председатель участковой комиссии, стоя во «фронт» и держа в вытянутой руке телефонную трубку, сообщил, что  замполита желает слышать лично член Военного совета. При этом рот председателя неестественно кривился. Но кривился так, что было неясно: от горя или от злорадства. Этим он дополнял картину ужасов для замполита, по сравнению с которой голливудские триллеры были жалкие страшилки
Предваряя неуместную улыбку некоторых читателей, разъясняем, что «член Военного совета», это не просто какой-то член, неожиданно выросший у военного совета, а официальное название должности замполита всея группы войск (почти военного округа). И если член такой величины опустился до разговора с простым замполитом – это равносильно оглашению приговора.
Замполит побледнел лицом и предательски дрогнувшей рукой с посиневшими ногтями взял трубку. Впрочем, член сказал ему то, что замполит и сам предполагал услышать. Член очень эмоционально, используя длинные нецензурные фразы, поделился с замполитом планами относительно его ближайшего будущего. За то, что замполит своими вредительскими действиями обгадил труд личного состава всей группы войск в социалистическом соревновании по успешному завершению важнейшего политического мероприятия, член планировал сорвать с замполита погоны, вышвырнуть его на Родину, а заодно оторвать ему всё, что по внешнему виду напоминает конечности. При этом страшно сокрушался, что больше ничем  «помочь» не может.
В конечном итоге вместо того, чтобы начать подсчёт голосов в 8.00, его начали почти в 9. В результате гарнизон Кунмадараш, по итогам социалистического соревнования по досрочному проведению голосования, оказался в группе на последнем месте. Из-за этого Кунмадараша вся «южная группа» также оказалась на последнем месте среди остальных «групп». 
Не помню точно, как сложилась дальнейшая судьба бедного замполита, но в течение года на всех партийных конференциях наш гарнизон «склоняли», как самый несознательный. Гарнизон, который чуть не обрушил демократию всего социалистического лагеря. Прапорщику, который так поздно воспользовался своим избирательным правом, тоже долго икалось. Но его побоялись «вышвыривать» на Родину, так как проявленная жестокость могла подорвать веру граждан в демократические основы социализма.
Ведь право участвовать в выборах при социализме декларировалось, как «право», хотя опоздание даже на один час воспользоваться своим «правом», сулило для военных людей массу неприятностей. Невозможно представить, что бы сделали с офицером или прапорщиком, если бы тот вообще отказался воспользоваться своим «правом»?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 22 Октябрь 2015, 20:48
Перенес с ветки 1980 года.

 Перелыгин

Перелыгин.

   Служил с нами в полку Саша Перелыгин. Был он большой умница, отличник и Фрунзенский стипендиат. Его по этому поводу даже во Францию послали, правда ненадолго и всего один раз, но всё таки. А в этой самой Франции их встречали, всячески водили и показывали. А когда наливать начали, то Сане самому первому из всей делегации налили, хоть был он по званию всего сержант, а остальные полковники. Возможно, подобное Санино почитание произошло из-за путаницы с воинскими званиями, которое процветает в их французской армии.
   Дело в том, что офицеры у них на погонах носят не звёзды, а лычки, как наши сержанты. А вот французские унтера на погонах носят звёздочки. Саня как раз был сержантом. Очевидно из-за этих сержантских лычек французские официанты и посчитали Саню офицером. В то же время советских полковников, которые возглавляли делегацию, приняли за мажоров (мажор - почётный прапорщик).
   Когда начался торжественный фуршет по поводу дружеской встречи Французского и Советского авиационных училищ, официанты вышли с вином и по этикету направились сначала к гостям. Но поскольку занятий по отличиям советских воинских званий с ними предварительно никто не проводил, они и налили первому Перелыгину. А потом только полковникам.
   Одним из полковников, кстати, был В.С. Михайлов, будущий генерал армии и главнокомандующий ВВС. Глядя, что сержанту налили вперёд него, он так удивился, что даже не нашёл, что сказать. Михайлов владел тремя языками (русским, командирским и матерным со словарём), но вот промолчал.
   По правде сказать, таким почётом Саня ещё в Москве начал пользоваться. Ему когда во Францию собирали, новую парадную форму выдали. Только незадача вышла. Брюки к парадной форме рядового состава в Советском Союзе являли собой образец высочайшего уродства. Надев их и глядя в зеркало, рядовой должен был осознавать, что он урод и полное ничтожество. Очевидно, в этом содержался некий воспитательный момент. Но посылать во Францию человека в таких брюках не входило в первоначальные планы военных модельеров. А демонстрировать всей Франции, какие в Союзе служат уроды, не входило в планы партийного руководства.
   Поэтому узрев Саню в форменных брюках, генерал из политуправления спросил:
   - Нормальные брюки есть?
   Именно так и спросил «нормальные». Саня ответил, что есть. Не только французы, но и военнослужащие Союза вполне осознавали, как они выглядят в подобном наряде. Поэтому каждый курсант, начиная со второго курса, обязательно шил себе запасной комплект «нормальных» брюк.
   Хотя носить «нормальные» брюки было небезопасно. «Нормальные» брюки считались большим нарушением формы одежды, и из-за них вполне можно было оказаться даже на гауптвахте.
   Понятно, что Саня не собирался пугать Францию и остальные страны НАТО форменными брюками, для этого вполне хватало танков с ракетами, и, естественно, прихватил для поездки во Францию комплект «нормальных» брюк. Генерал не первый день служил в армии, и вполне понимал такие тонкости.
   - Переоденься, - велел генерал Сане, - а эти спрячь пока.
   При этом тыкнул в форменные уродские брюки. Сане, конечно, два раза повторять не потребовалось. Переоделся он в шикарные запретные брюки и смело погнал «подметать клешами» столицу. Причём по самому центру вышагивал, где лучшим людям страны ходить полагается.
   А в центре, понятное дело, военных патрулей видимо, не видимо. Где же ещё порядок блюсти, как не в центре. Бредёт Саня радостный по столице, клешами кренделя выписывает. А как патруль завидит, так прямо начальнику в лицо улыбается. Может оно и правильно. Когда ещё такой случай выдастся?
   Патруль очередной тоже к Сане радостный подлетает. Вот оно нарушение! Само в руки плывёт. Тем более курсант третьего курса – это не солдат первогодок. За такого точно похвалят.
   - Ваши документы, товарищ сержант, - и ехидно так на брюки поглядывает.
Мол, по порядку всё. Начнём с документов, а там и до штанов доберёмся. Не знает ещё патруль, что не видать ему Саниных штанов, и не будет ему за эти штаны награды.
   - Вот мои документы, - говорит Саша улыбаясь, и протягивает патрулю заграничный паспорт.
   Начальник патруля, возможно впервые увидев настоящий заграничный паспорт, долго крутит его в руках, пытаясь сообразить, что это такое и почему оно не военный билет. Необходимо напомнить, что красный загранпаспорт для посещения соцлагеря хоть редко, но встречался, а вот синий для поездки в капиталистические страны почти никто в глаза не видел, и потому, естественно, узнавал с трудом. Отработав в голове несколько версий от «шпиона» до «разведчика» и вытянувшись в лице, патрульный уже более осторожно спрашивает:
   - А другие документы имеются?
   - Имеются, - всё так же радуясь, отвечает Саня, и протягивает билет «Москва – Париж». – А если ещё будут вопросы, то позвоните по этому телефону.
   Капитаны и старшие лейтенанты смотрели на билет и пробормотав невнятно: «Ну тебя в задницу», Саню отпускали. А полковники сурово и нервно звонили по указанному телефону. Узнав, что попали в главный штаб министерства Обороны и выслушав указания насчёт Сани, отвечали «Есть», затем вешали трубку. Потом скрипели зубами, отдавали документы и сквозь эти же зубы цедили:
   - Продолжайте движение товарищ сержант.
   Конечно, для тогдашних людей это отдавало мистикой. Вероятность встречи подобного явления на улицах Москвы в 70-е годы прошлого столетия была намного меньше, чем вероятность встречи инопланетянина. Получив документы назад, скромный небожитель вежливо отходил от патруля и продолжал своё волшебное путешествие.
    Так Саня развлекался на всю катушку. А что делать? Вряд ли когда такое ещё представится? Но дело не в Сане. Это я к слову про его похождения вспомнил. Дело в том, что он очень любил рассказывать всевозможные истории. И историй этих было у него много. Все они были жизненные. А главное он почти всегда сам в них участвовал. Один раз он поведал нам такой случай. Уже не знаю точно, был он очевидцем или нет, но рассказал он следующее.
   Стоял, значит, как-то Саня на улице возле пивной бочки и пил себе пиво. Народу возле бочки, как обычно набралось много. И народ был всякий. Стояли там вполне приличные, солидные люди, а были и всевозможные тунеядцы, которые работать не хотели, а только пили пиво.
Эти тунеядцы за неимением денег, всячески старались найти кого-нибудь, кто бы заплатил за их пиво. И зачастую подвыпивший народ платил за этих тунеядцев, приговаривая:
- Кто знает? Может и самому когда-то, так же побираться придётся?
И вот подходит подобный тунеядец к двум мужикам по соседству с Саней.
- Налейте, - говорит, - мужики пива. Душа горит.
Но те ему отказали. Мол, плати да наливай. Кто тебе мешает? Однако тунеядец этот не отходит. Мнётся возле них. По всему видно понял он, что мужики эти солидные и лишних двадцать две копейки у них точно имеются.
- А ежели рассмешу я вас, нальёте пива? – вдруг спрашивает у них неожиданно.
Мужики аж пить перестали. Смотрят на него и думают: чем он их рассмешить сможет? А ладно, думают, всё равно не отстанет. Тем более, если не рассмешит, то значит и пива никакого не получит.
- Валяй, - говорят, - если рассмешишь – нальём.
А дело было возле троллейбусной остановки. Троллейбусы подъезжали, останавливались, народ высаживали и дальше ехали. Подъехал к остановке очередной троллейбус. Тунеядец этот оббежал его со стороны водителя. Подходит к верёвкам, которые к электрическим рогам привязаны, размотал их и за верёвки эти потянул. Рога-то от проводов отстали и зависли в воздухе.
А тунеядец этот верёвки в руках держит, не даёт рогам к проводам присоединиться и сам по сторонам головой крутит. Тут мимо дедок идёт  интеллигентного вида. При шляпе, костюме и с портфелем. Тунеядец ему:
- Молодой человек! Помогите пожалуйста верёвки подержать. Пойду стартер нажму. А то, что-то не заводится.
Дедок по сторонам осмотрелся. Вроде к нему обращаются. Покряхтел. Нехотя сунул портфель под мышку и за верёвки взялся.
- Я мигом, - говорит ему тунеядец, - буквально минутное дело. Совсем вас не задержу.
И побежал вроде на водительское кресло. А сам обошёл опять троллейбус и подходит к мужикам.
- Вот, - говорит, - мужики. Обождите секунду. Сейчас начнётся.
Тут уж все кто возле бочки стоял ждать начали – чего же дальше будет?
Смотрят они, водитель в кабине и так старается и сяк. Только не заводится у него троллейбус. Всё водитель видно перепробовал, потому как сильно озабоченный из кабины на улицу вылез. Не может он понять, почему вдруг троллейбус ни с того, ни с сего заглох.
Поднял водитель глаза к небу и обомлел. Рога электрические в воздухе болтаются. Почему – ему из-за троллейбуса не видно, но ясно их кто-то специально держит.
Прошёлся водитель в конец троллейбуса. Точно! Оттянул какой-то старикашка рога от проводов, хулиган престарелый, и, главное, на водителя ноль внимания.
Водитель кипит внутри, естественно, но уважая возраст, интеллигентно  спрашивает:
- Ты что же это старый осёл удумал?
А дедок вместо того, чтобы извиняться начать или хотя бы наутёк пуститься, злобно так отвечает:
- Не твоё дело, сопляк!
У водителя аж внутри полыхнуло, еле сдержался. Посмотрел по сторонам, кто бы ему помог этого старого придурка урезонить? Но народ ближайший только у пивной бочки стоит. И странно как-то стоит. Пиво не пьёт, только глаза таращит. Вроде как ждут чего-то. Понятно от таких помощи не дождёшься.
- Долго ты ещё тут идиота корчить собираешься? – снова интеллигентно спрашивает дедка водитель.
А тот ещё злее ему в ответ:
- Иди своей дорогой сопляк, а то неизвестно ещё какой осёл тут идиота корчить будет?
Не стерпел, конечно, водитель. Разразился тирадой матерной. Обозвал наглого старикашку по всякому, да и треснул ему кулаком по башке.
Тут нард возле пивной бочки, вместо того, чтобы посочувствовать водителю стал ржать во всю глотку и со смеху валиться. И дедок не сбежал  после своей пакости. Рот оттопырил, стоит, смотрит на водителя удивлённо, будто первый раз узнал, что за такие пакости полагается. Теперь водитель рот открыл. Не поймёт, что же такое происходит.
Но закончилось дело миром. Дедок рога отпустил и ушёл обиженный. Водитель рога к проводам приставил и уехал. А тунеядец этот потом до вечера пиво бесплатно дул. И ещё бы дул, если б пиво в бочке не кончилось.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 22 Октябрь 2015, 20:56
Перенес с ветки 1980 года.

Да, это тот самый Александр Перелыгин. А вот ещё один из его любимых рассказов:

Любил Саня вспоминать ещё одно происшествие, свидетелем коего и частично участником оказался его отец.
У них в Сибири зимой народ особо не трудится. Потому как всё посеяно и убрано заранее. А зимой там настоящий отдых телу и душе. Зимой больше на печи лежат, и по гостям ходят.
Зашёл как-то и к его отцу кум. Кума конечно встретили. Холодца достали, солёностей, горилочки, ну и всего что положено. Посидели они с отцом, отведали. Обсудили последние новости и вообще. И захотелось им душистого самосада покурить. Только хата небольшая, чего в ней зря воздух портить.
Вышли они на двор к овину. Скрутили добрые самокрутки и задымили. На улице ночь уже. Звёзды ясные горят. Морозец потрескивает. Воздух свежий, ядрёный. Дивная погода. Замечательная. Что-то в ней даже от хутора близь Диканьки угадывается. Пыхают они, значит табачком, беседуют любовно. Только тут кум и сообщает, что от щедрого угощения прижало его невмоготу, поэтому на ночь глядючи ему срочно облегчение требуется, чтобы заново жизненную радость обрести.
- От чего же, - отвечает отец, - оставьте беспокоиться, дорогой кум. И лишними переживаниями себя не мучайте. Мы чай не в городе каком проживаем, чтобы по таким пустякам канитель разводить. Вот прямо к овину и присаживайтесь.
Кум так и сделал. И прошедши за овин присел. А отец, значит, дальше с самокруткой стоит, природой любуется. Звёзды, луна, дымок из трубы и всё такое. Только начало ему казаться, будто в овине самом происходит что-то. Буд-то звуки от туда какие идут. Прислушался батя. Точно, идут звуки.
До чрезвычайности непонятная картина образовалась. Как могло случиться, что в его собственном овине звуки происходят? Решил он пойти в овин посмотреть. Как зашёл, сразу свет включил. А там… Огромный волчара подкоп в овин соорудил и овец режет! Как увидел отец волка громадного, глаза его сверкающие, да пасть всю в крови, да как заорёт нечеловеческим голосом! Орал он видать страшно, поскольку волк послушавши батю вместо того, чтобы озвереть, пустился наутёк. По всему можно сказать, что волк побежал сильно испугамшись.
Нырнул, значит, волк в свой подкоп и больше батя его не увидел. Поорал батя ещё от неожиданности только видит, что орать надобности больше нет. К чему орать, если волк убёг, а в овине только овцы недорезанные остались? Пошёл было он к двери. Да не тут-то было. Ноги с испугу не идут. Не гнутся они вовсе, только в коленках трусятся.
Так бы батя в овине и остался. Благо на крик родственники сбегаться начали и на воздух его вытащили. А родни много набежало. Считай все. Стали они интересоваться причинами такого малопонятного крика. А тот бы и рад сказать, да не выходит. Во рту засохло всё и слова нужные повылетали. Всё, что ни скажет, всё не нужное.
Видят родственники соображение от отца неважное, но как люди бывалые первую помощь оказали. Влили они в батю немного кедровки, как первое средство. Помогло. Отдышался батя, говорить начал. Ну и рассказал, как курили, как кум ушёл, и про волка рассказал.
- А где же кум? – родственники спрашивают.
Глядь кругом, а нету кума. Что за новая напасть? Кричали, кричали – не отзывается. Стали за овин по его следам идти. А следы аккурат к подкопу волчьему ведут. Только нету у подкопа кума. Подкоп есть, а кума нет.
И, главное, следов волчьих тоже нет. Вроде волк от подкопа без следов отбыл. Тут уж и домовых вспомнили, и оборотней. Но идёт по снегу от подкопа полоса какая-то. Буд-то мешок картошки тащили. В сторону леса полоса эта направлена. Вот прямо по ней и пошли.
А метров через пятьдесят и наткнулись на кума. Лежит бедняга в обмороке, без сознания, ногами в сторону леса, и штанов на нём нет. Видно полоса снежная не от мешка с картошкой, а от самого кума осталась. Кум, значит своей спиной все волчьи следы и затёр. А после кума дальше в лес уже волчий след ведёт. Пошли по волчьему следу.
Ещё метров через сто и волка самого нашли. Лежит волк, весь в кумовских какашках, а штаны кумовские у него на голове. По всему выходит, кум прямо над подкопом по нужде присел, а волк когда из подкопа выскакивал так головой в штаны ему и угодил. Получается, из-за штанов этих волк ничего не видел, а кума в это время за собой волоком тащил. Вот нервы у него не выдержали. Помер волк от разрыва сердца.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 23 Октябрь 2015, 06:32
Перенес с ветки 1980 года.

Мне легче ещё рассказик тиснуть. Слышал я его от Володи Поповича, просто немного переложил на литературу.

И охота и рыбалка.

   Было это, не то в Таганроге, не то в Ейске. В общем, неважно, где это было. Жил молодой парень, собирался жениться. А парень этот был военным. Неважно, в каком звании, но был он высокий, симпатичный и с высшим образованием.
   И решил он свою избранницу прогулять по свежему воздуху, а заодно удивить рыбалкой и охотой одновременно. Взял удочки, надувную лодку, ружьё и собаку Астру.
   Сидят они в лодке посреди тихого заливчика. Ветерок ласковый. Осеннее солнышко пригревает. Коленками друг в дружку приятно упираются, размеры резиновой лодочки себе представляете? Астра на бережку, что-то копает. Тишина-а.
   Сидят они так, поплавками любуются. Он рассказывает негромко, шутит иногда. Она застенчиво улыбается. Только вот до сих пор не выяснено – чем же он с утра покушал?
   Начало его слегка пучить. Но вроде несильно так, терпимо. Конечно, оно бы пукнуть не мешало, но размеры лодки себе представляете? Ладно,  дело житейское. Сидит он дальше терпит. Она что-то говорит, надо слушать, самому умиляться.
   Вспоминает, однако, что же он с утра такого съел? Всегда  кажется, если вспомнишь – легче станет. А может не стоит вообще по пустякам расстраиваться?  Может само пройдёт? Дело житейское. И  зря так подумал. Оно, зараза, не проходит. А виду  подавать нельзя. Сидит он крепится. Надеется на что-то.  Хотя напряжение растёт, уже красный стал, вспотел весь.
   Короче досиделся он. Столько в нём скопилось. Начало подозрение мучить, что глаза  вылезают. Кажется ему, что он на варёного рака уже похож. Дошёл так до крайней точки. Ясно стало, что пошевелиться не может и к берегу не успеть. Чувствует – если ничего срочно не придумать, разорвёт его пополам. Единственное, что мозги выдали, решил он из ружья пальнуть и под этот ружейный грохот, пока дама слегка оглушённая, весь гадский дух из себя выпустить.
   Увидел какую-то птицу далеко на горизонте, и хорошо, что далеко, и нельзя было понять, что это не утка. Хватает ружьё, строго кричит: «Астра!», и нажимает на курок. Но подлое ружьё вместо того, чтобы оглушительно бахнуть, слабенько так щёлкает. Осечку, значит, сволочь делает. Он понимает, что это катастрофа, а уже настроился, остановить процесс не может. Звук идущий из его штанов был ужасен. Громкий, длинный, а в конце какое то чавканье.
   После они оба потупили глаза и стали в воду глядеть, будто ничего не случилось. Так, некоторое время, сидели остолбенело. Но беда в том, что после невыносимого терпежу из него вместе с газовой субстанцией вышло маленько жидкой. Да, что там маленько, прилично так вышло. И было совершенно ясно, что с минуты на минуту пойдёт запашок. Слух невесты он уже позорно сразил, если ещё нюх сразить, то в пору вешаться. Ситуация получается  хуже чем была. Начал он лодку до ветру подворачивать, что б  на невесту не сносило. А ветерок слабенький. Лавируй, не лавируй, вот, вот находка в штанах запашиной разразится.
Промямлив, что-то вроде: «Здесь мы уже ничего не поймаем», смотал удочки и судорожно погрёб к берегу. Вот же дурак, чего он так далеко отплыл? Гребёт, гребёт, а берег всё не близко. И ветерок слабенький. И размеры лодки себе представляете? В общем, похоже, учуяла невеста.
 Выскочил на песок и быстро в заросли. Снял штаны. Обтёрся, как мог грязными трусами. Выкинул их. Привёл себя в порядок и с чувством облегчения возвращается к невесте.
   Тут бы всему этому позору и закончиться, если бы не верный друг Астра, которого сам дрессировал. Выбегает Астра из зарослей, кладёт к ногам хозяйские, грязные трусы и ждёт похвалы, преданно глядя в глаза.
   А так всё неплохо закончилось. Поженились они, жили нормально, только на рыбалку она с ним больше не ходила.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 23 Октябрь 2015, 06:36

Перенес с ветки 1980 года.

..Посмотрел на нас с Валериком и решил вспомнить один моментик из нашей курсантской жизни..Не смогу я так профессионально, как Олег Кубякин, но случай это знаком многим, в том числе и ребят 81 г.в., которые оставались в тот год, по той же причине..

Для того, чтобы..

Четвёртый курс, теория проходила в Таганроге.. В Ейск прибыли только для того, чтобы получить отпускные и уехать на каникулы. Но не все. Нам, так называемым, художникам, которые тащили на себе всю оформительскую часть лётно-методической и партийно-политической работы, было предложено в «добровольном порядке» приступить к оформлению методической базы. По «замыслу командира» - ответственного за это мероприятие подполковника Благинина, пока наши кореша будут отдыхать в домашних условиях, мы сделаем 12 классов предварительной подготовки. А каникулы нам обещаны на майские праздники. Работа шла своим чередом. Контроля особого не было — соблазна тоже. Не помню, кто предложил в увольнение сходить..не помню..
Но, помню точно, как мы надраивали свои бляхи, а Компаниец над нами просто подтрунивал или науськивал, или настраивал, или провоцировал, в общем подъёб..С твёрдым решением — не употреби, мы вышли за ворота КПП.
Не помню, кто предложил бутылку купить, или две..не помню..
Но, бутылку или две мы купили. Мы попросили хозяев одного  дома распить  у них во дворе. Было это в районе консервного завода.
Не помню, успели мы выпить по одной или нет, не помню..
Но, помню как в витрине второго этажа заводской столовой появились жених и невеста (лично я определил только невесту по белому свадебному платью), которые сверху смотрели на нашу заворотню. Мы- как на ладони. Через некоторое время калитка распахнулась и смелые выпившие люди с белой невестой забрали нас к себе на свадьбу.
Не помню, сколько мы выпили, не помню..
Но, волосатая рука дяди Лёвы всё наливала и наливала. Свадьба была похожа на поминки. Люди были в основном взрослые и какие-то скучные: гости за столом, заказные музыканты - за своими инструментами. Валерик, решив развеселить засыпающих гостей, взял в руки электрогитару. Гитару ему никто не включил, он попытался исполнить без электроэнергии. Получилось плохо, но достаточно для того, чтобы всколыхнуть их свадьбу. Музыканты стали исполнять свои обязанности — гости свои.
Однако, ответственный за время «Ч» Лёлик, обозначил его точно. Мы с Кириллом, в сопровождении двух, «замечательных уже на наш взгляд» девиц вывалились на улицу. Девчонки были действительно красивы (мы потом узнали). Дом сняли по близости    от училища. Как ни тяжело было расстаться с губами подруг, решили для начала «прийти из увольнения», отметиться в казарме, а за тем вернуться для серьёзной ночёвки.
Шли мы быстро, ближе к КПП переходили на бег, разговаривали похоже тоже не тихо. В воротах, дежурный окрикнув, пытался остановить — мы увеличили скорость. Возле подъезда казармы, ничего не подозревающий ответственный капитан Калинкин, уходил домой...
Полураздевшись, думая, что не замечены, мы улеглись в кровати, громко обсуждая дальнейший план проведения нашей ночи. И всё бы было хорошо, если бы через некоторое время не появилась шумная бригада, во главе с раненым Валериком, который неустанно повторял, что он помнит его в лицо, хотя Коля Ватлин мне по секрету, шёпотом сообщил, что он разбился об колонку (гололёд был страшный).Ор друга не мог не взбаламутить меня. Хотелось подвига. Похоже процесс от КПП и до казармы пошёл уже своим чередом и в казарме внезапно для нас, появились вначале Калинкин и тут же молниеносно — ответственный по полку Кузнецов Виктор Тихонович. Мы были застуканы и повержены. (Здесь хоть отдельный рассказ). Легли спать. Серёга Кириллов с постели не вставал, не видел всего происходящего предварительного разбирательства, поэтому он по-прежнему громко «планировал» наш уход в самоволку. Я слышал, как инструктировал дежурного Григория Малтапар  замполит полка подполковник Кузнецов, стращая его репрессивными мерами в случае нашего ухода. Спать не сильно хотелось. Хмель ушла — впереди очень хмурое утро...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 23 Октябрь 2015, 13:40
Перенес с ветки 1980 года.

Герои.

 Герои.

   В былое время люди получившие звание «Герой Советского Союза»  весьма уважались в народе. А само это звание считалось таким высоким, что выше его ничего не было. Сейчас, конечно, десятой доли того уважения не осталось, и уже не всем понятно о чём речь. А ведь было это уважение. Ой как было.
   Как-то нас молодых лейтенантов загнали на торжественное мероприятие, которое продолжалось два дня. А в гостинице рядом с нашим номером поселили двух Героев Советского Союза – участников Великой Отечественной войны. Были они ещё вполне не старые, пожалуй, шестидесяти ещё им не стукнуло. И были они вполне крепкие и весёлые.
   После мероприятий первого дня и сытного ужина решили они у себя в номере продолжить торжественное мероприятие. Достали бутылку коньяка и позвали нас – двух молодых лейтенантов. К тому же позвали они свою старую знакомую. Она не была героем, но вся грудь у неё была в орденах и медалях.
   Они весело вспоминали своё прошлое. Нас спрашивали про службу. Были нашими ответами очень довольны и говорили, что именно такую смену себе они и представляли.
   Поскольку до того они были уже торжественно поужинавши, то ближе к полуночи потянуло их на фронтовые песни, которые мы кстати знали полным списком, и с удовольствием подпевали. Надо сознаться среди ночи это слушалось весьма громко.
   А в самую полночь в дверь их номера сурово постучали. Таким стуком обычно сообщают, что лучше открыть, а то хуже будет. Когда мы распахнули дверь (она, кстати, была не заперта) за ней оказались: дежурная по этажу, сержант милиции и сама администратор гостиницы. Судя по их виду, они пришли нас брать. И случись это в наше время, шансов отвертеться у нас бы не было никаких.
   Перед тем как войти администратор грозно глянула вглубь номера. Очевидно, такой взгляд заставлял неметь уже не одну сотню клиентов гостиницы, но тут случилось чудесное превращение, на которое мы смотрели с превеликим удовольствием.
   Узрев в номере две Золотых Звезды Героя и женщину всю в орденах, администратор поменялась в лице вплоть до улыбки. Выдвинутая голова пошла назад и заняла нормальное положение. Оттопыренные локти втянулись в туловище. Администратор чуть не строевым подошла к Героям и представилась. Потом повернулась к дежурной по этажу, и протянула ей связку ключей:
   - Этот от моего кабинета, знаешь. А этот от сейфа. Возьмёшь бутылку коньяка и бегом сюда.
   Потом ткнула пальцем сержанту милиции:
   - Иди народ успокой. Объясни ситуацию. Пусть проявляют сознательность, когда заслуженные люди отдыхают.
   После обратилась уже к Героям:
   - А мы с Вами будем чуть-чуть потише.
   Она была очень умным администратором.
   Хряпнув с нами коньяку и попев военных песен, она очень нежно развела всех по своим номерам, и уложила Героев. Сержант милиции вполне помогал, а коньяка до того, к слову сказать, урвал сколько смог.
   Жильцы соседних номеров, узнав, что за стеной песни поют Герои Советского Союза больше, не проявились ни единым словом. Они смиренно дождались когда Герои закончат, и уснули не испытывая чувства обиды или недовольства.
   Уважение к званию Героя Советского Союза было. И было у всех.
                                                                       *
   А ещё в те времена военные учебные заведения зачастую посещали знаменитые люди – высокопоставленные партийные работники, а так же заслуженные деятели эстрады и кино. Посещая наше училище, они каждый раз выступали перед курсантами. Проводить беседы на патриотические темы тогда входило в их знаменитые обязанности. Понятно, что встречи с артистами эстрады и кино проходили намного интереснее, чем с ответственными партийными работниками.
Однажды к нам в маленький лётный гарнизон Зерноград приехал Павел Петрович Кадочников. Знаменитый киноартист, который сыграл роль лётчика Мересьева в фильме «Повесть о настоящем человеке». Кадочников рассказал множество интереснейших историй, но одну вспоминал с особой любовью.
Как раз во время съёмок его знаменитого фильма о лётчике Мересьеве, который продолжал летать после ампутации обеих ног, довелось ему ехать в поезде. Примерно в 1947 году. В купе кроме него находился режиссёр фильма Александр Столпер и ещё кто-то из дирекции фильма.
   Поскольку четвёртое место у них пустовало, то, естественно, на одной из станций к ним подсел пассажир. Это был маленький, тщедушный человечек, примерно одного с ними возраста. Он был одет в сильно выцветшую солдатскую шинель без погон. За спиной у него висел солдатский вещмешок. На голове была потёртая солдатская пилотка без звёздочки.
    Новый пассажир скромно сел на краюшек вагонной полки возле двери и положил руки на колени. Посидев немного он снял пилотку. Волосы его оказались светлыми и удивительно мягкими. Кадочников сказал, что его причёска очень напоминала пушок цыплёнка, и даже хотелось за этот пушок подержаться.
   Знаменитый режиссёр со знаменитым артистом сидели и смотрели на солдата в обносках. В принципе в то время это было обычным явлением, но уж очень он не вписывался в компанию солидных людей. Разговор при нём как-то не клеился, хотя солдатик даже не смотрел в их сторону. Понятно, что такой пассажир лучше какой-нибудь старой бабки, которая начала бы рассовывать всюду бесчисленные узлы, а затем канючить нижнюю полку, но этот сильно деревенский мужичёк, тоже не сулил приятного путешествия.
   Солдатик продолжал сидеть в шинели, не смотря на тёплую погоду. Хотя изысканных манер от него никто не ждал, это всё же нервировало. Подождав немного, Столпер обратился к новому пассажиру, стараясь быть демократичным и не подчёркивать своего высокого положения:
   - Ну, вы разделись бы, что ли. Не будете же вы ехать одетым всю дорогу.
   Маленький человечек встал, безропотно снял с себя вещмешок, шинельку и аккуратно повесил её на крючок. Когда он повернулся и снова  сел на краюшек полки, со знаменитых киноработников враз слетел былой лоск, а на лицах появилась улыбка, которая бывает у мальчишек, когда их застали за воровством варенья.
   На груди маленького человечка помимо многочисленных наград светилась Звезда «Героя Советского Союза». При этом он продолжал держаться так же скромно, как и до того. Теперь героя, не глядя на его протесты, пересадили к окошку. Стали говорить ему приятные слова, достали всё, что имелось из провизии, а проводника послали за чаем.
   История рассказанная этим на первый взгляд непримечательным человеком, поразила ехавших в купе не меньше чем само его появление. Оказалось, что это Васильев, один из 28-и воинов-панфиловцев, которые посмертно были награждены за сражение против танков под Волоколамском при обороне Москвы. После этого сражения Васильев был доставлен в госпиталь практически без признаков жизни. Никто не знает, каким чудом ему удалось выжить. Отлежав много месяцев в госпиталях, он дальше отправился на фронт и продолжал храбро воевать.
   Только через полтора года после этого выяснилось, что ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. А к тому времени уже каждый мальчишка знал подвиг 28-и панфиловцев, которые ценой своей жизни не дали немецким танкам пройти разъезд у Дубосеково. Все панфиловцы уже были  награждены медалью «Золотая Звезда» посмертно, но Васильеву теперь требовалось вручать её лично.
   Узнав о восставшем из мёртвых панфиловце, сам командующий фронтом приехал вручать Герою «Золотую Звезду». Во время награждения командующий очень волновался и вместо положенных торжественных фраз, не скрывая слёз произнёс:
   - Да ты сам не знаешь, какой ты есть человек!
   Режиссёр Столпер тут же записал эту фразу в блокнот, и в последующем она стала знаменитой. Он вставил её в фильм «Повесть о настоящем человеке».
   Очень эта история Кадочникову нравилась. Собственно, понравилась она и остальным.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 24 Октябрь 2015, 00:45
Перенес с ветки 1980 года.

   Не хотел про етьбу вспоминать, но Слай до того душевно в эту сторону склонил, что расскажу. Началось всё с голодухи. Попали мы с моим товарищем первый раз дневальными по роте. Буквально на второй день как побрили и в зелёную форму переодели. Всё в диковинку. Стоим на посту, как взрослые. С тумбочки не сходим, и вообще стараемся не шевелиться. Всё по уставу. Но жрать охота!!! Особенно после двенадцати. Я даже не представлял, что ночью такая напасть может случаться. Мучился, мучился. Даже с тумбочки ушёл воды в сортире попить. А после воды ещё жутче жрать стало невмоготу. Знал бы, что такое возможно, хоть бы хлеба кусок из столовой прихватил. Но откуда знать? Ведь первый раз.
   Я уже в нарушение всяких инструктажей на первый этаж к другому дневальному спустился (как сейчас помню – это Саня Седов стоял).
   - Нет ли чего пожрать, случаем? – спрашиваю.
   А Саня сам с голодухи загибается. Тоже не знал, что ночью так припереть может. Тоже первый раз дневальным стоит.
   - Я, - говорит, - лак с доски дневального отодрал, и сосать пробовал. Вкус, конечно, отвратительный, но всё-таки вкус.
   Содрал я тоже лака с его доски, пососали вместе. Но вот уж и вправду – пососали. Самообман длился недолго. Вернулся я на свою тумбочку и так до двух часов промучился.
   Утром своего товарища спрашиваю, мол, как насчёт аппетита?
   - Ох, - отвечает, - еле утра дождался. Думал ноги с голодухи протяну.
   Так меня эта голодуха напугала, что на следующее дневаленье я решил основательно запастись. Стою, значит, в «Голубой стреле», прикидываю, чего бы мне такого с собой набрать, чтобы снова страшный голод не испытать. Вот тут мой товарищ (не буду его называть) и спрашивает:
   - На ночь решил запастись?
   - Ага, - отвечаю, - так меня ночной голод напугал, что сейчас, наверное, наберу сколько унести смогу.
   А он мне вдруг угрюмо так:
   - Много не набирай. Возьми, чтобы аппетит перебить. Лучше не жадничай.
   Опешил я.
   - Вот это товарищ у меня? – возмущаюсь. - А ещё друг называется. Прямо в пасть голодной смерти пихнуть норовит.
   Не ожидал я от него такого. А он дальше:
   - Не бери лишку, - стращает, - а то как я в прошлый раз будешь.
   - Какой такой раз? – недоумеваю. – Забыл, как в прошлый наряд чуть не скончались от голодных ужасов?
   - Помню, - говорит, - помню я эти припадки и конвульсии. От этого страху голодного всё и приключилось. Я ведь после того раза ещё дневальным попал. Вспоминаешь?
   - Вроде вспоминаю чего-то, - отвечаю.
   - Так вот, - говорит, - я, помня о той голодной эпилепсии, тоже перед нарядом сюда в «Голубую стрелу» зашёл. Закупил для борьбы с голодом сколько мог. Точнее взял две булки, два пакета молока и две коробочки сыра «Янтарь». Хотел больше взять, да денег не хватило. Стою ночью на тумбочке – приступов голодных жду, а сам руки потираю:  «Не взять тебе костлявая меня, мы ужо голоду такой отпор дадим!». И точно, после одиннадцати пошли признаки. Урчанье там всякое и покалывание. Мол, смерть твоя голодная стучится. Но я уж не растерялся. Пакет молока открыл, янтарь по булке штык-ножом  размазал и давай рубать. Не то, что треск, свист за ушами стоит. Уплёл первую булку с первым пакетом, вроде наелся. Но память то о голодном прошлом пугает. Может через пол часа опять как припрёт с голодухи! Намазал я вторую булку. Слой от янтаря толстый получается. А как же, ведь вся коробка здесь. Ну и за вторую принялся. Молоком запиваю, причавкиваю. Не идёт уже вторая. Совсем, можно сказать, не лезет, а куда денешься? Не выбрасывать же за свои кровные купленное. Лучше подавиться. Доел я булку, молоко допил и даже легче стало. Не надо теперь в себя больше ничего запихивать. Живот, конечно, раздуло, даже больно. Ремень пришлось почти полностью распустить.  Вроде бы нормально всё, не голодно, только стоять с таким животом тяжко. Сильно перевешивает. Открыл я шкаф (который сзади тумбочки) и сел на полку для сапог. Так полегче стало. И вроде всё к успокоению пошло, к стабилизации, только минут через сорок начало изнутри ещё больше распирать. И не просто распирать, а процесс этот начал набирать обороты. Столько газа начало в животе скапливаться, буд-то я не булочкой, а газовым баллоном поужинал. Ну и настал момент выхлопа в атмосферу. Бзднул я страшно. Даже не помню, чтобы кто-то о таком рассказывал. Но это не всё. Вонища такая пошла, что пришлось от тумбочки в сторону убежать. Запах вроде на основе «янтаря», только сильно там какие-то добавки примешались. И пошло меня прорывать через каждых две минуты. Атмосфера так нагазировалась, что самому дышать нечем. А тут дверь открывается. Дежурный по роте сержант Дьяконов проверять пришёл. Вдохнул он немного и сразу подозрительный стал.
   - Что здесь происходит? – спрашивает.
   А что сказать?
   - Нормально всё, - отвечаю.
   - Ты один? – опять он подозрительно спрашивает.
   - Один, - говорю.
   Только ему не верится. Не верит он, что один человек смог столько набздеть.
   - Где остальные? – спрашивает.
   И пошёл курилку проверять. А в курилке что, одни бычки. Не могли бычки столько навонять, да и запах от них поблагороднее. Проверил всё сержант, ничего понять не может.
   - В морге, - говорит, - запах и то свежее. Чего вы тут натворили?
   Пришлось сознаваться. Вот, мол, голодухи напугался, от того и перебор сильный вышел. Стою пержу потихоньку, а так служба чин-чином, согласно инструкции.
   - Да, - говорит Дьяконов, - даже стадо кабанов до такого бы не додумалось.
   И быстро так за дверь выскочил. Кстати больше до конца моей смены он не появлялся. Хоть такая польза. Но это не конец. Когда пора сменяться пришла, попёрла из меня янтарно-молочная смесь, как из брансбойда.  Мне спать надо, а тут горшок зовёт как труба пионера. Так, считай, до утра и пробегал.  Поэтому, как бы голодухи не бояться, а всему норма есть. Поэтому больше одного экземпляра каждого наименования не бери.
   Я так и сделал. Взял булку, пакет молока, сырок, и всё нормально. Так, что переедание – это да. Ещё неизвестно кто страшнее переедание или голод?

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 30 Октябрь 2015, 21:13
Перенес с ветки 1980 года.

  Сегодня кроме Антохи, ещё одно радостное событие образовалось. У Митяя, который нынче Аирман, повышение случилось. Мне по этому поводу один случай с ним вспомнился.
   Как-то раз мы с ним из Афгана в отпуск, в Крым подались.  Кто ездит отдыхать в Судак, тот болеет за Спартак, или как-то так. Если кто помнит. Понятно в начале июня нас выперли. Мы же не замполиты какие, чтобы в августе в Крым попасть.
   Приехали мы, значит, в санаторий министерства Обороны. Чин-чинарём. Мужик какой-то в белом халате до меня доклепался:
- Вам какие, - бухтит, - процедуры требуются?
- Какие нахрен процедуры? – отвечаю. – У вас тут дурдом что ли, здоровым людям процедуры прописывать? Люди, понимаешь, в Крым за тыщу миль отдыхать приехали, а он процедуры! Давай, - говорю, - не задерживай! Тёщу свою будешь процедурами пугать!
   Ну и пошли мы отдыхать. Жёны нас с Митяем на пляж притащили. Расстелили мы там казённые полотенчики и легли. Вода, зараза, холодная. Это же начало июня! Никто не купается. Даже кому поссать приспичит, в общественный туалет бегают. Но сверху жарит. Июнь всё-таки. Тем более в Крыму. Пляж к тому же булыжный, не ровный. А иногда и острые булыжники попадаются. В бок мне чего-то упёрлось, в жопу. Голова тоже не на гагачем пуху расположилась. Полежал я так маленько, и жену спрашиваю:
- Это что за издевательство?
   Она меня поучает:
- Загорать в Крыму на пляже – это верх блаженства.
   Я говорю:
- Если так охота на куче битого кирпича лежать, то не обязательно для этого в такую даль переться было. Можно и дома всё это устроить. А торчать под солнцем мне уже и в Афгане и в Грузии надоело.
- Расслабься, - отвечает, - и получай удовольствие.
   Митяй гляжу, тоже тужится, но молчит. Полежал я ещё минут десять. Опотел весь. Купаться то нельзя. Мухи надо мной уже в рой собрались. Сейчас точно или обсерют, или покусают. Посмотрел я на Митяя понимающе. Тот кивнул.
- Фсё, - говорит Митяй, - девки. Некогда нам тут прохлаждаться. Пора достопримечательности осматривать. А то так вся жизнь мимо пройдёт.
   Те говорят, мол, хорошо лежим. Мы тогда им киваем и соглашаемся:
- Ну ладно лежите. Придётся самим достопримечательности исследовать.
   И пошли мы. И такую достопримечательность увидали. Загляденье просто. Десять копеек в автомат опускаешь, а он тебе 200 грамм пива. Прямо под ободок, где у стакана грани кончаются. Холодненькое, почти не разбавленное. И по десять копеек тут же меняют. Вот сервис. Европа прямо! Раздолье душе и сердцу! Мы сначала три залпом, а потом уже с ленцой, будто нам в тягость.
   Глядим, мужик рядом пьёт. Джинсы восточного покроя, кроссовки китайские, очки капельками и часы с калькулятором.
- Чё мужик, - спрашиваем, - из Афгана?
   Он нам:
- А как узнали?
   Да чего тут узнавать, когда мы все как близнецы одеты. Ну в общем компания приличная образовалась. Слово за слово. Простояли мы так до обеда. И всего на рубь семьдесят. Житуха, одним словом.
   Забрали нас жёны под обед. Пообедали мы.
- Чего после обеда делать будем? – жёны спрашивают.
- Да у нас как бы отдых налажен, - отвечаем.
   Девки на пляж, а мы опять к железным братьям. Там раньше, говорят, такая же байда с сухим вином была. Но теперь-то 85-й год. Понимать надо. Вместе с виноградниками и винные автоматы порубали. Хорошо хоть пиво к алкогольным напиткам не причислили.
   Простояли мы там с Митяем до ужина. Потом сходили на ужин.
- Ну теперь-то чего? – жёны спрашивают.
- Теперь в пивбар, - отвечаем. – Посидим культурно.
   Они говорят:
- А вам ещё не надоело?
- Здрасте, - отвечаем, - как надоело? Мы же только приехали.
                                                                                          *
   Отпились мы пивом. Сбили после Афгана первую недостаточность организма. Дальше Митяй в другую крайность кинулся. На аристократию его пробило. В здоровый образ жизни ударился. Днём в теннис играет, плавание. Вечером меня в фирменную забегаловку ведёт и выпиваем там на ночь по стакану сухого вина.
- В малых дозах, - говорит, - сухое вино укрепляет сердечную мышцу и повышает эстетический вкус.
- Ты у нас аристократ, - отвечаю. – Тебе виднее.
   Ходим мы так с ним день, второй третий. Но, главное, стакан вина в ресторане полтора рубля стоит. А тут нам в магазине «Машук» попался. Бутылка как шампанское, шипит так же и всего рупь шестьдесят девять.
- Гляди Митяй, - говорю, - мы за стакан по полтора рубля платим, а тут целых ноль семь, всего рупь шестьдесят девять, да ещё с пузырьками.
   Митяй он завсегда считать любил. Не зря же два красных диплома. В общем, считал как арифмометр.
- Да, - говорит, - выгода прямая. И ходить никуда не требуется, и набрать можно, чтобы до конца санатория хватило.
   Взяли мы пятнадцать «Машука», как раз на день по бутылке. Да и дефицит, опять же. Сегодня есть, а завтра шаром покати. Горбачёв не дремлет. Но в этом магазине ещё и водку выкинули. Лимонную. Литровые бутылки. Дефицит. Наклейки красивые, как за границей. Митяй исщурился весь на них глядючи. Потом говорит:
- Давай пару лимонных прикупим.
- Зачем это? – спрашиваю. – От водки же сердечной мышце одно расстройство, хоть и от лимонной.
- Ты не понимаешь, - отвечает Митяй, - если стаканчик шипучего лимонной шлифануть, наступает просветлённость и настроение просто необыкновенное.
- Ладно, - говорю, - ты у нас аристократ, тебе виднее.
   Девки наши, кстати, тогда ещё начали подозрительно поглядывать. Потащили мы «покупки». А груз-то немалый. Больше пуда. Жёны наши на улице остались.
- Мы вас тут подождём, - говорят.
   А нам что? Ждите. Притащили всё в мой номер, раскладывать стали.  Тут Митяй пробку у одного «Машука» выбивает.
- Зачем? – спрашиваю. – Ещё же не вечер.
- Надо, - говорит Митяй, - испытание провести. Может нам в магазине дрянь какую подсунули?
   Сам-то он давно в испытатели готовился. А я чего? Раз надо, испытаем. Выпили мы, значит, этого «Машука» и соточкой шлифанули. В качестве научных изысканий, так сказать.  И точно! Просветлённость наступила. Настроение необыкновенное. Прав был Митяй. И в магазине не обманули. Полетели мы с ним сразу. Бомбить начали, начальство ругать. Аэродинамические особенности опять же. В общем, не до баб уже, если кто понимает.
   А дальше чего рассказывать? Дальше всё как обычно. Хотя если бы не эта дешёвка с пузырьками, хрен ли нам от двух бутылок было? А эта шипучка пердючная, подлой штукой оказалась.
   Просыпаемся мы с Митяем у меня в номере. Срач, как у холостяков. Все семнадцать бутылок тут же в ряд лежат. Пустые. На часах восемь. На улице светло. Где наши бабы не знаем. Какое число не знаем. Это сейчас все с сотовыми ходят – и позвонить можно и определить утро или вечер. А тогда что? Сиди догадывайся – толи ужин просрали, толи на завтрак опаздываем?
   Пошли к Митяю в номер. Заперто. Девок наших нет, и денег, главное, ни копейки. А здоровье-то не очень. Потряхивает нас сильно. Чего-то делать надо. Да и по времени определиться требует. Мотаемся по санаторию, как зомби. Интересуемся у граждан. Мол, подскажите, сегодня это ещё вчера или уже завтра? Не понимают, блин! Понабирают в санаторий дебилов.
   Хорошо Судак город маленький. Наткнулись мы наконец на своих жён. Те сразу, подлецы, развод и девичья фамилия. В общем, всё как обычно.
- Пить ещё будете? - пытают.
   А мы им:
- Да в жизни больше к этой гадости не притронемся, если сейчас похмелиться дадите.
   Ну, куда денутся?  И они наши, и мы ихи. Похмелили нас, короче. Правда, на следующий день пришлось с ними, как дуракам трезвыми,  на пляже пол дня лежать. А куда денешься? В отпуск с жёнами поехали. Знали, на что шли.


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Airman от 31 Октябрь 2015, 08:22
Неплохо, однако..................
Хотя аФФтар за давностью времени подзабыл, что пиво в железных братьях мы дубасили с манюсенькими креветками, кои продавала бабуля за рупь один кулёчик рядом с павильоном. А потом рискованно было возвращаться к часу дня на пляж к жёнам, так как одинокие две молодые тёлки уже устали отбиваться от пляжных кавалеров и были злые, как мегеры.........
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 31 Октябрь 2015, 10:10
А после санатория кардиограмма сердца что показала?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 31 Октябрь 2015, 10:12
Застал времена когда на набережной сухое вино продавали стаканами. Не помню 10коп. или больше, но как то казалось безумно дешево.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Airman от 31 Октябрь 2015, 10:19
А после санатория кардиограмма сердца что показала?

В Шинданте, что ли ...........?

Застал времена когда на набережной сухое вино продавали стаканами. Не помню 10коп. или больше, но как то казалось безумно дешево.

Да и не дёшево 10 коп. стакан. Так как  те годы плодово-выгодное вино стоило рупьпятьдесят литр.
Но в железных братьях, помнится, пива стакан стоил дисточник. То есть, сразу менялось на три рубля и до последнего дистончика.............
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 31 Октябрь 2015, 10:20
После санатория приходилось медкнижку выбрасывать. Они там такое писали,что сердце вот должно остановиться.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 31 Октябрь 2015, 10:21
Кардиограмму в санатории делали.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Airman от 31 Октябрь 2015, 10:24
Вот пристал, пративный, со своей кардиограммой. Я и сейчас кручу велосипед без проблем, а тогда я и не знал, где сердце. Может между ног...........?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 31 Октябрь 2015, 10:29
Ну надо все таки признать что 10 коп.  за 200 грамм сухого виноградного крымского вина это даже для того времени (80-81 год) достаточно дешево.
В Шираках грузины продавали вино (74-78 год)  рубль литр. Хотя надо отдать должное грузинское вино было лучше того что продавалось в Судаке. С поправкой чем дальше от гарнизона, тем лучше.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 31 Октябрь 2015, 10:31
Кардиограмму в санатории делали.
В Судаке ничего не делали. По моему даже процедур никаких не назначали. Даже не помню были ли там вообще врачи и был ли там лечебный корпус. Хорошее было время!

В Бадзарове в профилактории заставили анализы сдавать. Одному товарищу налили в банку для мочи пиво.
Анализы в норме. Скорее всего все формально никто особо не парился над здоровыми людьми.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 31 Октябрь 2015, 10:31
Вот пристал, пративный, со своей кардиограммой. Я и сейчас кручу велосипед без проблем, а тогда я и не знал, где сердце. Может между ног...........?
Больной ты на все части. Они просто хотят посмотреть как ты на ходу ласты склеишь.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 31 Октябрь 2015, 10:35
На ходу.... Это ж за счастье!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 31 Октябрь 2015, 10:36
В Судаке ничего не делали. По моему даже процедур никаких не назначали. Даже не помню были ли там вообще врачи и был ли там лечебный корпус. Хорошее было время!

В Бадзарове в профилактории заставили анализы сдавать. Одному товарищу налили в банку для мочи пиво.
Анализы в норме. Скорее всего все формально никто особо не парился над здоровыми людьми.
Делать ,не делали. А кардиограмму делали и в медкнижку писали. Я две выкинул.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Airman от 31 Октябрь 2015, 10:38
Ну надо все таки признать что 10 коп.  за 200 грамм сухого виноградного крымского вина это даже для того времени (80-81 год) достаточно дешево.
В Шираках грузины продавали вино (74-78 год)  рубль литр. Хотя надо отдать должное грузинское вино было лучше того что продавалось в Судаке. С поправкой чем дальше от гарнизона, тем лучше.

Ну, всё относительно, не надо забывать, что в те годы бюджетники имели зарплату 60-70 рублей. А военный лётчик на полном пансионе со своими 350-450 мог жить достойно.
Касательно крымских вин, лично я не любил массандру и прочее, так как большинство крымских вин были креплёные, то бишь сладкие, а мой желудок почему-то взбрыкивался от сладких вин, при этом переваривая любой мазут. А грузинские вина лучше, но надо знать места и покупать без куриного гавна................
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 31 Октябрь 2015, 10:39
На ходу.... Это ж за счастье!
Нет проблем. С возрастом пропадает защита организма от перенагрузки. Велосипед это и определяет кстати.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Airman от 31 Октябрь 2015, 13:00
Что то ты лиха загнул, лейтенантом в Шираках получал 231р в 85г , и где то 350 р будучи капитаном и КЗ в 88г.
Да и Ширакское вино не фонтан, кислое и хорошо если не на курином помете. Короче стремились хипсуры отравить нас :D.
А вот Кюрдамирский коньячек это было не плохо.  %6
А пиво в то время стоило 22 коп пол литра.
Да в принципе и сейчас столько если два нуля отрезать, практически живем по ценам как в те времена, может немного и лучше.

Это тебя почему-то щемили и недоплачивали..........
А нормальные пацаны уже в Ейске лейтенантами сразу стали получать 290 рябчиков, то бишь за звание 120 и должность Лётчик  - 170. А через год уже начали идти проценты за выслугу..............
Название: Re: Проба пера
Отправлено: LakeVic от 31 Октябрь 2015, 13:35
Лет 20 назад встречал в санатории в Саках одного военпенса, лет 60-ти. Каждую неделю, на экскурсионном автобусе, он ездил в Новый Свет. По приезду он сразу накупал у бочки на площади несколько литров сухого вина и квасил весь день, не выходя из автобуса. До вечера. Только на обратном пути он посещал мечеть в генуэзской крепости в Судаке, и каждый раз пытался там спрятаться и дождаться ответа от небес. Оставаться ему пока на земле или пора уже "туда". И только там, под конец поездки, про него с удивлением и узнавали измученные экскурсанты. Каждый раз, уже по темноте, его искали всей толпой, находили, популярно объясняли что ему "туда" только в следующий раз, заталкивали в автобус и привозили взад. Крепкий был дядька. С кардиограммой наверняка тоже все в порядке )))
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Карина от 31 Октябрь 2015, 15:33
Отними подоходный налог и за бездетность, вот вам и 231р, и так у всех нормальных пацанов с Ейского ВВАУЛ. %3 %6
Подоходного о ту пору не было.
В 1987 годе, лейтенант мой получал 290 р.
Но! Это были Су-24М, и должность сразу была - старший лётчик. Истребители получали 270 р.
За бездетность и партвзносы всякие, да, вычитали.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Шарапов Ю. от 31 Октябрь 2015, 16:02
74 год 11-12 месяц после выпуска 220р.
75 ДВО ст.л-к 274-285р.
76 301-315р.
77 315-326р.
78 340-384р.
79 384-436р.
80 469-486р. везде старший лётчик.
Потом ГСВГ, там все под 700-800р.
Хоть в чём то партбилет помогает... %32
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Пирогов Валерий от 31 Октябрь 2015, 17:58
Кстати в Судаке кроме железных братьев: пиво-10 коп.; сухое 20 коп. продавали из бочки(типа квас) новосветское шампанское, которое почему то не пошло в серию. 20 коп. стакан. Мы в 74 75 годах утром прибегали к братьям, набирали по графину напитка(графин из номера) и этот графин в течении дня рассасывался по жилам.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 18:19
Перенес с ветки 1974 года


Комплексный подход.

Как- то у меня, летчика самолета МиГ-17, гарнизон Дубно (Западная Украина), случился перерыв в полетах. Конечно же в ДПМУ, так как носил гордо на груди «курицу» с цифрой «3» (к полетам на оплачиваемый класс только планировался)
Перерыв, так перерыв. Запланировали мне полет на спарке с комэской по Упр №11 «Контр.п-т в зону на слож. пил на ср.Н» (Не для  ИБА-шников:контрольный полет в зону на сложный пилотаж). Затем сам на боевом на простой, а потом на сложный пилотаж. Три полетика за смену- хороший план для молодого пилота.
Казалось, ничего сложного. Но на предварительной (лечу с комэской, лучше пере….чем не до….) командир звена, старый пилотяга, весь в ракушках и рубцах от продвижения по карьере (45 лет, капитан и прочая, прочая….) решил «полирануть» мою подготовку перед началом контроля готовности у командира и изрек ряд поучительных примеров  из летной практики начиная, от Крякутного и брайтьев Райт,  примерно так: «При перерывах..ммм…, всяко бывает. На МиГах при сруливании часто вместо уборки закрылков, выключают двигатель, ммм…» ( И точно, какой умный поставил эти два крана рядом, не было у них такой науки, как авионика, что ли?). И еще пару страшилок в таком же контексте.  Потом помолчал и еще добавил парочку насчет штопора, «козления» на посадке и т.д. То есть все то, чем забита  память человека героической профессии летчик.
На контроле я четко ответил на комэскинские вопросы (самым страшным ругательством у него было «Мать его за ногу», а так  не ругался, хотя мат-перемат впитывается начинающим пилотом с первыми каплями молока  стартового завтрака, а дальше идет совершенствование и на уровне комэски-подполковника каждый авиатор- это как доктор филологических наук) и был отпущен попрыгать на травке в кругу семьи до первой смены.
Утречком приехали на аэродром- лепота, Париж с КДП видно.
Дальше все пошло своим чередом: «Запуск-Взлет-Зону занял- Мать его за ногу, что за петля-Шасси выпустил-Подбирай, подбирай….Полосу освободил». Затем короткий разбор «Ну молодец, все нормально, повнимательней, беги на боевой……».
Слетал в зону на простой пилотаж, зарулил на стоянку, побегал за керосинозаправщиком, сам заправил  воздухом, перекур без подробностей за отбойником, и та же песня, но уже вверх ногами: мондаворот -петля-полупетля и все  остальное, включая бочки-кадушки. Погода- цимус, не облачка, душа поет от хорошо выполненного дела (казалось. бы…)
Гордо коснулся в пределах ВПП, начинаю сруливать и тут вспомнился он- старый перец командир звена со своими нравоучениями. Первая мысль на сруливании: «Подойду после полетов  и так невзначай спрошу, что там бывает при перерывах….» А сам вместо крана закрылков …. дергаю стоп-кран….Как только последний нейрон прошел свой путь от кончиков пальцев до того места, где у молодого аса должен  по Павлову находиться мозг, он (мозг) неприкрыто восхитился :«Ни хрена себе, ты дал….» А затем уже другой,спинной мозг, отвечающий за рефлексы, дал команду на резкий возврат стоп-крана на место, что бы замести следы. Одновременно, гроза НАТО -самолет МиГ-17, хрюкнув жалистно тормозами, стал где-то между ВПП и ЦЗ.
Дальше картина маслом (не обвиняйте в плагиате, смотрел я этот фильм, не понравился, но фраза убойная) Топливо рванулось заливать все, что было на его пути, залила горячущие камеры сгорания и из сопла повалил белый дым.
На стоянке завизжала «пожарка» (в первый раз увидел, чтоб так быстро реагировала) и подпрыгивая на неровностях грунта, напрямки рванула ко мне. Кинулся и народ служивый, побросав технику. Но впереди всех, и машины и народа, бежал Инженер нашей эскадрильи. Он был маленького роста, обычно взгромождался  в начале смены на какой-то стол возле КПИ и оттуда, болтая ногами, успешно руководил подчиненными, слезая с пьедестала только на прием пищи и по другим, не менее важным для организьма делам.
Как-то в лагерях (сидели на грунтовом аэродроме в поле, у нас полосу перекладывали), пропагандист полка устроил после ужина (желудок полный, птички поют, всякие не хорошие мысли в голову лезут после 3-х месяцев активного воздержания, надо чем-то народ занять) концерт по заявкам. От техсостава нашей эскадрильи поступила заявка исполнить для Инженера песню «Парень пашет» (по-моему «Песняры» или еще какие-то белорусы). Песня прошла на ура.
«Пашет» то «пашет», но к самолету он прибежал первый, держа в руке «Огнетушитель пенный ОП-5». Но к этому времени  два мозга -спинной и зачатки летно-головного посовещавшись, дали команду закрыть стоп-кран окончательно. Белый дым  потихоньку сошел на нет к великой радости горе-пилота и прибежавших поклонников его летного таланта.
РП, наконец очнувшись, увидел, что что-то дымит, протер глаза и убедился в увиденном: «Что, кран дернул?»Затем  пообещал прислать тягач и тем самым  потерял к этой картине всякий  интерес.
Зато жгучий интерес проявил комэска, когда я ему доложил, что на боевом счету эскадрильи есть предпосылка по глупости летчика. Его ответ после предыдущего «молодец» по результатам контрольного полета (см.выше), явился образчиком  последовательности и принципиальности:  «Говорил же я, мммм ммммм мммм Мать его за ногу…, что тебя выпускать самостоятельно нельзя после одной провозки…..».
Удивило не его стремление задним числом закрыть свое участие в допуске  к самостоятельному полету самолюбивого юнца-асюгу, а огромное число любовно отфильтрованных определений, глаголов и существительных, которые  так режут ухо субстильным барышням, не стыкуются с подходом Макаренко и Сухомлинского к процессу воспитания и так красиво ложатся на суровую летную действительность. Даже не думал, что он так умеет.
Ну а командир звена?  Когда я подошел к нему с гордо опущенной головой, он прорычал что то вроде  «…удак, ты бы еще катапультнулся на стоянке для полной убедительности. Сгинь с глаз моих, …ммм…завтра пойдешь дежурным штурманом.». Вот так нас воспитывали.

PS: После разбора полетов, в курилке прошло, говоря современным языком,  ток-шоу «Что нужно делать, если дернул стоп-кран  на сруливании».
Результат:
-если плавно….плавно…плавно…. вернуть кран на место, то турбина подхватит и зажжужит;
-если выполнить верхнее действо и включить «Запуск в воздухе», то точно зажжужит;
-если ничего не делать, а доложить РП, что перегрел тормоза, поэтому стал, можно даже благодарность схлопотать за грамотные действия. А если еще на стоянке технику самолета потихоньку признаться, что бы он зря воздух не тратил на охлаждение колодок, то можешь получить благодарность от него в виде фуфырька спирта (зимой, когда «старшие» будут облака разгонять на класс).
Вот такой, он, комплексный подход в авиации по методу Макаренко- Сухомлинского.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 18:31
Перенес с ветки 1974 года

Яшкина свадьба

   В 1973 году в Ейске, летом, случились у нас в один день две свадьбы. Одна у Виктора (подпольное имя Яшка) и еще у одного парня, точно не помню. Ажиотаж был страшный. В увольнение (считай на пьянку) отпустили только самых близких друзей под гарантии инструкторов, всем остальным была дана команда сидеть дома и смотреть кино.
   Нагнали ответственных, которыми руководил Герой Советского Союза. Ответственные окружили плотным кольцом казарму, не пролетит и муха.
    В это время заканчивали нести наряд двое авантюристов: я и Саня Ч., в голове которых твердо созрела решимость поучаствовать в свадебных мероприятиях. Естественно «самоходом», так как никаких увольнительных из-за нашего раздолбайства нам не светило.
Был подготовлен камуфляж  в виде спортивных костюмов и пара будущих Сталинских соколов стала выжидать  благоприятный момент для осуществления харакири. По другому это не назовешь: почти ежеминутные построения с проверкой, всех считают по головам, а эти двое потеряв всякое чувство самосохранения ударились в бега.
   Благополучно минув кольцо ответственных и две линии патрулей, выставленных злейшим врагом всех времен и народов Платоновым (для несведущих- комендант училища), оказались на свадьбе у Виктора.
 Все шло по установленному порядку: отпущенные до утра на законном основании курсанты веселились от души, попутно спаивая «смотрящего» на свадьбе зам. ком. аэ  м-ра П., о котором мой инструктор В.Горбась (закончил службу Командующим в Ростове) говорил, перефразируя стандартный доклад дежурного штурмана на полетах : «Нам мешает Б-12 вдоль  залива и П. вдоль стоянки», ибо П. был нрава крутого и гонял всех, как шелудивых псов. В общем, все было хорошо и выпитых мной пару бокалов вина подогревали  успокоительную  твердую  решимость вернуться в казарму до вечерней проверки в трезвом уме и памяти. Но все планы мой товарищ Ч. опровергнул за 30 мин. так как обладал чудесным свойством напиваться вдрызг за считанные минуты.
Уговоры больше не пить и двигаться в казарму действия не возымели, ну а вариант бросить его и выбираться сквозь окружение самостоятельно даже не рассматривался- соколы своих не бросают.
   И только обещание посетить на 15 минут другую свадьбу оторвали Ч. от методического накачивания и по темным улочкам мы мелкими перебежками рванули в парк (по -моему им. Поддубного), где в кафе терял свою независимость другой брачующийся.
   Но и здесь Ч. был верен себе, не успел я обменяться  впечатлениями с сидящими, как он уже влил в себя пару хороших рюмок и его потянуло на подвиги. На ниве музыкальной.
Дело в том, что в  этом году он пытался освоить гитару и с завидным упорством, достойным другого применения, бил по струнам в любой обстановке. Вследствие отсутствия даже зачаточных следов слуха, эту какафонию без слез слушать было невозможно.
   Так вот, выпив и оглядев абсолютно «трезвым» взглядом окружающую действительность, он увидел в руках у музыкантов, играющих на сцене предмет его вожделения. Подогретая изрядной дозой душа потребовала музыки и с криком «Дай летчику поиграть», он начал вырывать у одного из музыкантов гитару. Почувствовав опасность остаться без средства для  заработка, музыкант в сердцах оттолкнул Ч. от себя, в результате чего жертва музыкального увлечения  слетела со сцены, перевернув при этом пару столиков с мирно выпивающими гостями.
   Поняв, что сейчас могут бить, Ч рванулся в темноту, в парк. За ним, естественно я, патрулей много, нарвется сразу. Короче, он влетает в какие-то кусты, падает и сразу засыпает. Что бы как-то привести его в чувство, начинаю шлепать по щекам, уговаривая подняться. Как на грех, эти кусты освещались фонарем, шли какие-то сердобольные бабули и начали орать дурным голосом, мол, я завалил ребенка в кусты (Ч. был мелкого роста) и избиваю его, и куда милиция смотрит.
   Пришлось брать это бревно на плечи и драпать в сторону училища. Дотащил до первой колонки, башку его сунул под кран. Ч. вроде начал соображать и попросил его отпустить. Мол, пойдет уже сам. Потеряв бдительность, я его опустил. А дело в том, что напившись, сей пилотяга начинал бежать, все равно куда, ибо в подсознании у него билась мысль, что за ним гонятся Платоновские «овчарки».    Правда, побежал в нужном направлении, но силы скоро закончились и он упал в аккурат  напротив очередной колонки. Процедура повторилась вновь- вода, обещание быть смирным, побег, падение, колонка и все повторяется снова.
   Таким образом  не спеша дошли до последних домов военного городка.
Время давно уже за полночь, ясно, что мы  давно в списках самовольщиков, мысль билась только в одном направлении- как донести это бревно до казармы, чтобы не попасть в лапы к патрулям и не завершить ночь в ужасно знакомом каземате.
   Решил тащить его в Толяну Егорову, нашему общему другу, который жил в этих домах, оставить Ч. у него, а самому идти в казарму и сдаваться ответственным, что бы затушить пожар, который там неминуемо разгорелся. К сожалению, спасительная квартира не отзывалась на привычный звонок, видать хозяева тоже где-то гуляли.
   Перетащил Ч. Во двор, сели  на лавочку возле песочницы. Ч. уютно положил голову мне на колени и похрюкивает, а я полон дум о юности веселой, пытаясь найти решение. Ну не тащить же мне его на себе через КПП.
   И тут нарисовался патруль. Офицер и пару курсантов. Кроме нас, во дворе никого. И естественно, начальник патруля посылает курсанта (первокурсника), проверить, кто там сидит. Уж больно данная скульптура смахивает на картину «Курсанты на привале».
    Увидев подходящего служивого, начинаю громко причитать: «Опять ты Ваня нажрался, мастер на заводе завтра гланды вырвет, ибо ты опять норму не выполнишь» и в таком производственном духе дальше. Курсант сначала оторопел, потом наклонился, чтобы получше рассмотреть Ч. А он, скрутив известную фигуру из трех пальцев, машет ею перед его лицом и изрекает «Хрен возьмешь нас, мы рабочие».
   То ли начальник патруля оценил наш юмор, то ли поверил благодаря хорошо сыгранной роли трудяг, однако свистнув бойца, группа ушла исполнять служебный долг в неизвестном направлении.
Это рандеву подействовало отрезвляюще на Ч., он начал скулить, мол пора в казарму, на родную кровать.
   Договорились, что мы подкрадываемся к проходной, я уточню, где дежурный, и затем тенью проскользнув, потихоньку ползем в казарму, а там посмотрим, как обойти ответственных.
Я начинаю красться к КПП, которое в данной обстановке представляло для нас империю зла.
 И вдруг у меня за спиной раздаются страшные звуки. Это Ч. включив свой основной инстинкт (бежать),  рванулся к КПП. А у него оторвалась подошва на ботинке, держалась только на каблуке, и когда он бежал, все это издавало такие громкие и хлесткие звуки, что только мертвый не слышал.         
   Короче, все это грохающее, качающееся в разные стороны и воняющее перегаром одновременно, бросилось через КПП, я за ним и мы мимо ошалевшего дежурного, спросонья ничего не понявшего, рванули к казарме. Лихо вбежали на свой третий этаж, Ч. по своей привычке лег под кровать (он там всегда спал, когда напивался). А я начал собирать данные, что здесь было в наше отсутствие.
   Картина вырисовывалась не радостная. Нас на вечерней проверке вычислили, правда, чтобы не поднимать шум в масштабе полка, наш ответственный (молодой инструктор), заручившись поддержкой присутствующих сержантов и старшин из курсантов, докладывать наверх не стал.
    На следующий день «разбор полетов». Инструктору своему, как на духу всю правду, а остальным «дезу» насчет приехавшей сестры. Видать врал убедительно, ибо все закончилось какими-то нарядами, которые я с Ч. отрабатывал в субботу и воскресенье. Ну что бы на полеты не влияло и чтобы впредь не повадно было шляться в городе по ночам, даже если все родственники нагрянут.
Эта «чудная прогулка» догнала меня через 3 года. Я служил в Дубно, приехало новое пополнение в лице молодых лейтенантов- выпускников Ейского ВВАУЛ и вдруг один из них подходит ко мне с вопросом: «Вы меня не узнаете, тов. ст. л-нт ?». На мой отрицательный ответ, он начинает мне рассказывать о странном случае в патруле, когда два курсанта нажравшись, выдавали себя за рабочую косточку. Он оказался тем курсантом, который нас с Ч. рассматривал.
   Конечно, мы вдоволь посмеялись, вспоминая этот случай. А начальник патруля просто решил не связываться, мол сами дойдут, раз оказались возле училища, да еще и врут забавно.
Вот такая у Яшки свадьба была.


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 18:58
Перенес с ветки 1974 года

К вопросу о воспитании уже в межведомственном масштабе. Сам не участвовал, но услышал в пересказе от самого экипажа.

Меры безопасности.
Случай в ТурКВО (кстати, расшифровывается вот так: Только Умершим Разрешает Командующий Вернуться Обратно)
Выпала нужда группе красных командиров срочно попасть на какую-то неподготовленную площадку. Ну им и было подано самое совершенное средство передвижения- Ми-8.
Приезжает группа товарищей на аэродром (уже не помню на какой, не важно) и сильно расстраивается. Никто экипаж не строит, не докладывает чеканя строевой шаг и вообще это какие-то разхристанные летчики, на офицеров не похожие и т.д. Все это рассказал экипажу старший из группы красных командиров, генерал-майор каких-то пехотных войск.
После этого экипаж, осознав всю свою недоделанность и высказав свою готовность к немедленному исправлению, по-уставному взлетел и плавно приземлился в назначенной точке. Вот тут открывается пилотская дверь, в салон почти строевым заходит прапор из экипажа и перекрикивая шум винтов докладывает примерно так:
"Товарищ генерал-майор! В связи с тем, что по заданию руководства мы произвели посадку без выключения двигателей, разрешите напомнить меры безопастности при выгрузке пассажиров".
Польщенный генерал ("Ну, вот, даже летчиков можно чему-то научить, если грамотно построить процесс воспитания") важно кивнул. Давай, мол.
Прапор продолжает. "Наш вертолет оснащен экспериментальными винтами, которые мощнее, а значит и тяжелее обычных. Поэтому они  вращаются близко к земле. Я покажу, как надо высаживаться, прошу Вас в точности соблюдать порядок". Не дав генералу что-либо ответить, снимает фуражку, сует себе в зубы, сползает на землю и почти касаясь брюхом, в позе беременного кенгуру выползает из-под винтов.
После этого встал с земли, принял строевую стойку, для чего-то приложив руку к козырьку.
Генерал нервно выглянул в дверку на улицу ("Что-то и точно низко к земле пригнулись их пропеллеры, как бы по башке не получить"), нервно вцепился в фуражку  вставными челюстями, прижал к себе портфель с ценными бумагами и наклонив голову в район пяток, начал мелкими прыжками переползать в безопасную зону к образцово-показательному прапорщику. Глядя на него, начала демонстрировать пластунскую подготовку его свита. Им еще труднее, потому как еще нужно было тащить вещи товарища генерала.
Смотреть на экипаж в это время было опасно для жизни: командир с праваком упали головой в приборную доску и только взахлеб икали, так как сил на остальное уже не было. Прапорщик, собака, не выдал себя ни одним движением мышц лица. Наоборот, с каменным выражением, четким строевым шагом, выпрямившись, как на параде и даже где-то подпрыгивая, чтобы быть повыше, взошел в вертолет под птичьи освистывающими винтами, молча закрыл люк, не забыв при этом еще раз отдать честь оторопевшему генералу. Вертолет, набрав обороты, взмыл, на прощание посрывав с группы товарищей все что можно посрывать. Как говорят мои друзья-украинцы: Не буди лихо, пока тихо.

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 20:58
Перенес с ветки 1974 года


УНИКУМ

Всем ИБАшникам памятны периоды в своей летной жизни, когда ВВС лихорадило от летных происшествий в групповых полетах. Как правило, это происходило с непонятной периодичностью, в летнее время, когда парами, звеньями и эскадрильями летали почти каждую смену. «Вывод из под удара», ЛТУ полков и эскадрилий, рождение новых звеньев в их предверьи, да мало ли было причин, по которым Управления всех степеней слетывали,  тренировали и проверяли подчиненные подразделения и части. Сначала все идет хорошо: налет бешенный, план  как из рога изобилия, летчики мужают не по дням, справочные данные  полигонов, на которых им приходилось рыть землю уже не умещаются в наколенный планшет, привычные П-50-75 меняются на более грозные подвески… И вдруг начинается: там столкнулись, там не разошлись, там не взлетели….. Словом, беда. История боевой авиации насчитывает немало таких печальных и сложных страниц. Но «лечение» всегда проходило по одному сценарию: групповые полеты прекратить, провести разбор, повторить методику, проконтролировать подготовку и только после всего этого, по дополнительному указанию начать групповую слетанность. При этом рождались крылатые лозунги, типа «Выгнать ведомого из-под хвоста» (что бы ведущий ведомого видел постоянно) или «Довести до азарта исполнение действий при потере ведущего» и т.д.
Вот такую «почешиху» как-то переживал наш славный Луцкий 806 апиб. «Пеший-по-летному», расставленные в боевом порядке на ЦЗ самолеты, что бы запомнить их проекцию как ведомым так и ведущим, разобранный до атомов порядок действий ведомого при потере ведущего («Вас не вижу» и т.д.по тексту)- все это наводило тоску, ибо нет на свете ни одного летчика, у которого не было бы своей точки зрения на подобные мероприятия, и которая, как правило, всегда расходилась где-то с точкой зрения командиров и начальников.  И был у нас летчик, Слава Б., у которого эта самая точка зрения всегда и везде убегала в другую, противоположную от всех сторону. Многие летчики в своей жизни нет-нет да и «почудят» хотя бы один раз в жизни. То выкатятся, то «дадут блуду на маршруте», стрельнут или бомбанут не по своей мишени, мало ли в авиации есть возможностей, чтобы на земле разводить руками и самому себе удивляться: «Ни хрена я выдал….».При этом у каждого летчика своя, индивидуальная линия поведения при разборах этих ошибок вышестоящими начальниками. Одни страшно переживают, другие относятся с юмором к себе и своим товарищам, попавшим в такой переплет, третьи….словом, повторюсь, по-разному относятся. Но при этом почти всегда хватало смелости и разума найти свою долю вины, если правда, не присутствовали некие объективно существующие потусторонние силы, которые вмешавшись, сбили летчика с панталыку.
Слава был уникумом. Во- первых он чудил почти в каждом вылете, а во вторых, никогда и не перед кем не признавал своих ошибок.  Ни за что.  Он как самолет, который по выражению Циолковского, не признает  никаких авторитетов. На разборе полетов полк рыдал и плакал, выслушивая Славину галиматью, коей он пытался обосновать свой «залет»: и внезапно изменившаяся погода, и неграмотные действия всех и вся, кто летел с ним, был на связи с ним и вообще, в формуле подъемной силы есть ошибка, с которой нужно разбираться…..Его наказывали, отстраняли от полетов, мой друг и по совместительству командир звена у Славы полысел и поседел одновременно. Не было ни одной предварительной, на которой бы КЗ не орал дурным голосом «Держите меня, а то я его сейчас е…ну кирпичом по голове».
И вот наступил день, после которого мы должны были вновь начать полеты группами. Контроль готовности. У «рояля» сам, Командир полка, ибо ….чего напрягаться, понятно почему Сам. И вот дошла очередь и до Славы. Он на свою и нашу беду  отрабатывал бомбометание парой с горки. Ведомым, конечно. Слава уверенно рассказал о взлете парой, о полете по маршруту и вот они с ведущим в верхней точке пресловутой горки и ведущий, перевернувшись, начинает переваливать самолет в пикирование. И тут Слава выдает: «И тут, товарищ командир, я перехожу на внутренний радиус, подрезая ведущему и при этом на некоторое время теряю его из виду».Все, тишина.  Командир минут пять хватал губами воздух, народ мордами лежал на столах и икал от смеха, КЗ молча рвал последние волосы. А  Слава стоял как памятник, навеки уверенный в своей непогрешимости не понимал, чем вызвана такая реакция.
Командир наш, конечно был обучен ненормативной лексике. Жизнь научила. Но это…
Пестня. О злой судьбе командира полка, которого заставляют командовать такими придурками. И проклятия в адрес инструкторов, которые выпустили такой полуфабрикат. И угрозы в адрес училищного начальства, которое распределило такого…..в славный Лидерный Луцкий Полк- Столицу ИБАшной авиации….. и просьбы к  своей маме , чтобы она родила его обратно и обязательные предположения, что Слава является его сыном… и т.д.
Затем нас всех выгнали из класса, опять дали в руки модельки самолетов и мы топтали пыль, пока командиру самому не надоело. А Слава, ворча о трудной судьбе военного летчика, которого не за что отстранили и сунули дежурным по аэродрому, поплелся переписывать тетрадь заблаговременной подготовки.
Вот такие, понимаш, уникумы были в ВВС-стране чудес.


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 31 Октябрь 2015, 21:14
Да блин.
Пришлось какой то период быть у уникома ведущим.
Слава богу не долго.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 31 Октябрь 2015, 21:36
Да блин.
Пришлось какой то период быть у уникома ведущим.
Слава богу не долго.
А рассказ. Рассказ то где?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 21:43
Перенес с ветки 1974 года


СЛУЖИЛИ ДВА ТОВАРИЩА В ОДНОМ И ТОМ ПОЛКЕ…..

Служили у нас в Севастопольском два закадычных друга, два майора, два замкомэски: Виктор Федорович и дядя Лёня (так последнего чаще называли между собой). Виктор Федорович служил в третьей эскадрилье, был великим методистом в полном понимании этого слова.
Мало того, что его портфели и карманы были забиты всевозможными блокнотами, где можно было найти любую информацию: от правил установки холодильника до ТТД агрегатов и оборудования МиГ-17, на котором мы летали., но он еще сам разрабатывал методики, благодаря которым зеленые лейтенанты быстро осваивали сложные виды подготовки.
Самый любимый вид контроля у него был- поставить лейтенанта спиной к схеме полета (1м80Х2м20-любимый размерчик в авиации) и давай гонять по тому, что там написано, причем отвечать нужно было один к одному, иначе крандец,- дежурный по аэродрому до полного изучения («Когда первая треть законцовки крыла коснется западной части населенного пункта Буща, ввести самолет в  левый разворот с креном …. Примерно так.). Лично его методику полета с прямой я поминал  с благодарностью всю жизнь. Я ее перекладывал на последующие типы самолетов, на которых летал и это давало мне возможность выкручиваться из самых сложных положений, которые случаются в жизни у каждого летчика ИБА.
Дядя Леня был замкомэской 2 комплекта в 1 аэ. Для непосвященных: это как быть начальником кадрированной фермы-коров нет, есть одни доярки. В его обязанности входило перегонка техники, разведка погоды и никакого любимого личного состава в подчинении. Кстати, эта должность была моей голубой мечтой, но она так и не сбылась.
Любимым развлечением у дяди Лени было две вещи: храпеть, и не давая спать другим в условиях лагерных сборов и обвинять Виктора Федоровича в том, что он дурит людей. Дело в том, что у Виктора Федоровича была лысинка в передней части и он ее прикрывал волосиками, которые выращивал на затылке.
Вот сидит с сосредоточенным видом  Виктор Федорович над плановой, думает, как бы этим придуркам лейтенантам лишний полетик добавить, дядя Леня подойдет к нему и со словами « Ну чего ты, ВВВВитек(он немного заикался), дуришь людей?» дул ему на лысину. Волосы разлетались на законное место и Виктор Федорович напоминал Папу Карло из фильма про Буратино. Смех окружающих, мат Виктора Федоровича, плутоватое лицо дяди Лени- все это поднимало настроение надолго.
Но как-то Виктор Федорович рассчитался за все одним махом. Был у нас  Командующий, Сергей Дмитриевич (проще-СД). У него было одно хобби: лично проверять. Туалеты на аэродроме и знания подчиненных. И там и там добивался великих успехов, равных ему в ВА не было.
Как-то организовал сборы разведчиков погоды, на которые прибыли оба дружка и сели, как положено ветеранам, на заднюю парту. Заходит СД и после приветственной речи предлагает всем тут же сдать ему зачет по технике.
Виктор Федорович достает свои блокноты и блокнотики и предлагает дяде Лене поднимать руки в числе первых, что бы потом наблюдать спокойно за разворачивающейся корридой, где в роли быка разгневанный СД, а в роли убегающих- несчастные погодные разведчики со всего ПрикВО.
Задал СД первый вопрос, Виктор Федорович открывает нужную страницу, поднимает руку и со старательностью первоклассника бодренько отвечает. СД сверился со своим блокнотом (то же был великим методистом) и благосклонно кивнув, разрешил сесть.
Задает второй вопрос. Виктор Федорович шепчет: «Леня, поднимай руку, я сейчас найду». Тот тянет, СД его поднимает, а Виктор Федорович никак не найдет нужного места. Дядя Леня молчит. Молчит и СД, ожидая ответа. Виктор Федорович в десятый раз перелистывает все свои блокноты. Нема нужного материала.
СД  орет: «Ну чего, ты, майор молчишь?» Дядя Леня бросает взгляд изнасилованной коровы на Виктора Федоровича. Тот ему обреченно  в ответ: «Нет у меня, Леня».
СД опять подал голос тревожной сиреной: «Ты чего там молчишь?»  Дядя Леня вздохнул и отвечает: «НННе знаю ничего, товарищ Командующий».
Я, конечно, не видел выражения лица СД, но говорят, что на нем за секунду отразилась вся гамма чувств, которые бывают у психиатра, который изучает вновь поступившего пациента: от удивления, до негодования, оттого, что этот пациент не отвечает, а только мычит. Перекрикивая гомерический хохот присутствующих, СД произнес: «Садись, майор, первый раз вижу летчика, который добровольно сознается в незнании. Ты у меня будешь знать технику до последнего болта»
Может где я и приукрасил, но дело было так. Имена и фамилии вымышленные, если что-то совпадет, я не виноват.


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 21:58
Перенес с ветки 1974 года


   
Брачная контора

    Были у нас в полку два великих пересмешника: майоры  Виктор Иванович и Михаил Сергеевич. Первый командир звена, второй начальник штаба эскадрильи. Оба в ракушках от прожитой жизни. И зубоскалы. Не дай бог попасться на глаза  где-нибудь в курилке, особенно если есть благодарные слушатели.
А у Михаила Сергеевича была в подчинении писарцыца (писарь эскадрильи: хронометраж, классный журнал). Девочка была из прилегающей деревни и очень хотела сменить имидж путем выхода замуж за офицера, пусть и не летчика, но за офицера. Ради этой цели бросалось  все и в первую очередь девичье тело, при чем  под первого желающего. Но у молодых как: обещал не значит женился. Так оно и шло, деваха работала не покладая рук, а дело не сдвигалось.
    И вот, как-то сидят в курилке эти два великих деятеля, жертв для зубоскальства нет, тоска, до конца рабочего дня еще черти-сколько и тут входит она с каким-то вопросом к Михаил Сергеевичу. Старые напряглись как гончие, учуявшие дичь. Состоялся примерно такой разговор:
Виктор Иванович:
-«Нина (а может Таня, какая разница), Ты очень хочешь выйти замуж за офицера?».
Нина (закрыв томно глаза):
-«Конечно, Виктор Иванович, еще как хочу!!!»
Виктор Иванович:
-“Ну и чего ты под всех ложишься? Слушай меня, Я тебя научу. Вот по осени придут молодые офицеры из училища, ты себе жертву выбери, покрутись возле него, но на уговоры не поддавайся. И вообще, закрывай лавочку бесплатной раздачи.
Михал Сергеевич::
-«Ну, разве что мне или Виктору Ивановичу».
Виктор Иванович (продолжает):
-« А когда он закипит, вырывай из него обещание жениться, веди в ЗАГС, он только от осознания, что ты такая недоступная, женится не раздумывая».

             Короче, шел такой треп еще минут двадцать, в ходе которого наши майоры «оторвались» по-полной. Они приседали, причмокивали губами, размахивали своими натруженными ручкой (и от самолета и пишущей) руками, рассказывали случаи из жизни. В общем, повеселились.
           И вот в конце года свадьба. Деваха все-таки осуществила свою голубую мечту стать офицеровой женой. На почетных местах два сэнсэя- Михаил Сергеевич  и Виктор Иванович. Первый тост произнесла сама невеста:
-"Спасибо моим учителям Виктору Ивановичу и Михаилу Сергеевичу. Ввек не забуду их наставлений".
            Жалко, что тогда в Союзе нельзя было открывать брачные конторы. Бросили бы они свое авиаувлечения и начали бы грести деньги. Опыт, то уже есть!


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 31 Октябрь 2015, 22:06
А рассказ. Рассказ то где?
Взлет парой. Сразу после отрыва дым в кабине, приборной доски не видно. Механически закрыл наддув, перешел на чистый кислород, доложил "341 дым в кабине"
В общем то как оказалось ничего страшного поменяли что то в кондиционере, деталь в масле, оно и задымилось.. Но это все потом выяснилось. После закрытия надлува дым постепенно исчез.
Пока я боролся с неприятностями, ведомый (вместо того что бы наблюдать и в случае необходимости  подсказывать)  доложил что то типа  "Выхожу вперед, исполняют обязанности ведущего" вышел вперед.
Естественно в силу перечисленных выше обстоятельств я его видеть не мог.
Хорошо что не столкнулись. Но доказывать что либо товарищу безполезно. Чувство собственной исключительности и непогрешимости полностью  преобладало над зачатками здравого смысла.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 22:10
Перенес с ветки 1974 года

                                                                                                                           
РОДИНА ПРИКАЖЕТ- ТАНКИ ПОЛЕТЯТ.

1985 год, где-то в мае выходит пресловутое горбачевское постановление о борьбе с пьянством и алкоголизмом.
Естественно, оно у всех на устах, поскольку задевает за самое живое. В это время на базе академии имени Монино наша академия (Военно-Политическая, где я заканчивал 3-й курс) проводит КШУ с выпускниками факультета ВВС (Политическая академия-«мнгопрофильная», поэтому подобные мероприятия по специальностям проводились на базах командных академий).
 Тема- адиб в обороне или в наступлении, не столь актуально. Разобрали должности, я себе выбрал должностюгу начальника ВОТП дивизии. По замыслу (умыслу)  наших преподавателей выбраны цели, по которым нужно только бомбить. Получилось, что я почти ни за что  не отвечаю при разработке боевой задачи, хожу, мешаю другим (типа командир-наставник). В общем, процесс идет.
И тут ко мне подходит Слава В. У него самая "забойная" должность- начальник политотдела дивизии. Там одних планов -писанины на три дня.
Подходит и просит дать несколько пунктов в свой  «План политической работы в ходе ….»  На что я предложил записать примерно  так: "Дивизия понесла большие потери в летчиках, поэтому 4 летчика, находящихся на излечении в ЛТП (для молодых поясняю- это ЛЕЧЕБНО-ТРУДОВОЙ ПРОФИЛАКТОРИЙ, в который насильно отправляли алкашей для лечения), идя навстречу Постановлению ЦК КПСС о борьбе с пьянством, решили досрочно выписаться из ЛТП и принять участие в боевых действиях".
Слава посмотрел на меня, улыбнулся, мы вместе  похохотали и  разошлись. Ну все вроде понятно, прикол есть прикол и по его реакции я понял, что он ЮМОР оценил.
Наконец-то наступило время заслушивания (после которого отъезд домой, надоела эта победоносная война до чертиков). Мы ждали, что заслушивание пройдет как всегда. Придет преподаватель нашей кафедры тактики, послушает решение командира дивизии, Начпо и разойдемся.
 Но открывается дверь и входят два начальника академии- нашей генерал-полковник Серебрянников  и Монинской, маршал авиации Скоморохов.
Садятся на первую парту и вызывают комдива. Насколько смог наш отличник, чего-то там промямлил, получил изрядную долю критики от Маршала в течении 20 минут и с облегчением сел устранять недостатки.
Вторым вызвали к барьеру НачПО, нашего Славу. Ну чего он мог нового написать, тема одна ДОЛОЙ-ДА ЗДРАВСТВУЕТ-НЕ ДОПУСТИМ. Читал как пономарь свои перлы, все потихонечку, включая военачальников начали впадать в кому. Слава благополучно дочитал свой шедевр и вдруг обращается к славному Маршалу примерно так: "И последнее, товарищ маршал авиации".
Тот, бедолага, аж проснулся и уставившись в лоб Славе, где по его понятиям должны находиться разрушенные полетами остатки мозга, заинтриговано ждал, что там за "последнее".
Слава продолжает:
- "Четыре летчика,-(я тут начал медленно сползать под стол и затыкать себе рот кулаком)- находящихся на излечении в ЛТП (и так далее по тексту моего прикола)»
Когда он закончил, тишина была гробовая.
Маршал поворачивается к нашему генералу и спрашивает :
-"Что такое ЛТП ?".
Тот отвечает
-"Психушка для алкашей".
Маршал:
- "Чтоооооо! Элита авиации в дурке? У вас есть мозги, подполковник (Слава у нас к третьему курсу получил подполковника за хорошую учебу!). Я понимаю, если бы ты сказал о четырех техниках самолетов или там прапорщиках из батальона связи. Но летчикиииииии!!!!! и.д. минут 15.
Затем поворачивается к генералу и говорит:
-"Пойдем отсюда, глаза бы этих придурков не видели, они летчиков не уважают".
Я в это время лежал на полу и умирал в последних конвульсиях. Когда двери за нашими начальниками закрылись, весь курс рыдал минут 40, включая славных преподавателей, у которых от смеха вскрылись старые боевые раны.
На улице Слава подошел ко мне с видом изнасилованного колючей проволокой ужа и тихонько спросил:
-"За что ты меня подставил?"
Эта фраза добила меня полностью, я уже мог только икать и в себя пришел после литра пива.
Повеселились знатно. Еще примерно месяц со всех факультетов к нам приходил народ посмотреть на нашу знаменитость, начали подумывать, а не брать ли нам за это деньги


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Шарапов Ю. от 31 Октябрь 2015, 22:15
Вы тоже загнули в 80 , вы капитан 140 плюс 170 старший летчик и добавте выслугу, максимум 370-390 %32
в 88 я капитан и кз получал в районе 370.
а 89 и 90 плюс по 650 баксов в месяц. %6
А за дикость? ДВО, однако!!!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 22:24
Перенес с ветки 1974 года

                                                                                                     
Статус-кво.

Конец 70 годов 20 века. В США состоялась инаугурация Джимми Картера в качестве 39-го президента страны. В Великобритании проходят юбилейные торжества по случаю 25-й годовщины восшествия на престол королевы Елизаветы II.  В Китае члены "банды четырех" исключены из Коммунистической партии, В  СССР Леонид Брежнев одновременно занимает пост Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Верховного Совета, в стране новая Конституция,  утверждающая  ведущую роль КПСС (статья № 6)
В ответ (в поддержку, нужное подчеркнуть) на эти события, наш полк  успешно переучивается с МиГ-17 на  самолет Су-7 бм (рука Москвы, советская военная угроза). Мы уже отлетали дневные и ночные полковые ЛТУ с пэвээмов и сэвээмов (кто забыл: простые и сложные виды маневров), кто-то уже класс подтвердил (получил), словом жизнь шла своим чередом.
 И тут кому-то на верху приходит гениальная мысль: а почему бы полеты «под шторкой» в боевой авиации не выполнять на учебно- тренировочных Л-29. Экономия сплошная, понимаешь: топливо,  ресурс боевых спарок  и т.д. и т.п. И план «шторочный» будет выполнен.
 Короче, сказано, сделано. Как-то по осени (точно год не помню), нагнали в полки  милые сердцу «Элки», мы посдавали зачеты, выполнили по паре провозок с заднего и переднего кабинета, самостоятельно  слетали  и все - хоть на Марс.
Потихонечку жужжали, если погода совсем прижимала и выполняли  этот столь необходимый план. Но вот пришло лето. А с ним и новая идея: организовать дивизионные сборы на полевом аэродроме и там строгать «шторку» вахтовым методом: налетался на боевом- сбегай на сборы на недельку, полетай на тихоходе, внеси лепту в план и обратно домой, отметать происки НАТО.
Наступил день «Х» и все Л-29 взлетели со  стационарных аэродромов дивизии и приземлились на грунтовку (запасный аэродром чьей-то авиации).
Красотища. Почти что незапланированный санаторий- погода звенит, травка зеленая, хуторянки из близлежащего села полны желаний о большой и внеземной любви (а тут толпа гусар летучих), коровки полные свежего молочка. Словом, хорошо в краю родном, пахнет сеном и …, мда, смотреть надо, куда ступаешь, самолетов тут было раз-два и обчелся, а коровы паслись все время… его тут залежи вековые…Лепота.
Ну и в нагрузку полеты. Сначала все шло как в книжке прописано: постановка задачи на 2 летных дня, с утра полеты: по маршруту (с баками, на полную катушку. Даешь план!) и в зону, по известному всем ИБАшникам Упр. № 204- полет по дублирующим приборам.   После второго летного дня (завтра не летать) организованный отдых методами партийно-политической работы: пикник, посещение очагов культуры в селе, совместное душевное распевание хоровых песен, интеллектуальная игра преферанс  (частью сил, истосковавшихся по этой профессиональной игре) ну и т.д. Чего вам расписывать, нет ни одного летчика в составе ВВС СССР, кто не отсидел в лагерях и не испил эту чашу до дна. Ну а потом началось.
Картина первая. Вместо часовых полетов по маршруту управлялись в 20 минут. Взлетел, РУД  законтрил в районе 90 с чем-то процентов. Ну а на земле хронометраж ведется в строгом соответствии с плановой таблицей. И себя не мучаешь и план есть.
Картина вторая. Полеты в зону под шторкой плавно деградировали  в полеты на сложный пилотаж. Закончилось все так, как и должно было завершиться. Два деятеля  неудачно вывели из петли и на ЦЗ пред изумленными техником,   ожидающим самолет, предстали трое: пилоты и самолет с корягой в законцовке крыла (прихватили в лесу на выводе).
Слава Л-29! Вытерпел это издевательство и привез их домой. Деваться некуда. Покаялись как на духу перед старшим на сборах (Полковник из дивизии). Через час родилась версия: усилившийся боковичек (штиль стоит, мама родная, в воздухе марево) сдул самолет на правую сторону полосы перед посадкой, где и росло искомое дерево. Все это и привело к этим последствиям. Понятно разбор, обещание всем поотрывать то, что постоянно мешает танцорам и летчикам в командировках. Конфликт улажен.
Картина третья. Разгар полетов. Группа руководства полетами во главе с РП изнывает в беседке, оборудованной под КДП. Все взлетели, все сели (хоть бы подсказать кому-нибудь чего-либо на посадке). Но вот в очередном залете у РП глаза лезут от неожиданности на лоб. Вместо привычной  глиссады с минимальными отклонениями туда-сюда, «Элка» несется на непонятной  скорости так «криво», что он и не знает что ему подсказать: под углом к полосе, раннее снижение, крены постоянные, словом, ужас. «Поддержи…..задержи…..убери крен…..убирай обороты…Зайдешь ко мне…мать..». Этот аэродром и история полетов на Л-29 в нашей дивизии таких воплей не слыхали. РП недоумевает, что же случилось, летчики то грамотные в кабине сидели. Судя по плановой таблице, капитан с  майором. Но знающие люди только усмехались (а это все, кроме РП). Они то знали, что это обучают очередного техника самолета. А тот, кому было положено сажать этот самолет, томно спит  под кустиком после делов ночных и праведных.
Картина четвертая. Казарма. Часа 3 ночи. Тишина, изредка нарушаемая похрюкиванием воздушных бойцов, которым уже не хватило сил на это   село с его Люсями, Машами, самогоном и салом. Остальной личный состав сборов,  конечно же, продолжает  бескомпромиссную  борьбу с вышеуказанным злом. И тут в эту идиллию вторгается что-то матерящееся на местном диалекте, смердящее луком  и изысками местной  спиртовой промышленности. По количеству ног стало ясно, что пришло трое. Больше отличительных черт не просматривалось, скорее всего пришкандыбали в обнимку. Публика на кроватях проснулась и напряглась. Где-то подспудно возникало профессиональное желание встать и возмутиться на бесстыдное  поведение  нарушителей послеполетного режима.   Но природная лень и интерес, что будет дальше, оставили всех на исходных позициях. Вдруг мат чудесным образом прекратился  и прозвучало нечто членораздельное: «Летчики потрибни? Забэрайтэ» (Летчики нужны? Забирайте,-укр). С этими словами что-то упало на пол и тут же захрапело. «Свой», облегченно вздохнули на кроватях и продолжили восстанавливать свои переутомившиеся  организмы, а два (по нашему подсчету) интернационалиста, спецы по доставке летчиков, развернулись как могли, снеся по пути пару кроватей  и со словами «Слабаки  ци летчики» (Слабаки эти летчики,-укр), скрылись в ночи горланя очень модную в этих местах песнь «Червона рута». Вот было время, своих не бросали.
Картина пятая и последняя. Очередная смена. К старшему сборов подходит мужичек, лет под 50 и между ними проходит примерно такой диалог:
-Вы тут главный? Когда я смогу полетать?
Полковник, вытаращив глаза начинает втолковывать, что это боевая авиация, а не парк отдыха с аттракционами и т.д.
-Та шо вы мне говорите. Все мои доярки и телятницы уже давно летают, а я, бригадир ихний, так еще и не летал. Нади мною усэ сэло смеетси, шо я за начальник такий. Добродию, дай злитатэ, Христом молю. (Надо мной все село смеется, что я за начальник такой. Уважаемый, дай слетать. Христом молю,-укр)
Слово за слово. Выяснилось следующее. Чтобы девушки были более щедры в ублажании ассов, они (ассы) взялись их возить в небо. Ну а бригадира гордыня взяла, тоже решил полетать, чтобы восстановить статус – кво.
Скандал был до небес. Терпенье у дивизии закончилось и эксперимент закрыли. Тем более, что после полетов в зону «под шторкой» (на самом деле на сложный пилотаж на Л-29, где ручку нужно тягать со страшной силой), один из наших привез на СУ-7 бм из зоны гофры на крыле. Какая там была перегрузка, история умалчивает, но после этого самолет был годен только для постамента.
Сборы закрыли, а полеты на Л-29 (затем на Л-39) продолжались только на родных аэродромах под недремлющим оком командиров и начальников всех степеней. С их радиолокационными системами наблюдения  и Объективным контролем. Тут не забалуешь. Хотя история знает и другие факты.

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 31 Октябрь 2015, 22:27
А за дикость? ДВО!!!

Да 100 р 10 лет. И 15 % к должности.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 22:48
Перенес с ветки 1974 года


ИЗ КУРСАНТСКИХ ВОСПОМИНАНИЙ. ФРУКТОВО-БОТАНИЧЕСКАЯ ТЕМА.

Нет, друзья мои, что бы кто не говорил, но курсантские годы-это самый незабываемый кусок  нашей жизни и все что связано с ними -это разрывающая душу ностальгия по юности, пусть не простой и не очень легкой, но по своей насыщенности гораздо интереснее юности тех, кто хвастал перед нами своей свободой шляться по кабакам, любить девчонок не по увольнениям и не подчиняться ничьим приказам.
Вот почему я нет-нет, да и представляю на суд однокурсников свои опусы. Они -врезавшиеся  в мою память картинки из нашей жизни и я просто испытываю огромное желание поделиться ими со своими друзьями, ставшими благодаря нашему сайту вольными или не вольными моими читателями.  И при этом я не особенно перетруждаюсь, ибо наша курсантская жизнь- это бездонный колодец,  черпать не перечерпать его. Читайте, если нравится Если кому-то станет интересно, или (дай Бог), повысится настроение – мне будет приятно. При этом хочу условиться о некоторых вещах. Иногда я буду упоминать истинные фамилии и имена, иногда не буду. Н а мое усмотрение по этическим мотивам. И еще. Я не буду оговариваться, если упоминаемые мною люди уже не с нами. Я хочу, чтобы они еще пожили  в наших воспоминаниях, они это заслужили.
Итак, тема фруктово-ботаническая. Не знаю, почему она, но сейчас на улице мерзопакостный январь, наверное хочется лета.

Санька Мичурин.

Вернее Санька Артюшонков, или Артюха. Блондин из Ярославля. Судя по анекдотам о эстонцах, они по сравнению с ним - «Формула-1». Флегма, пока что  скажет, трижды подумает,. Одна из любимых  тем- как он летал на «Бланике» (так, по- моему, назывался планер, на котором он летал до училища). «Взлятишь, в сеточке бутылочка кифирчика, батончик свеженький. В кабине тишина, лятишь себе, лятишь…». Вторая тема-желание летать на Су-7  «Су сямь бе….», как он говорил, мечтательно закрывая глаза. Но эта, кажущаяся медлительность  уходила враз, когда Шурка садился в самолет. Один из лучших курсантов. Инструктора нарадоваться не могли.
Летали мы в Батайске. И одновременно несли все полковые наряды. Дневальные по штабу, караул у Знамени части. Причем, сержантов не хватало, присваивали ефрейторов и назначали начальниками караула. Не минула эта чаша и меня, я тоже прошел славный боевой путь от курсанта до ефрейтора.
И был у нас зам. Начальника штаба полка майор Б. «Единственный человек в полку, у которого голова на плечах»,- в шутку говорили о нем инструктора из-за особенностей его телосложения (издали казалось, что голова лежит сразу на плечах). И было у него хобби- цветочки на клумбе перед штабом. Уж и любил он их, а в обязанности дневального по штабу входило их поливать и пропалывать. И все шло хорошо, пока не заступил дневалить Шурка. Послали его на прополку и он вырвал все цветы, не трогая сорняки. Логика простая- сорняк, он ведь завсегда быстрее растет, не давая жить цветам. А в тот раз все было наоборот- цветы набрали силу, а сорняки , благодаря повседневному уходу, еле-еле выживали.
Когда Б. увидел последствия Шуркиного познания ботаники, его чуть кондратий не хватил. По всему штабу стоял рев: «Где этот долбанный Мичурин, покажите мне его, я ему все гланды вырву. Он у меня сорняки все лето будет зубами вырывать». Шурку мы спрятали в караулке. Там его никто не додумался искать. Потом Б. убежал по своим штабным делам и Шурка благополучно завершил свой ботанический наряд. Но Б, категорически запретив ставить Шурку дневальным по штабу, всегда узнавал его при встрече:  «А, Мичурин хренов….»


ЦВЕТОЛЮБИЕ.

Командиром звена в Ейске у  меня был майор Шейко. На фотографии, подаренной мне стоит  посвящение: «Курсанту…(мне). Будешь генералом, не забывай свих учителей.». Генералом я не стал, а вот его помню до сих пор. Такие люди-это генофонд авиации. Без всякого преувеличения. Много расписывать не буду, чтобы все рассказать, дня не хватит. Просто я уверен, если бы нашелся какой-нибудь умный человек, который решил бы написать толковый учебник по авиационной педагогике (именно авиационной и в частности, авиационноучилищной), я бы дал ему бесплатный совет. Не надо выдумывать велосипед и морщить лоб понапрасну. Посади перед собой майора Шейко и послушай, что скажет этот умудренный жизнью человек. А затем просто запиши за ним все. Подробно и без искажений и литературной хитромудрости. Лучше учебника в мире не было бы. Беджамен Спок, Макаренко и Сухомлинский стыдливо скрутили бы свои конспекты и молча ушли.
И вот у Деда, как мы его между собой называли, день рождение. Курсанты звена единодушны в своем порыве: что-то нужно подарить. Но что подаришь. Подарки-это вечная проблема, с которой человечество безуспешно борется многие века. Хочется ведь такое подарить, чтобы человек просто обомлел от счастья и час не мог проговорить слова благодарности. А тут мы еще в казарме, а именинник- бесконечно уважаемый человек, которому абы что не подаришь. Выручил Леша Крыжановский, который знал все и все умел. Наше все. А сумел он узнать, что Дед любит комнатные цветы. Мол, у него вся квартира в горшках и он от них на седьмом небе. Полученная информация радости не прибавила. У нас в магазине ни горшков, ни цветов. Да и в городе, по больше своей части, посещаемом методом самоволки, этого добра тоже не видели. Можно было бы впасть в отчаяние. Но только не Крыжановскому. Забрав все наши деньги и бросив на ходу «Ждите», он пропал в неизвестном направлении. Вот так, с самого утра, просто взял и ушел в город. А мы, помню, готовились в самолку  за неделю, планы, как слинять, мастерили изысканные.
Короче, проходит обед, ужин, Лешки нет. И только в вечерних сумерках под окном казармы раздается знакомый крик. Глянули, а там Леша, да не один, а рядом с «Пирожком»- автомобиль легковой, известной всем конструкции. Мы ошалели. Ну ладно сам, пришел-ушел. А тут на закрытую территорию, мимо удальцов Платонова притащить «гражданскую» машину- чудеса. Оказалось, что в городе цветов он естественно не нашел, разговорил бабок на рынке и те рассказали, что одна их дальняя родственница где-то на Должанке (!!!) продает хату и у нее этого всего валом.. Леша фрахтует «Пирожок», мотает туда и перед нами зеленое чудо в бесчисленных горшках.
….Когда мы вошли в квартиру к Деду и он все это увидел в наших руках….Счастливее Деда  я видел только своего сына, которому на день рождения подарили компьютер в начале 90х. Но то пацан, а это Дед, одной ногой на пенсии, радовался как ребенок. Потом он нам рассказывал, что даже на перегонке Миг-17 зимой (теплые куртка и штаны) из Паневежиса (там, по моему, был АРЗ), умудрялся  в кабину уложить пару купленных горшков с цветами и благополучно притаранить домой. Охота пуще неволи. Вот такими и мы были ботаниками.

ЖЕРДЕЛИ.

Кто не помнит ейские жердели. И не потому, что очень вкусные или мы их не ели раньше, и не потому, что некоторые прибыли из таких краев, где о них даже не слышали  А потому, что достали. С первого курса. «Курс подъем, на уборку территории…Взять инстументы,,,». Эта команды вызывала зубовный скрежет и огромное желание спилить эти деревья, которые пользы не приносят, а только гадят, гадят своими листьями, своими жерделами, глаза бы их не видели. И ты скребешь территорию, и собираешь этот мусор и материшь про себя этот несчастный кусочек земли, который ты как известный маленький принц должен приводить в порядок каждый день. Что бы не было, камни с неба, но «шоб все было убрано». А потом еще полчаса бегаешь, ищешь место, куда бы эту гадость спрятать. И вдруг в один день все поменялось в лучшую сторону. Нет, деревья не высохли, и урожай жердел был прекрасный. Просто Саньке Бугаю пришла в голову идея сварганить жерделовое вино. Ведь что нужно для жерделового вина? Во первых- жерделы. Их под ногами меряно не меряно. Сахар. Не хрен чай пить с сахаром, для здоровья вредно. В карман его, рафинад, и на дело. Осталась мелочь- тара и место, где будет проходить священнодействие. Все это нашлось в гараже у отца Толика Егорова. Тут же, за стадионом. Отец в длительной командировке (в Африке, кажется), а ключи, они тут, у Толяна. И пошло-поехало..
И решили подгадать ко Дню авиации. Так, чтобы хватило на весь курс. Саня Бугай сделал необходимые расчеты и день закладки Нового урожая наступил. Такой чистой территории не было со дня ее образования. Все жерделы складывались во все возможные кульки, коробочки, во все что можно было достать. Сахар сметали со всех столов. Ждали первогого бурления. Всех мучил вопрос, неужели не заиграет?. Заиграло, куда бы оно делось. Толик периодически оповещал нас об итогах ПРОЦЕССА, отбиваясь от просьб Сани Ч. «Принеси попробовать, нужно же пробу снять». Но мы твердо стояли на своем- до Дня урожая, то бишь до Дня авиации ни -ни. Ни капли. Иначе Ч. с его чудовищным невезением (Выпил-сел-выпил-сел) мог бы испортить все дело. Да и посвященных в это дело-раз и обчелся. Конспирация. И вот наступил канун Праздника. Собрались в гараже. Толик нацедил кружку и почему-то тихо спросил «Кто снимет пробу». Желающих сразу не нашли. Ч. не было, а остальные прижухли. Одно дело собирать жерделы, другое- пить не весть что. Вперед выдвинулся Санька Соколов. «Давайте я, если уже моя язва (где он ее взял, проходя столько комиссий) выдержит, значит можно». Все наверное помнят фильм «Самогонщики». Там Моргунов (кажется) снимал пробу с этого продукта, а остальные с юморнымии рожами смотрят ему в рот «Ну, как?». Санька выпил, помолчал, потом еще хлебнул и промолвил. «Готово, можно». Пустили кружку по кругу. Общее мнение-удалось. Немного с сахаром, правда переборщили, но пойдет.Тем более для первого раза. Нацедили в канистры (две канистры по 20 литров добра), и в казарму налегке.
Большие праздники. Их не забыть, не спутать ни с чем. Женатые и живущие с родителями в Ейске- тем можно в город на сутки. Остальным- кино и домино (без вина).
Но в этот раз банковали мы, холостые и иногородние. Предупредили об Акции всех, и народ с обеда начал заглядываться на часы, скоро ли, а после ужина всем скопом сел смотреть телевизор. Не крика тебе, ни гама. Все это спровоцировало наших ответственных на досрочное покидание казармы и снятие напряженности. И вот время после отбоя. Ночь. Время преступников и авантюристов (мы-авантюристы). В гараж побежали гончие за канистрами. Среди них- Саня Ч. Свист под окнами. Все, притащили. Прошли мимо патрулей козьими тропами. Связали простыни, бросили в окно, привязывайте, мол. Первую канистру подняли сразу. А вторую поднять не можем. Тяжеленная, гад. Когда подняли, увидели улыбающую морду Ч, держащую в руках канистру. «Ну, да. Еще начнете без меня».
И началось. Оно (винцо), сладкое, Сначала никакой реакции. Пили как сок. А потом как вмажет по мозгам. А ведь это вся казарма. Потом уже, будучи великим начальником и отвечая за воспитание, я тихо радовался, что у меня в казарме таких смышленых нет и у меня нет таких групповых пьянок.
Как это все сошло с рук, ума не приложу. Но гулянка была массовая. Мы впервые отмечали как надо (так нам казалось) СВОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК. И это благодаря жерделам. Гори они синим (спиртовым) огнем.


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 23:18
Перенес с ветки 1974 года

Саша и Витя  абсолютно  правильно  подметили, что  о  лагерной  жизни  многим  есть, что  вспомнить.
Поделюсь  воспоминаниями об  одном  эпизоде  из  того  далекого   времени.
1982 год,  Белоруссия, аэродром  Осовцы  (Береза). Летом  перелетели  сюда  на  время  ремонта  полосы  в  родных  Поставах. Живем в  солдатской  казарме:  руководящий  состав - на  втором  этаже,  инженерно-технический состав под  ними - на  первом, летчики - по  отдельным  кубрикам  поэскадрильно.
  В  субботний  вечер  командир  приглашает  заместителей, начальника  штаба  и нас,  командиров  эскадрилий,  к  себе  в  комнату  с  целью  подведения  итогов работы  за  прошедшую неделю, утонения  задачи  на следующую и  вообще, «за жизнь»  поговорить  и руководителей  в тонусе держать. На  первом  этаже  ни  души,  личный  состав в  городе, до вечерней   проверки  еще  далеко. Совещание проходит по  плану, но  несколько  затягивается.
Через некоторое время  тишину  на  первом  этаже  начинают  нарушать громкие  голоса  возвращающихся  из  города  прапоров. Постепенно   шум  внизу  усиливается, видимо,  до  критического  состояния еще не  дошли, и вот уже  на несколько пьяных голосов  громко  звучит песня «Касив Ясь конюшину...». Это  никак  не  способствует концентрации внимания  участников  совещания,  и командир  ставит  задачу  начальнику  штаба: «Сергей Иванович,  спустись,  пожалуйста,  вниз,  приведи  подчиненных  в  порядок». Начальник  штаба (по  габаритам,  как  Владимир Турчинский), заверив, что через  три  минуты порядок  будет  наведен,  исчезает  за дверью  и  уже через  мгновенье   громогласным  голосом с применением  не нормативной  лексики  учиняет  разнос  нарушителям. Командир  выражает  беспокойство - как бы  до  рукоприкладства  дело  не  дошло, уж  больно  начальник  штаба  крут. Тем временем внизу  наступает  затишье. Пять, десять, пятнадцать минут. Пауза  затягивается.  Беспокойство  командира  нарастает - не  случилось  ли  чего.  И  тут  с  первого  этажа  многократно  усиленное  баритоном  начальника  штаба  грянуло:  «Касив Ясь конюшину...».
Продолжать  совещание  больше  не  имело  смысла. 


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 31 Октябрь 2015, 23:43
Перенес с ветки 1974 года

Мужики привет. Что-то закончились летные байки. Я тут вспомнил одну историю без притензии на аплодисменты:   %3 %6 %7 O:-) %32                                                                                                      После катастрофы зам. комэски Соколова и несостоявшейся аварии Леши Н., закончилась программа летной подготовки экспериментальной группы курсантов в г. Краснодаре на самолете СУ-20. Эксперимент, в общем, прошел удачно, показав, что даже летчики, мягко говоря с невысоким уровнем подготовки, в состоянии осваивать данный тип самолета и самолет удачно пошел на экспорт.
 По этому поводу было решено отметить событие по русскому обычаю. Надо сказать, что наша группа жила в исключительных условиях: ходили курсантами в рубашках с самодельными погонами, жили в гостинице на  втором этаже с иностранцами в трех номерах по четыре человека. Вместе с нами на этаже жили высокопоставленные офицеры-летчики стран Варшавского договора.
  И вот в установленный день и час встретились за столом в одной из комнат курсанты и летчики-инструкторы. Подготовились к этому мероприятию основательно - выпить было вроде достаточно и закуска по  тому времени хорошая: овощи (все же Кубань) колбаса, сыр и конечно консервы.(типовое холостяцкое застолье-кто не помнит). Отметили это событие знатно. Ближе к вечеру инструктора разошлись, оставив ответственного офицера, но и он долго не выдержал, куда-то пропал.
 Ну и как обычно в этой ситуации оказалось все же мало – надо посылать гонца. Сначала Саня С. пошел налаживать  связи с офицерами дружеских армий. Но попытка поменять пуговицы, отпоротые от наших кителей, на шнапс успеха не имела. Шура пришел с полной горстью… тоже пуговиц, но иностранных. Но идея была брошена, надо ее воплощать в жизнь, не останавливаться ведь. Решили идти в магазин. Надо тут сделать сноску, зная о нашем мероприятии, подготовился к нему и начштаба училища - выставил дополнительный патруль у гостиницы и сам сел в комнате дежурной.
 И вот наш доблестный посыльный Витя К. подойдя к выходу, узрел засаду, вернулся назад и врывается в комнату с возгласом «Атас - внизу наших вяжут -но венгры за нас я договорился, уходим через венгров!!!» С этим девизом он повел группу прорыва через комнату венгерских летчиков на выход в окно (конечно, надо было видеть лица этих офицеров, когда через их комнату,  через стол, лезут в окно доблестные советские курсанты и исчезают в темноте).
 Перед уходом я решил проверить порядок в комнатах – открываю одну дверь - растерзанный праздничный стол со спящим «лицом» в тарелке. Что делать? Зайдут, увидят. Все. Надо чтобы не включался свет щелкнули выключателем, а света нет, темно не видно ничего - порядок. С этой мыслью я стал выкручивать горящую лампочку. Открываю дверь второй комнаты поперек кровати спящий инструктор - тоже не порядок - таже процедура с лампочкой, третья комната не лучше и тоже выкручиваю лампочку. Но нас же учили, сделал действие – проверь. Открываю дверь первой комнаты - щелк лампочка…горит - что такое опять выкручиваю, вторая комната и третья действия повторяются. Опять проверяем. Открываем первую дверь- щелк –горит- что за черт, снова выкручиваю и со словами «Какая …. вкручивает..» выхожу в коридор и вот в коридоре лоб в лоб встречаюсь с Саней С. который с такими же словами только вместо выкручивает, говорит, вкручивает. Разбираемся. Оказывается его тоже перед уходом посетила таже мысль проверить комнаты и увидел он тоже самое, но пришел к другому решению - убрать. И пока он ходил в другую комнату в первой погас свет. И вот так мы друг за другом ходим. Надо еще отметить выкручиваем и вкручиваем горящие лампочки голыми руками и не каких ожогов.
  Утром разбор. В туже дежурную комнату по одному нас вызывает НШ слушает наше мычание и всем объявляет - «Будете отчислены». Вот так бесславно чуть не закончилась наша летная судьба. Но здесь вмешалась «Добрая Фея» в лице заведующей гостиницей. Она стала уговаривать НШ, что ребята хорошие, все время оказывали ей помощь в поддержании порядка, к самим нет замечаний, даже взяла подписки офицеров дружеской армии, что они не имеют к нам никаких претензий и вообще мы хорошие ребята, ну с кем не бывает. Вообщем нас простили, отправили в Таганрог сказали, пусть разбирается ваше начальство.
Вот такая была история с курсантами 4 курса в городе Краснодаре. :'( :'( :'(

                   
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 01 Ноябрь 2015, 09:41
Посмотрел внимательно, так вы еще меньше получали чем я, хоть вам доплачивали и за дикость, в конце третьего году службы я получал где то 350, будучи старлеем и КЗ, а у вас 315-326р.
Ты подумай чего равняешь.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Геннадий 3 от 01 Ноябрь 2015, 10:42
85 год ,кто денег просил ,тому и давали. Нате всем бумаги. Подготовка шла к реставрации милого всем империализма.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 06 Ноябрь 2015, 21:19
Перенес с ветки 1974 года

Ладно, вот  мой подарок, братаны, к Новому Году. Может кто напишет лучше, может кто больше знает, написал, что знал.

ЗДРАВСТВСТВУЙ, НОВЫЙ ГОД!

По-разному в своей военной жизни отмечал Новый Год. Но в память врезался  первый в погонах.
г. Ейск.31 декабря 1970 года. Новый Год в казарме. С утра ничего не предвещало праздника, все как обычно- подъем, зарядка, занятия. Лишь ностальгические воспоминания с соседями по парте о последних гражданских новогодних празднествах (в основном пришли из школы, где были выпускниками, взрослые, считай, многое было позволительно), да смутные предположения во время перерывов занятий, как все сложится для нас в новогоднюю ночь.
После обеда наши капитаны во главе с Альбертом Бернардовичем Гольдштейном  (начальником курса) объявили вердикт: будет нам елка, но в казарме, откуда ни ногой ни под каким предлогом. Казарма наша состояла как бы из двух частей: в одну сторону будут стянуты  все кровати, а в освободившейся части гуляй -не хочу.   Кстати второй курс, кстати, отмечал в курсантском кафе, а третий в летной столовой. Им можно было даже пригласить девчат. Но все это не для нас.
Потом был праздничный ужин (как могли, так и скрасили его нам тыловики), потом дружное «навались» на переноску коек, затем долгий и занудливый инструктаж спешивших к родному винегрету и припасенной «беленькой» наших отцов-командиров и вот она, праздничная свобода! В казарме из офицеров один только ст.-л-т Ш., которому по молодости досталась такая доля- охранять 300 курсантов, как бы чего не начудили.
Можешь в окно посмотреть, можешь с Володей Путиловым (курсант-старшина курса) и Валерием Ободзинским в проигрывателе пострадать над «Этими глазами напротив-калейдоскоп огней». А можешь зайти в битком набитую кроватями часть казармы и просто поваляться на койке  в одежде и сапогах (Ужас!), никто тебе и слова не скажет. Так бы и прошел Новый Год в таком безрадостном русле, если бы не бурлившая молодая кровь у  определенной части будущих асов (Рука Москвы, Советская военная угроза……..)
Но все по порядку.
 В «кроваточной» части казармы вдруг гаснет свет. Ст. л-т Ш.  долго и подозрительно смотрит на это из нашего освещенного танц-пула (там где нет кроватей), затем что-то заподозрив, шагами Дерсу Узала (был такой дальневосточный знаменитый охотник, тигра голыми руками брал)  крадется в темноту. И слышит звук выливаемой жидкости в посуду и шепот, более похожий на крик: «Да тихо ты, Ш. услышит». Поняв, что он стал свидетелем того, ради чего его и оставили здесь -пресекать пьянство  и алкоголизм, Ш с криком «Товарищи курсанты, шо вы там делаете?» начал преодолевать  нагромождения тумбочек, кроватей и табуреток, прорываясь в дальний угол, где идет наглый разлив. Потратив минут пять, весь мокрый от волнения, (фуражка сдвинута по обычаю назад, глаза квадратные, руки в замок за спиной), он ИХ УВИДЕЛ: сидят гады на кровати со стаканами! На вопрос «Что пьем, товарищи курсанты?», услышал  подхихикивающий ответ: «Вода, товарищ ст. л-т». Со словами «Меня не омманешь, я таких хитрецов перевидел», ответственный за нашу трезвость начал пробовать все стаканы. Что за черт, действительно вода! Укоризненно покачав головой «Ну, шутники», Ш. повторил тернистый путь на свой наблюдательный пункт. А он у него размещался аккурат напротив каптерок.
И тут он видит следующую картину: из каптерки выходит курсант, явно с чем-то за пазухой, внезапно побледневший от того, что увидел товарища ст. л-та. Отдав ему честь (будучи без пилотки), курсант быстрыми шагами скрылся в темноту «кроватной казармы». На Ш. напал ступор. Он с безысходностью (наверное опять шутят, гады) пропустил второго такого (а оба выносили водку), но уже разъяренным коршуном  бросился к третьему наглецу, который вышел из каптерки и даже не взглянул в его, Ш-ну сторону. «Стоять товарищ курсант, что у вас за пазухой?»  И опять беспредел в ответ: «Сырки, товарищ ст.л-т, шоколадные сырки, маманя прислала к Новому Году». Заорав «Я тебе пошучу, Райкин тоже», Ш сдирает с курсанта ремень и на пол действительно падают сырки!  Пробормотав что-то наподобие «поделтсь с товарищами, смотри не обожрись», Ш побрел дальше нести свой крест. Остальное было уже без его участия.
Где ближе к ночи носитель сырков перепил, его отвели в умывальник, где начали приводить в себя. И тут снова вездесущий Ш. Увидев картину реанимации и ожидая очередного подвоха, вкрадчиво спросил «Что с ним?» Ну, друзья-реаниматоры загулявшего курсанта тут же ответили: «Сырков переел». Повеселевший Ш (хоть тут не обманули, вся раковина в шоколаде) грустно покачал головой и со словами «Говорил же, не жадничай, обожрешься» пошел нести службу дальше.
Ну а мы, насмотревшись на этот театр одного актера, погрузились в новогодний сон, где каждый переживал увиденное по-своему. А может просто сидели во сне за праздничным столом дома. В общем, вот такой первый военный Новый Год. И смех и грех. С Новым Годом, друзья мои!


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 07 Ноябрь 2015, 00:25
Перенес с ветки 1974 года


БУЗА.

А.Буза строевая.

Кто не смотрел фильм (или не читал книгу) «Республика ШКИД», возможно не знает значения слова «Буза», но думаю, что таких мало, а если попадутся- не беда, из этого рассказа поймут в чем соль.
Прибыли мы в Ейск на 3 курс после полетов на Л-29 подросшие, возмужавшие и вообразившие. Вообразившие, то  полетав, мы имеем право на особенное отношение. Например, ходить на занятия не с портфелями, как какие-то первокурсники, не видевшие неба, а с планшетами, ярко пестревшими обложками от журналов с самолетами, красотками и прочей шелухой, такой милой для сердца будущего аса.
Нам не хотелось распевать строевые  песни по дороге в столовую, бегать по утрам на зарядку, как умалишенные.
Нашим же курсовым отцам- командирам абсолютно до лампочки были наши авиакомплексы и они с поразительным для нас упрямством делали свое дело-возращали в лоно Устава и Порядка расшалившихся на аэродромной ниве товарищей курсантов.
Поначалу борьба шла с переменным успехом, мы гудели строем на увещевания командиров взводов, вместо запрещенных планшетов таскали учебники в авоське, орали «Врагу не сдается наш гордый «Варяг», когда от нас требовали петь обычную строевую песню или попросту молчали в знак «протеста».
Но потом начальству все надоело и совместными усилиями всех и вся в бузующем 3 курсе начали наводить порядок. Не хотите петь, направляясь в столовую-кругом марш в казарму, разойдись, строиться, в столовую шагом марш, запевай и так раз пять, пока самим не надоело и очень кушать захотелось. Сдать все планшеты, остальное повыбрасывать, не хотите сами, это сделают командиры взводов. После очередного промывания мозгов, я, спускаясь вмести со всеми по лестнице с 3 этажа казармы, поддавшись «революционному настрою», вбросил в массы лозунг: «Всех не перевешаешь».
Что сказать, вроде большой уже был, только мозгов видать дефицит наблюдался. А внизу нас уже поджидал командир батальона, м-р Ш, который четко выделил группу потенциальных крикунов из 5 курсантов, в которую я конечно же попал. Наш комбат насквозь всех видел, от него тяжело было что-то скрыть.
Начались выпытывания «Кто кричал», угрозы и т.д. Я стоически  молчал, опираясь на круговую поруку. Репрессии  не заставили себя ждать. Было все, в том числе мытье плаца (площадка перед казармой    для построения и строевых занятий) под моросящим дождем.
Руководство решило во что бы не стало, найти крикуна, думая, что в казарме  есть некое подпольное «оргядро», которое организовало бузу и этот крикун выведет на организаторов смуты. В общем, тучи начали сгущаться. После нескольких  тотальных вызовов всех подозреваемых на всевозможные ковры меня начала грызть совесть за то, что я фактически остальных подставил под крутые разборки.
Долго  это продолжаться не могло, на 3 день я  сам пошел сдаваться. Начальник штаба училища мне объявил 5 суток ареста и пожелал успехов в учебе. До сих пор для меня загадка, почему меня не выгнали.  Лично я бы так и поступил. Пожалели, ну и слава Богу. Спасибо Армии, воспитала из меня человека.
Правда, эти 5 суток трансформировались в 8, ибо, когда меня водворяли на «губе» в общую камеру, на вопрос сидельцев (в основном свои, однокурсники и стройбат!) «За что посадили?», гордо ответил: «Я политический». Не наигрался. А это услышал комендант, который и добавил «политическому» срок. Чтоб не выпендривался.
Там же на гауптвахте начал курить, до этого момента даже в голову не приходила мысль затянуться. Хотя при первых самостоятельных вылетах блоки с «вылетными» сигаретами на полетах не переводились.
Для не посвященных. Выполнил первый самостоятельный полет, достаешь заранее купленный блок сигарет и даришь пачку любому, кто встретится, в первую очередь, конечно, летчику-инструктору, сэнсэю, добившемуся, что ты наконец сам зажужжал в воздухе.
«Отмотав срок», я вернулся уже в другую казарму. Все чинно поют любимую «А для тебя родная, есть почта полевая…», дружно выбегают на зарядку, как первоклассники таскают огромные кирзовые портфели с учебниками на занятия и только посмеиваются в курилках, вспоминая «лихие дни бузы».

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 07 Ноябрь 2015, 00:34
Перенес с ветки 1974 года

Б. Буза полетная.

С началом полетов на МиГ-17 на 3 курсе, потихоньку забузили снова. Застрельщиками стала ребятня, которая либо наконец поняла, что военная летная работа- это не их дело, либо специально поступала в училище, чтобы убить несколько зайцев.
Все элементарно просто. Делаешь вид, что ты не можешь освоить самолет, а ведь в нем чуть-чуть не так что-то  сделал и все, не так взлетаешь, не так садишься. Приговор один: «Не годен к дальнейшему летному обучению».
Тебе попредлагают поучится на нелетном поприще, благо такая возможность в нашем училище была, пообещают перевести в любой другой нелетный  военный ВУЗ и в случае твоего твердого нежелания идти на это, ибо ты «поступал, что бы быть  только летчиком, другое не интересно», уволят на гражданку.
Все, 2 года армии есть, а штаны в аудитории просиживал не зря- возьмут на 3 курс технического гражданского ВУЗа. Наслаждайся студенческой жизнью и при случае втирай окружающим девчатам и пацанам, как ты героически летал и после страшной катастрофы вынужден был уйти на землю. Возможны и другие варианты «втирания».
Вот по таким основаниям лишний народ начал потихонечку сбегать, некоторые бредили гражданскими летными училищами типа Сасовского (в городе Сасово Рязанской области располагалось одно из немногих летных училищ гражданской авиации). «Мужики, представляете, взлетел на АН-2, открыл форточку и закурил». Ну или другая юношеская бредятина. Конечно, были и те, кто действительно не мог вылететь самостоятельно на МиГ-17 по тем или иным причинам, те уходили с грустью и нам  всегда было жаль с ними расставаться.
Одним из крайних «забузил» и  ушел к себе в Ярославль Саня Артюшонков («Мичурин» по предыдущему рассказу). Летал он себе летал, причем летал очень хорошо и вдруг забастовал. «Все, мол, не хочу быть военным, надоела казарма, ухожу». Ни перспектива полетов на «Су-сямь бе» на 4 курсе, как он с волжским акцентом  называл самолет Су-7б, грозный по тем временам истребитель-бомбардировщик, ни увещевания инструктора и командира звена «Саня, ты же прирожденный летчик, кому как не тебе летать» не помогали. Артюха проявил настоящую «искровскую» твердость.
Ну, уходить, значит уходить правильно. По не умению летать уйти не получится, ибо по летной программе продвигался успешно, просто «не хочу»-верная служба рядовым на 2 года, службу будучи курсантом не засчитают. Остается одно- уйти по здоровью.
Командир звена (сокращенно и любовно- КЗ, наш майор Шейко П.П.), посвященный в Санькины секреты (у летчиков-инструкторов было железное правило- захотел курсант уйти, не мешай ему, так будет лучше всем и всячески помогай) планирует Артюху с собой на учебно-боевом самолете на сложный пилотаж. Они взлетают, уходят  в пилотажную зону, а через пару минут КЗ   докладывает, что полет прекращается, нужна срочная посадка,  так как мол, курсанту хреново стало.
Перед этим он инструктирует Саньку до слез, что он должен на земле после посадки врачу рассказать, чтобы картина ГАЙМОРИТА стала ясна всем, даже медику (одна из самых распространенных болячек у пилотов, голова болит, на снижении закладывает уши и т.д.). А там по накатанной- Артюху направят в госпиталь, который обязательно спишет курсанта, если он пожаловался на недомогание, тем более в воздухе.
 Кому хочется брать на себя ответственность и ковырять, болен курсант или нет. Иди домой, лечись всю оставшуюся не летную жизнь и флаг тебе в руки.
В общем, так и получилось. И вот Саня встал предстал пред ясны очи врача в приемном отделении. «Ну-с, что у тебя?» Саня отвечает: «ГЕММОРОЙ» (с перепугу все попутал). Врач ставит  Саню в позу «На посмотреть». Но там ничего нет. В ход пошел фонарик, настольная лампа, указательный палец врача…..И близко нет. «Ты чего выдумываешь, чисто у тебя там, нет никакого ГЕММОРОЯ». Саня: «Ну значит, ГАЙМОРИТ у меня». Врач похохотав, направил Саню в отделение «Ухо, горло, нос», где его и списали. Артюха стал последним могиканином. Можно считать, что с его уходом летная буза закончилась.


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 07 Ноябрь 2015, 00:41
Перенес с ветки 1974 года


ПАЛИМАРСОС.

Еще из армейского анекдота. Проверяющий спрашивает Начальника штаба полка (НШ): «Ну, а как у вас с палимарсосом?» НШ напряг все свое серое вещество, но в толк взять не может, о чем спрос. На всякий случай, осторожненько говорит: «Ну  так, нормально вроде, как у всех». Проверяющий: «Поточнее, пожайлуста». НШ (глянув затравлено на Командира, ожидая подсказки, а тот сам в недоумении): «Ну, не часто, разве что по субботам, мы с Командиром в баньке, больше никого не привлекаем, да и то по соточке, не больше». Проверяющий: «Ничего не пойму. Причем здесь политико-морально состояние части и ваши 100 грамм. Доложите яснее».
Нашему НШ Сан Санычу, как его любя называли, очень нравился этот анекдот и каждую пятницу он частенько напевал Командиру на мотив известной песенки  эти слова:«Поли-марсос, полимарос, полимарсос», намекая, что уже конец недели.
Шутки, шутками, но кто служил в Советской Армии и ВМФ, тот знает, что полимарсосу и его слагаемым придавалось исключительное значение. Ну, а среди слагаемых на первом месте- партполитработа, двигаемая вверх к недосягаемым высотам самим укладом армейской и флотской жизни и непосредственными исполнителями- политрабочими всех рангов и званий.
Сколько желчи, анекдотов и сарказма выливалось на армейских политработников-не сосчитать. Вот теперь их нет. И что? Лучше стало? Не буду дискутировать на эту тему, сколько людей, столько и мнений. Лучше расскажу несколько историй.
Конец трудного учебного года. Сколько всего было-перебыло. И вот венец- итоговая проверка, нужно доказать, что полк достоин той оценки, которую ему предварительно в верхних штабах уже поставили. А всякая итоговая начинается с контроля форм политической учебы. Для тех, кто не служил в тех условиях:
-у офицеров были переодические занятия в форме марксистско-ленинской подготовки;
-прапорщики занимались раз в неделю в системе политучебы;
- у солдат, пусть даже камни с неба падают, но 2 раза в неделю- политзанятия.
Руководили занятиями, как их теперь бы назвали, «продвинутые» офицеры и штатные политработники. Оценка группы формировалась на основе уверенных ответов аудитории на заранее выданные вопросы и по наличию полных конспектов. Можешь быть  не в зуб ногой, но конспект…..Короче, шоб был.
Утром построились, помитинговали за хорошую сдачу, прошлись торжественным парадом и в классы, сдавать прибывшей комиссии свои годовые знания по обстановке в мире, по сложным проблемам государственного и военного строительства, в общем, есть что спросить, и есть что зачитать в ответ, а главное, откуда.
Представляю проверяющему- зам. Нач. Политотдела  дивизии свою группу- летный состав 1 аэ. Мастера боевого применения Лидерного полка. Цвет и гордость дивизии. Меньше «пятерки» группа получить не должна. Иначе, какие мастера.
Вопросы розданы заранее, народ добросовестно подобрал материал. И пошла хорошо срежиссированная постановка. Я задаю вопрос, все тянут руки, я вызываю к ответу того, кто должен по раскладу ответить.
Уверенный ответ, уточняющий, несложный вопрос проверяющего, добротный конспект. Что еще нужно, что бы поставить «отл». Все как по маслу.
Но к концу уже всем муторно, скорее бы в курилку, накуриться, поржать над незадачливыми «слушателями» (такие всегда появляются в ходе проверки) и заняться привычным делом- готовиться к зачетным полетам.
Поэтому, когда я задал крайний вопрос об итогах только что прошедшего  Пленума ЦК КПСС, который в очередной раз боролся с  сельским  хозяйством, все облегченно вздохнули. Скоро на волю, в пампасы…
Отвечал капитан Коля Р. Из флегматов, вообще не любящий много говорить. Кстати, когда он только стал командиром звена и ему дали в подчинение трех молодых летчиков, его тронная речь прозвучала примерно так: «Я не Макаренко. Уговаривать не буду. Но если меня отдерут на разборе полетов за вашу хреновую подготовку, пере….(в общем, проучу) так, что мало не покажется».
Так вот о нем. Читал он как пономарь в качестве ответа передовицу из газеты «Правда», которая заканчивалась оптимистично «….И уберем урожай в сжатые сроки». Но на Колину беду, эта фраза была напечатана на обратной стороне страницы. А ему уже все было в облом, тем более переворачивать газету. И он решил закончить своими словами. И закончил: «Уберем урожай в сратые жоки…..». Мда… Материалы Пленума и такое их освещение.  Слава Богу, не Сталинские времена, можно поржать. Что и было сделано. Всеми, включая Людоеда, так звали нашего проверяющего за крутой нрав. Минут 10, до икоты.
Продолжение следует.

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 07 Ноябрь 2015, 00:55
Перенес с ветки 1974 года

Еще несколько зарисовок с тех проверок:
Проверяющий: «Лейтенант, назовите «горячие точки» на планете». Лейтенант (на  полном серьезе): «Вулкан Толбачик» (это на Камчатке, он «проснулся» в очередной раз  в те времена)».
Ему же, контрольный вопрос: «Расскажи, что знаешь  о Камбодже» (внимание, этот прикол поймут только те, кто помнит мировую историю 70 годов прошлого века!)
Лейтенант: «Принц Народом Сианук и его жена, Индира Ганди, ведут тяжелую борьбу против захватчиков».
Еще один отвечающий: «Постановление о пьянстве в ЦК (имея в виду Постановление ЦК о борьбе с пьянством)».
 На занятиях у солдат, причем из уст замполита эскадрильи: «Встреча товарищей Брежнева и Никсона (Президент США)»….
Перлов много, собрать бы их. На них оттачивалось наше филосовское отношение к миру.
Был в полку один уважаемый всеми летчик. Потихонечку готовился к увольнению и пенсии, подлетывал по мере сил и желания, благо командование не очень прессовало в этих вопросах из-за уважения к возрасту и сединам.
И была у него одна особенность. Стоило только какому-нибудь «педагогу» (руководителю занятий, которых в летной жизни хоть отбавляй), появиться в аудитории, как наш герой мгновенно засыпал с тихоньким похрапыванием и таким же же тихим пуканием. Чтоб другим не мешать.
Как-то мой друг Володя Малинников (закончил службу командиром дивизии, генерал-майором авиации) поинтересовался корнями  такого странного участия в познавательном процессе, на что ему было сказано примерно так (колоритные междуметия, прямые названия человеческого тела заменены мной на более щадящие определения, суффиксы и т.д.):
«Понимаешь ли, Володя, я так долго учусь в нашей системе командирской учебы, что все уже знаю наизусть. И когда очередной руководитель занятий только пытается открыть рот, я уже знаю чем он начнет, а главное-закончит. И что бы не ржать в ответ на его педагогические потуги чему-то научить меня, мой мозг помимо моей воли дает команду на сон. Глаза мои смыкаются, веки опускаясь, натягивают шкуру  по всему телу,. Особенно в районе сидалища. И оно, сидалище, получив дополнительную свободу, начинает потихоньку выбрасывать шептунов. Процесс продолжается до полного завершения занятий».
В армии есть твердое убеждение, что 25 лет учебы в армии заменяют Университет им. Товарища Ломоносова и два Университета Дружбы народов имени товарища Лумбумбы. Кто имеет что против?

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 07 Ноябрь 2015, 21:17
Перенес с ветки 1974 года


ПАРЕНЬ ИЗ КАЛУГИ.

С определенной периодичностью в армии начинают чудить большие командиры и в частях и подразделениях начинаются какие-то перемены, которые:
- непонятны подчиненным;
- легко вписываются с точки зрения организаторов чудачеств в понятия целесообразности и где-то реформ.
Те, кто служил в 17 ВА (ПрикВО), пережил такие моменты в середине 70 годов и суть нововведений, у истоков которых находился Сам  Командующий Воздушной Армии  СД (Сергей Дмитриевич), сводилась  к следующему:
-дерево должно быть деревянным;
-в каждом классе должен быть действующий электрифицированный стенд, который поможет летать летчику дальше, быстрее, а главное- безопаснее.
Что касается дерева, то все деревянное в штабах, казармах, классах, других помещениях должно быть избавлено от многовекового наслоения краски до «естественного  цвета дерева» (а  каждый слой-это веха в истории части, подразделении, ведь столы, полы, двери и табуретки красили в преддверии комиссий, приезда высокого начальства и каждый раз- перед всякими итоговыми проверками). Если учесть, что все это деревянное служило десятилетиями, можно представить, сколько нужно было труда вложить, чтобы доскрести до «первоисточника».  При этом инструмент перевода в столь естественное состояние самый что ни на есть простой- куски стекол, которые находили где-нибудь на мусорках или в загашниках у особенно рачительных старшин. Поскольку сроки были поставлены жесткие, а проверял исполнение Сам СД, то по всем авиационным частям  Прикарпатья в свободное от полетов время слышался скрип стекла о дерево и мат-перемат исполнителей.
Особую пикантность этой реформе придавало требование перевести в естественный цвет коробки от защитных шлемов летчиков, которые веками стояли в высотных домиках в первозданном зеленом цвете (так их красили на заводе). Поэтому летчики, придя домой с полетов не отдыхали сидя в кругу семей перед телевизором, а занимались созидательным трудом, убирая зеленое, что бы восторжествовало деревянное и чтобы служба медом не казалась.
По проблеме  электрифицированных стендов, особых требований не было, но что-то в классах  должно моргать разноцветными лампочками, жужжать электромоторчиками и маячить различными надписями. Для этого дела мобилизовали всех, у кого были хотя бы зачаточные навыки работы с паяльником  и приблизительные понятия о  Законе Ома. А поскольку под эти цели никаких поставок радио- и электрозапчастей не предусматривалось, а на стороне этого купить нельзя (потому что таких магазинов не было в гарнизонах, потому что соответствующих статей расходов не предусмотрено и еще куча причин), то в ход шло все, что заботливо складировалось для текущих нужд в соответствующих подразделениях (радисты, авиационное оборудование, вооружейники, и в первую очередь в ТЭЧ- технико- эксплуатационная часть, своеобразный завод по ремонту авиатехники в каждой авиационном полку).
По предложению моего командира звена, Евсикова Виктора (летчик от Бога и товарищ от туда же), меня назначили главным по стендам в нашей первой эскадрилье.
Так я стал рационализатором и изобретателем (почему-то эти два направления в Союзе ходили вместе и неразрывно, хотя отражают различные направления человеческой деятельности). После мучительных поисков,  я изобрел и срационализировал два стенда: на одном можно было продемонстрировать последствия отказов источников питания на самолете Су-7бм (на него недавно полк переучился),  а на втором высвечивался порядок полетов в районе  аэродрома.
 И вот наступил день, когда в полк приехал Сам  СД посмотреть, как идут реформы. Гарнизон празднично сиял не крашенными, а деревянными окнами и дверями, в высотном домике реформатора  радостно приветствовали отскобленные до бела коробки от защитных шлемов и гермошлемов, душа командиров и начальников тревожно сжималась от предчувствия разгона за действующие стенды.
Как полагается, начали с нас, с первой эскадрильи. Стенд по электропитанию получил большую долю похвалы СД, он  даже щелкал выключателями и одобрительно восклицал «Почти как на самолете». Эта «рацуха» потом мне «вылилась» аж в 30 рублей премии (громадные по тем временам деньги, тем более из ниоткуда) и в присвоение почетного звания «Лучший рационализатор и изобретатель части» за какой-то месяц.
По поводу схемы района полетов СД хмыкнул «Ну и что, горит, как новогодняя елка» и потерял всякий интерес к ней.
Наш комэска Кушнерук Борис Иванович (в последствии руководил всем воздушным движением России, был наделен  высокими человеческими качествами  и большим чувством юмора, искренне жаль, рано ушел из жизни) облегченно вздохнул, вроде пронесло.
Но не тут то было. Уже выходя из класса, СД увидел лозунг на стене, набранный большими буквами из пенопласта и воспроизводящий слова великого К.Е.Жуковского, отца русской авиации: «Самолет это величайшее творение разума и рук человеческих и он не подвластен никаким авторитетам, кроме лиц, уважающих летные законы».
Сказать, что СД был поражен этими словами -значит ничего не сказать. Он долго восхищался правдивостью и мудростью изречения, как будто читал  его первый раз в жизни, и вдруг изрекает: «Но это написал не Жуковский, это написал этот парень из Калуги, как его…., сейчас вспомню».
Из его многочисленной свиты посыпались подсказки: «Циолковский, Чуковский» и еще ряд знаменитых фамилий, включая Ленина. Но СД отмахивался от них, как от назойливых мух и в конце- концов принял вердикт: «Командир, сними эту надпись, я вернусь в Львов, там у меня есть специальная книжечка, куда я заношу все великие изречения, выпишу как должно быть и пришлю тебе шифрограммой». Надо было видеть, с каким рвением его свита кинулась залезать на стулья, чтобы  из под потолка (здание старинное, потолки больше 3 метров) срывать эту крамольную, с точки зрения их начальника, надпись.
Если в нашей эскадрилье проверка на «электрифицированность и чистоту досок» прошла в виде комедии, то в соседней, второй эскадрилье, разыгралась самая настоящая трагедия.
Эта эскадрилья решила сделать рельефную карту Западной Германии, где размещалась группировка авиации и противовоздушных средств НАТО, которая носила условное название «4-й ОТАК» (оперативно-тактическое командование, еще был 2 ОТАК на севере Европы, 5 ОТАК на юге). 
Все эти группировки предназначались для борьбы с СССР и наша авиация должна была постоянно отслеживать их дислокацию и боевой состав. Поэтому почти во всех классах висели карты НАТО, схемы с составом их частей, данные боевой техники. Поэтому такой шаг – создать электрифицированную карту было своевременным и вполне оправданным.
Технология изготовления карты заключалась в следующем: бралась географическая карта, с помощью  папье маше поднимался рельеф, затем точки на карте, где располагались объекты авиации и противовоздушной обороны подсвечивались разноцветными миниатюрными лампочками (в зависимости от типа объекта свой цвет). Ну а поскольку все это делалось руками умельцев-солдат, которые не были сильны в географии, то названия городов, другие служебные надписи были сделаны ответственными за стенд пилотами карандашом, а бойцы каллиграфическим почерком переводили это в тушь.
В силу определенных причин,  2 эскадрилью у нас называли «еврейской», за определенную пройдошливость и коммерческую, как бы теперь сказали, жилку, что не очень приветствовалось в летных кругах. И видно из-за этих соображений, кто-то из хохмачей из другой эскадрильи стер название города Мюнхена, а вместо него вписал Тель-Авив. Солдат добросовестно перевел это в тушь и все это произошло накануне приезда СД.
Кроме чудо-карты, в классе была расставлена мебель (шкафы, столы летчиков) из темных полированных досок, как будто только что из магазина. Секрет был прост. Командование эскадрильи всю зиму регулярно отправляло солдат работать на мебельную фабрику, которая была рядом с частью, а фабричка также добросовестно рассчиталась мебелью под заказ.
Казалось бы, добрые намерения, но ими, как известно, вымощена дорога в ад.
И вот управление эскадрильи, в ожидании похвалы от самого СД, показывает результаты шестимесячной работы. Конечно же, на первом месте карта. «Вот, товарищ Командующий, электрифицированная карта 4 ОТАК. Вот группировка авиации (лампочки заморгали), вот части противовоздушной обороны (заморгали лампочки другого цвета), вот командные пункты (мигнули третьи  лампы)».
СД заинтересовано смотрел на карту и вдруг резко поворачивается к командиру эскадрильи, докладывающему о карте.
«Какой это 4 ОТАК. Вот Тель-Авив, это же  5 ОТАК. Я знаю, я там в Египте  был советником. Только тут еще Средиземное море должно быть. Наверное солдат забыл нарисовать. Дай команду ему дорисовать. И контролируй, контролируй подчиненных».
И как этот Тель-Авив дорисованный он увидел, ведь Мюнхен находился в правом нижнем углу карты ФРГ и как он не увидел бросающиеся в глаза Франфурт-на-Майне, Кельн и другие города, которые никак не могли попасть в Израиль, не знает никто.
На командира эскадрильи смотреть без жалости было нельзя. Он никак в толк не возьмет, причем тут Тель-Авив, Средиземное море, бесконтрольные солдаты, 5 ОТАК и Египет.
А последний удар СД нанес выходя из класса. «Что это за склад полированной мебели? Я же дал команду все в естественный цвет перевести. Чтобы к концу недели все было как надо».
Все, полный алес капут. Командир и начальник штаба эскадрильи вошли в транс и вывести их оттуда надо было приложить сил. Словом, смех сквозь слезы.
Вот  так прошла очередная встряска в нашей Воздушной Армии. Под аккомпанемент горящих лампочек, треск сдираемой краски и тихие матюки летчиков-рационализаторов и специалистов по естественному цвету.

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 11 Ноябрь 2015, 12:41
Перенес с ветки 1985 года

"Союз" благополучно развалился и.............бардака (!?) в авиации прибавилось.
Одним погожим весенним деньком заходит в класс комэска и спрашивает : "Кто готов "поработать таксистом ? "
Поясняю:ТАКСИСТ-человек, окончивший ЕВВАУЛ,умеющий кое-как летать на с-те Л-39, и имеющий допуски 150*2 днём , и350*4-ночью!
( А в ту ( бардачную ) пору стало модным летать генералам и полковникам по их личным делам по территории 4 ВА ).
Старые пилоты отказались наотрез , мотивируя это тем , что ни один раз они "застревали " по погоде на других аэродромах на некоторое кол-во суток.
Ну а мне захотелось внести разнообразие в свою лётную жизнь и я согласился ; возил этих самых генералов по их зимним квартирам.
Прошло некоторое время.Прибегает ко мне домой в ДОС посыльный и говорит, мол . завтра вылет на Краснодар за генералом Косаренко (к тому времени , нач. Краснодарского училища ген.-л-т Косаренко получил должность зам.ком.ВВС округа и летал на выходные домой ( с моей помощью,в том числе )).
"Ну и чё ?"- спросите вы и сотый раз будете правы !
" А-то "- отвечу я вам , что заявка на вылет была дана ...............на 4.00  , т.е. - до восхода солнца ! Если , боевым пилотам Су-24 это не в диковинку , то для 801 УАП - это был НОНСЕНС ! Перезвонив диспетчеру , я убедился , что никакой ошибки нет-надо лететь.
Запуск, руление , взлёт в Батайске , полёт до Краснодара , посадка там же : всё , как всегда........
Зарулил на стоянку в 4.48. Минут через 28-м прибежал запыхавшийся генерал ( проспал , наверное) и спрашивает , мол "заправился , сынок ?". На что  я ему резонно отвечаю , что на ЦЗ минут эдак пять назад (только лишь ) появились первые ТЗ с сонными водителями и что никто нас не заправит . пока не примет глав.инженер топливо!? На что генерал ответил , что он-де тут не самый последний человек-всё сделает....
Опять : хе-хе........Да солдату и ДСП по барабану-кто есть ху......Генерал-ли , маршал-ли , Верховный-ли....( Дмитрий Анатольевич , простите ради бога , если я обидел Вас ненароком, но долг-есть долг , обязанности-есть обязанности ) .Вообщем .без гл.инженера разговора не получилось.Генерал достал было шашку , начал кричать , но  был "послан"  далеко и надолго ; а конкретно -до 5часов 45 минут московского времени........ .
Несколько смутившись таким некорректным поведением военнослужащих , некогда ему "принадлежавших",подошёл ко мне и спрашивает : "А что , сынок , долетим ли мы в Батайск на том , что осталось в баках ?"
Получив ответ : " Так ёптать " , генерал мухой прыгнул в заднюю кабину и прокричал " От винта !".
Взлетели . Летим.
Где-то за 50 км до Батайска поступает мне вводная садиться на военведе в Ростове ( Ту-154 Командующего ВВС- маршала (тогда ещё-скромного ген.п-ка) Михайлова  уже начал готовиться к вылету в Москву.Косаренко берёт управление на себя и мы , практически , падаем на ростовский военвед (хулиган )........
Косаренко умчался к командующему, я пошёл искать ТЗ , чтобы заправиться. Мои хождения не у венчались успехом , керосина мне не дали. Мотивация банальна до простоты : ведомство не наше , только с разрешения командующего...
С грустью и тоской я посмотрел вдаль , где , превратившись в точку , и вскоре исчезло насовсем то , что называлось самолётом Ту-154 , унося с собой того единственного , который мог бы "заправить " мой Л-39 ! Дедуктивным методом я понял, что ближайшие 24 часа я могу и не покинуть этот аэропорт , хотя до родной полосы (по прямой) 17 км !
Заглянув в кабину , я убедился , что топлива 300 л ( аварийный остаток 240 ), я попросил разрешения на запуск............РП поинтересовался заправился ли я ? На что получив утвердительный кивок головой , дал разрешение на запуск.Я быстро закрыл фонарь задней кабины , прыгнул в переднюю , запустился от аккумулятора , взлетел.......................................
А теперь : я начинаю свой рассказ !!!!!!!!!!!!!
После постановки крана шасси на уборку , я " шестым чувством почувствовал " , что шасси убираться не хотят. Мозг судорожно работал , перебирая все аварийные ситуации !!! Вместе с мозгом мы пришли к умозаключению , что предполётный осмотр ( в который входит, кстати , проверка зад.кабины перед полётом ) никто не отменял.И дело тут не в том , что ты почувствовал перо в заднице или крылья за спиной(кому , как удобнее) , дело в элементарной безопасности , о которой так долго  говорили большевики..........
Ход наших с мозгом мыслей прервал красный цвет лампочки "Аварийный остаток".
Батайский полк в этот понедельник не летал . На РСП сидел мой сосед . Думаю:" Дотяну".
Но тут сосед , вдруг, говорит :"Калина , тут борт заходит большой , стань-ка в виражик и минут через десять зайдёшь , как глухонемой, один-бля , без ансамбля".
Седьмым чувством я понял , что ТУТ не до благородства, и сказал:"Посадка с ходу , а БОЛЬШОГО- в вираж!!!"
Спасибо соседу : от бога РСПэшник!! Не задавая лишних вопросов, завёл меня.
После заруливания на ЦЗ , я потянулся за РУД , что бы выключить двигатель..................Не успел : двигатель выключился АВТОМАТИЧЕСКИ.....................по полной выработке топлива !
На мою беду контролировал заправку инженер полка..............
Но на моё счастье , САРПП был "заправлен" на час.Инженер пытал меня , с каким остатком я зарулил, почему в с-т было заправлено топлива , как в инструкции(т.е.-максимум)...........Пиши , мол объяснительную. На что , я ответил , мол тарируйте топливомеры ТЗ.


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 11 Ноябрь 2015, 19:47
Перенес с ветки 1985 года

Итак, я вновь с вами и вновь- в «теме»
Разговор пойдёт о той категории пилотов , которые не достигли особых высот в карьере . А если быть менее корректным : не достигли ничего !
Сегодня дорогой мой читатель , мы поговорим о «ШКРАБАХ» ! Тупо , о простых лётчиках-инструкторах , которых судьба разбросала по полкам Ейского , орденоносного училища! И – заметь , мой дорогой «слушатель «, что разбросала судьба-то , сплошь, лётчиков-выпускников второй роты !
Уж прости меня , дорогой Таганрог!
Поначалу , очень хотелось гордиться «псевдолозунгом «, что ЛЁТЧИК-ИНСТРУКТОР – начало всех начал !? Но , как и многое  в этой жизни : эта гипотеза сошла на нет !
Так о чём же это я и вдруг ?…………………..
В далёком 1985–м  я (мы) пришёл в полк «сопливым» лейтенантом и в первый же год мне дают к-тов 2-го курса : типа : «Подучись , сынок на «мастерах» « ( Я думаю , каждый из вас помнит , каким «Асом» он чувствовал себя на 2-м курсе)……………..Было- по разному…….
А вот на след.год (а я уже лейтенант второго года службы: ни халям-балям , ни какой-то  там перспективный лётчик-испытатель , а ЛЁТЧИК-ИНСТРУКТОР –ЛЕЙТЕНАНТ у которого есть СВОЯ  лётная группа!!!!!!!!!!!) нам дают (теоретически ) «сопливых» пацанов ; мол – лепите из них будущих защитников Родины!
И вот этот самый лейтенант-ШКРАБ  вкладывает (не теоретически , а на практике (!!!! ) ) душу в этих самых пацанов.
Хотя ……….Спасибо , Вам – Шульга Николай Пантелеевич(комэска 2-й) , когда Вы говорили , что: « Курсанта , где не целуй , у него везде- ЖОПА !» ( Модератор- сэр : не удаляйте слова легендарного лётчика , офицера , ЧЕЛОВЕКА !!!!!!!!!!)
Целовал  я своих курсантов в то САМОЕ  место ( Вдовин свидетель!).
Итак , я начинаю свой   РАССКАЗ :
Насколько это возможно , постараюсь – без фамилий.
Как-то , отдыхая в Адлере ( а Мы-все – лётчики  СКВО , знаем ,что у лётчика (СКВО) есть ДВЕ радости : кожаная куртка и………….Адлер)  , вместе с нами –Батайчанами  отдыхали  лётчики-инструкторы то ли Бердянска , то ли Таганрога ( а в то время , курсанты Ейского училища УЖЕ выпускались на Л-39 –х , и потом , лейтенантами ехали переучиваться на Су-17…….)
Так вот , лежим мы на пляже с лётчиком-инструктором  из Тагана и он мне рассказывает такую историю : 
« Мне несколько не по себе . «Пришёл» ко мне лейтенант из Батайска и я начал его переучивать на Су. Через некоторое время , лейтенант  этот спасал людей на пожаре и сильно пострадал ( в конечном итоге , его уволили из ВВС (большие ожоги).И вот этот самый  л-т пришёл недавно ко мне(после госпиталя) и поблагодарил меня  за то , что я был у него в ожёговом центре !?
 Говорит : « Вас ко мне не пустили , но врач сказал , что приходил «отец родной» - лётчик – инструктор! Спасибо Вам за это»………….
Калина , я не ходил в ожёговый центр!!!!! …… Его рассказ был закончен.
Он  закончил свой рассказ , а у меня в глазах стояли ………слёзы !!!!!!!!
Через какое-то время звонит тот самый курсант – лейтенант и говорит : «Сергей Витальевич , простите меня .Я понял , что это Вы приходили ко мне в госпиталь! Вашим прощением будет ответ мне»…………..
Я был молод , глуп , обидчив………….
Лейтенанту я так и не ответил. Хотя , наверное , это был мой лучший курсант!!!!!!!!!!!!

Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 11 Ноябрь 2015, 20:01
Перенес с ветки 1985 года

Учился я в Монино с 1993 по 1996г и из 3 лет жизни 2 года жил в одной общаговской комнате с Орлом. Сдружился я с этим чертякой из Перми и когда дело пришло к выпуску  понял, что теперь долго не увидимся (аж до самой академии Генштаба – договорились через 2-3 года поступать вместе). И вот через полгода  Орел приглашает меня в гости в гарнизон Мончегорска, куда он получил распределение.  Я на подЪем легок и через  64 часа езды из Ейска по ж\д я в Мончегорске. Орел меня встретил как положено- погуляли мы  знатно и завалился я спать у него в ветхой избушке на окраине гарнизона.. Просыпаюсь я утром с дикого будуна голова что царь колокол, сушняк как в сахаре и потихоньку пошатываясь в такт головной боли выползаю на кухню. Открываю дверь и офигевавю напротив меня на столе стоит ПИНГВИН и смотрит прямо на меня. Даже не мигает гад. Я забыв про сушняк и похмелье плавно ползу назад закрываю дверь, возвращаюсь в комнату залажу под одеяло и начинаю понимать ВСЕ мля БЕЛОЧКА пингвины мерещатся. Лежу, страдаю, думаю как бросит пить заходит Вованчик  и говорит, Пошли на кухню у нас там опохмелиться осталось да и пиво в холодильнике. Ну я как ни в чем не бывало иду за Орлом, зачем человека пугать, тем что мне пингвины мерещатся. Сели за стол, Орел  достал пиво, я по кухне поглядываю, а эта падла, Пингвин тобишь, в мойке на посуде сидит как ни в чем не бывало. Вова на меня косо поглядывает и говорит все в порядке. Как я ему скажу что я пигвина вижу, я ведь понимаю, что эту падлу вижу только я один. Сидим дальше пиво пьем как ни в чем не бывало, я на пингвина поглядываю он на меня уже как и привыкли друг к другу. Тут Орел  опять, а ты ничего странного на кухне не замечаешь? Я ему, да нет Вовчик все отлично. Здесь он мне в лоб и выдал:

- А фигня что пингвин по кухне ходит?

- А ты его тоже видишь?!?!?!?!......
Через полчаса истеричного молчания и смеха выяснилось сосед  у него ходил на рыбаке за сороковые широты на юг оттуда и притащил мелкого пингвиненка, на палубу волной закинуло, а когда порос куда его девать так и живет.


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 13 Ноябрь 2015, 07:15
 Парни, это не рассказ. Не очерк, не эссе, не новелла. ХЗ, вам судить меня. Какую-то хрень замутил, короче говоря.
     При прочтении, допускаю, у некоторых вызовет негатив. Если будет так, удалю сразу. Мне, как вы все уже знаете, не нужен пиар. Захочу - опубликую везде. Но мне нужна оценка именно наших лётчиков, закончивших легендарное и лучшее училище мира.
      Будет упоминаться река Мана. Это правый приток батюшки Енисея, впадает немного выше Красноярска, перед Дивногорской ГЭС. Коварная река, и даже не верховьях, а почти на всём протяжении, очень быстрое течение, ширина в среднем 30-50м, течёт неспокойно между гор, по восточным отрогам Саян, если точнее. Река чистая, много рыбы и красивых мест над рыбами… Кстати, Дивногорск получил своё название из-за гор, наши предки застолбились в этом месте и, очевидно, не пожалели ни разу. Дивные места, реально дивные, отсюда и название города. Енисей тут зажали высоченные скалы. Сам же Дивногорск – совсем не дивный, поверьте мне на слово. Однако название завораживает.
     
            Не жалею, не зову, но плачу...

     Река притихла, подбритая плотным туманом. Даже сложно было понять, где она вообще теперь находится. Вчера, под вечер, без всякого удовольствия разглядывали скалы, охранявшие взбесившуюся воду. Сложили спиннинги в лодке, до рези в глазах всматривались в берега, пытаясь найти место для очередной ночной стоянки. Кругом одни скалы. Нам повезло. На очередном повороте неожиданно выскочили на песчаную отмель, где река наконец-то замедлила свой бег и вольготно развалилась на закате.
        Быстро, не суетясь, разбили лагерь. Дальше сплавляться не стали – на небосводе уже строила глазки беременная луна. Разожгли костёр, поужинали, выпили, снова немного «полетали», вспоминая ту, размеренную, логичную, полную ежедневных приключений, словом, нашу авиационную жизнь. Немного напрягало одно – рядом с местом, где поставили палатку, на песке отчётливо пропечатались свежие медвежьи следы.
          Долго уговаривал своих друзей пойти на сплав по местам, в которых актёр Высоцкий, по сценарию, мешал актёру Золотухину строить правовое государство (фильм "Хозяин тайги"). В фильме они так и не смогли договориться. В жизни у них было по-другому. В жизни они дружили. Недолго, к сожалению.
         И всё это время вытягивал их на сплав. Пытались состыковать графики отпусков... Мои аргументы, наконец, сработали - прилетели. Ну, слава Богу! Пока тряслись в УАЗике к верховьям Маны, напомнил им про этот фильм. После второй рюмки согласились, да, знаменитые актёры были и правы, и не правы одновременно – страна над ними в своё время изрядно поглумилась, не дав по заслугам ещё при жизни.
       И в звенящей тишине, все уже спали, в палатке взорвалось – у меня неожиданно зазвонил телефон. Заиграла композиция "Я - лётчик". Николай Анисимов под гитару убеждал всех, что он тоже лётчик. Лётчиком он, как известно, никогда не был, но песня нравилась, взял эту мелодию себе вместо сигнала.
      Звонила жена. Мы сплавлялись несколько дней, связи не было. Глухая тайга, реально глухая. Наслаждались тишиной, хариусами, тайменями, коньяком и тайгой, большую часть которой не успел срубить актёр В.С.Высоцкий в своём фильме (шутка, конечно. Правда вот в чём - со слов местных жителей, участвующих в съёмках, Владимир Семёнович не мог себе позволить вообще что-либо загубить, он безумно полюбил этот край - красивый, суровый и ....правильный, одна из его лучших песен «Баня» - отсюда, навеяло нашему гению, короче говоря).
       Не иначе, где-то деревня рядом находилась. Звонок меня окончательно вывел из сна. Чтобы не будить друзей, вылез из палатки:
      - Привет! Ну, наконец-то, дозвонилась!
     - Привет! Что-то случилось?
     - Господи, где тебя вообще носят черти?
     - В смысле?! Мы же по Мане сплавляемся. Через неделю будем в Красноярске.
     - Тебе звонили из военкомата уже раз пять, наверное.
        Добиваю в себе остатки сна:
      - Зачем?! Я ведь отдал долг Родине, теперь она мне обязана пожизненно...
      - Вчера разбомбили Новошахтинск. 
      Остатки вчерашнего коньяка вылетели и догнали поднимающийся туман:
      - И что? У нас ведь есть армия. Или уже нет?
      - Армия есть, лётчиков не хватает.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 13 Ноябрь 2015, 13:20
   Добиваю в себе остатки сна:
      - Зачем?! Я ведь отдал долг Родине, теперь она мне обязана пожизненно...
      - Вчера разбомбили Новошахтинск. 

Такое впечатление, что отдельные отрывки уже читал. Видимо выкладывал где-то.
Начало мне понравилось. Похоже будет что-то по типу альтернативной истории. Публикуй продолжение.  :)
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 13 Ноябрь 2015, 14:54
Такое впечатление, что отдельные отрывки уже читал. Видимо выкладывал где-то.
Начало мне понравилось. Похоже будет что-то по типу альтернативной истории. Публикуй продолжение.  :)
   Не, Володя, ты не мог это читать. Написано в начале ноября. Просто я рассказывал об этой реке ранее. В Одесской области ты такой точно не увидишь!  ;D  %6
   В течение сегодняшнего вечера или завтрашнего дня заброшу вторую часть. Длинный рассказ получился, сокращаю и корректирую. Всем удачного просмотра!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kalashnikov17 от 13 Ноябрь 2015, 16:12
   Не, Володя, ты не мог это читать. Написано в начале ноября. Просто я рассказывал об этой реке ранее. В Одесской области ты такой точно не увидишь!  ;D  %6
   В течение сегодняшнего вечера или завтрашнего дня заброшу вторую часть. Длинный рассказ получился, сокращаю и корректирую. Всем удачного просмотра!

С удовольствием почитаем! Ждемс!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 13 Ноябрь 2015, 23:52
Перенес с ветки 1985 года

Как то  решил Я с Орлом (Монинские воспоминания) попьянствовать в особо извращенной форме, вычитав где-то рецепты коктейлей с пивом. Поскольку, процесс это творческий, то где этим заняться как не в мастерской скульптора.
Рецепт коктейля:
Взять темное или полутемное пиво, добавить туда желток, тобаско, текилу (водку).
Табаско и текилу размешать, а целый желток должен свободно плавать, символизируя собой бычий глаз. В общем, получается и выпивка и закуска в одном флаконе.
Слово за слово, коктейль за коктейлем дегустация шла своим ходом, когда поток мыслей был прерван странным поведением Орловской собачки (Мопс - и зачем он ему нужен был). Эта небольшая пучеглазая кривоногая собачка , вместо того что бы как обычно клянчить кусочки со стола, стала издавать какие то странные кашляющие звуки и ездить по полу сидя на попе, и всем своим собачим выражением морды показывая, что с ней что то не так. Орел поспешил успокоить собачку кусочком колбасы и попытался разобраться, что с ней случилось. Расследование показало:.
Желтки от яиц мы использовали в коктейли, а вот белки за ненадобностью сбросили в подвернувшуюся под руку миску. Но беда в том, что этой миске были остатки гипса, и наш песик слопал все яичные белки вмести с гипсом и даже стенки миски вылизал.
Дело ясное что дело темное, гипс накрепко зацементировал пищевод маленького обжоры.
Для спасения собачки был срочно созван консилиум любителей пива и врачей ветеринаров по совместительству(таких в холостяцкой общаге много). Консилиум постановил собачку нужно:
- спасать.
- посадить на диету.
- сделать клизму.
Начали с клизмы. Раствор для клизмы готовили по всем правилам. Вспомнили все что знали.
В раствор для промывания собачьего желудка с помощью клизмы решено было добавить:
- цветки ромашки 1 ст. ложка.
- сок одного лимона.
- мыло или шампунь.
- водка.
В процессе бурной дискуссии членов консилиума водку из коктейля для промывания решили исключить, так как, этот ингредиент применяется не столько для чистки желудка сколько для скрытой пьянки, а кому нужна обожравшаяся, раздутая собака да еще и пьяная. Да и водку жалко использовать собаке под хвост.
Определившись с ингредиентами для инъекции, стали искать инструмент – клизмозаменитьель.
(т.к. клизмы конечно не нашлось). В ходе очередного заседания консилиума зоологов-дегустаторов были предложены следующие варианты:
- пластиковая 1,5 литровая бутылка из под кока-колы с насадкой в виде корпуса от шариковой ручки вмонтированной в пробку от этой бутылки (смотри «Очумелые ручки»).
- та же насадка, прикрученная к наполненному раствором презервативу.
- детский водяной пистолет.
- «пшикалка» для полива цветов.
- та же насадка из шариковой ручки, присоединенная к резиновому шлангу, другой конец шланга соединен непосредственно с водопроводным краном.
После обсуждения всех технических и гуманитарно-зоологических аспектов проблемы, остановились на применение пластиковой бутылки.
Консилиум решил – консилиум сделал.
Инструмент и раствор изготовлен. Пациент пойман и зафиксирован.
А уж решительности доморощенным зоотехникам не занимать.
Введение прошло успешно - 1,5 литра раствора закачали в мопса живой вес которого до лечения вряд ли превышал 5 кг. Возмущенный такой бесцеремонностью пациент цапнул за палец анестезиолога и сбежал. (Анастезиолог во время операции успокаивал собачку кусочком колбасы перед носом) Но сбежал пациент не далеко. Дело в том, что и до операции у собачки был не слишком большой клиренс между пузом и полом, а после клизмы живот так раздуло, что клиренс пропал вовсе и собачка «села на брюхо» причем в прямом смысле этого выражения.
Маленькие, кривые лапки перестали доставать до пола и очень смешно болтались в воздухе что немало удивило саму собаку, ее и без того выпуклые глаза вообще вылезли из орбит и она лишь удивленно потявкала. И ТУТ СРАБАТЫВАЕТ ЗАРЯД КЛИЗМЫ.
Представте финальную картинку.
На полу маленькая, круглая как шар, визжащая собачка пытается убежать, но не может, так как лапы не достают до пола, из задней части собачки начинает бить фонтан. Под действием дерьмореактивной струи собачка начинает вращаться на пузе, постепенно ускоряясь, фонтан бьет во все стороны. Все знают, что будет, если отпустить надутый воздушный шарик – он начинает хаотически летать, издавая характерный звук. Так же по полу кружилась собачка с таким же звуком, только выходил из неё не воздух. Суровые врачи зоотехники, стоящие вокруг, к этому моменту на ногах уже стоять уже не могли и начали валиться от хохота вокруг вращающейся и фонтанирующей собачки.
Постепенно заряд в собачке закончился. Она уверенно встала на лапы осмотрелась, победно тявкнула и сделала характерный жест, как собаки зарывают свои какашки, и пошла к своей любимой миске. На полу остались валяться измазанные в дерме, но умирающие со смеха ветеринары любители. А Орел бесился от того что не мог облегчить её страдания.....


Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 14 Ноябрь 2015, 10:02
                                Продолжение

    Разбуженные разговором, из палатки начали вылазить друзья. В глазах читался немой вопрос. Славик закурил. Включил телефон на громкую связь, из трубки продолжали доноситься выстрелы:
     - Собирают всех, кто летал ... как это по-вашему называется? В ИБА? Нашу страну стали бомбить, понимаешь?!
     Поперхнулся сигаретой:
     - Жертвы есть?
     - Да. Били по многоэтажкам. Много погибших. Ещё попали в роддом, вообще сложился полностью. Жуткие кадры.
     - Понял, перезвоню.
     Думал, за те несколько дней, что сплавлялись, страна не обидится на своих сынов за их отсутствием. Обоснованно считал, Родина пожелает нам удачной рыбалки, личной безопасности нам и всем жителям великой страны.

      РОССИЯ! Россия!!!! И питерских вытерпи, не сломайся!!! Жена подтвердила мои худшие предположения – боевые действия на Украине приостановлены, но не закончены. Передышка предполагала не одуматься. Передышка была нужна для того, чтобы военный механизм сжался ещё сильнее и потом запустился с удвоенной жестокостью. Чтобы продолжать стравливать между собой один народ, разделённый условной границей на карте, был нанесён удар по ближайшему крупному городу России - Новошахтинску.
         Российский МИД в ответ выразил ноту протеста и договорился об очередной встрече в Вене через месяц. МЧС... Что МЧС? Браво, ребята из МЧС! Вы просто молодцы, я всегда вам верил, потому и сейчас аплодирую. В кавычки взял свои ладошки… Когда есть проблемы на Сахалине, ребята в куртках из трёх букв на спине всё необходимое выносят из Москвы. Видимо, у них склады в Кремле. Это очень удачно с точки зрения коррупции, но только не с точки зрения логики и обычной логистики.
         Новый министр обороны, не прослуживший в армии ни одного дня, однако дослужившийся до генерала армии, неожиданно запаниковал. До всеобщей мобилизации дело, правда, не дошло, но лётчиков запаса стали, тем не менее, поголовно обзванивать.

        Туман рассеялся вместе с остатками сна. Подкинул сухие ветки в догорающий костёр. Стало гораздо светлее. Вася попросил сигарету.
        - Ты же не куришь! – удивился Славик.
        - Дашь или нет? – Вася на друзей огорчаться не умел.
        Славик вытащил из кармана пачку, протянул Василию:
        - Держи!
        - И что делать-то будем? – спросил Вася, сделав подряд несколько затяжек.
        Мы со Славиком, синхронно:
        - Страну спасть. Есть другие мысли?!
        Вася был среди нас старшим, закончил училище на год раньше меня и Славика.
          - Коньяк остался?
         - Естественно.
          - Накатим. Пока мыслей нет. Но обязательно появятся.
         Открыли новую бутылку, разлили, выпили. Вася докурил, бросил бычок в костёр:
         - Сколько ещё нам плыть?
           Василий никогда в наших краях не был. Он родился и вырос на Украине. Его авиационная жизнь проходила там, где жить было практически невозможно. Служить Родине можно, жить нельзя.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 14 Ноябрь 2015, 10:40
                                    продолжаю

       Однако он жил и даже как-то умудрялся ещё при этом летать. Его жена, по образованию физик-ядерщик, сломалась сразу, когда Васю вызвали по очередной тревоге, только услышал вслед: «Короче, гуляй, Вася!». В этот же день улетела на самолёте Командующего туда, где белые медведи никогда не подпирают стены. Нельзя сказать, что Вася сильно расстроился. Больше всего на тот период его беспокоил ввод в строй молодых лейтенантов. Керосин был, погоды не было. Да тут ещё жена... Вася рассудил филосовски - одной больше, одной меньше. Немного погоревал, конечно. Часа 2, вряд ли больше, потом снова начал думать - как растолкать всех лейтенантов в плановой таблице? Кто её составлял хоть раз, понимают, о чём речь.
       Потом Вася, лет через 5, женился снова. Как он выразился, на родненькой своей хохлушке. Дружили ещё со школы, ждала его всегда. Вот это Васю полностью устроило. На второй свадьбе, помню, Вася, прилично выпив, сокрушался, вспоминая прежнюю жену, не мог её забыть, девка реально была красивая и умная (и не знаешь, что страшнее - их красота или ум?):
          - Ну физик, ну ядерщик. Что им, бабам, вообще надо? Знала ведь, за кого идёт.
           Новая была мудрее - нарожала Васе троих пацанов и тупо уткнулась в хозяйство. Хохлушки умеют вести хозяйство! И дети сыты, и скотина накормлена...
           Сплавлялся здесь уже в третий раз, прикинул:
          - Дня 4. Или 5. Это если без остановок.
          - Многовато...
          Совсем забыли про спиннинг, который вечером вместе с живцом забросил в реку Славик. Колокольчик реально умолял о помощи. Спиннинг выгнулся дугой и начал пятиться в холодную реку. Еле успели его тормознуть. Украина подождёт! Боролись недолго, минут 10, сильная рыбина попалась. Выловленный таймень лупанул меня хвостом, сбив с ног, а потом ещё долго-долго грустно смотрел на догорающий костёр…
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 17 Ноябрь 2015, 14:13
                                       продолжаю

          С рассветом быстро собрались, поплыли дальше. Через полчаса заметили деревню на берегу, остановились. Вася:
          - Схожу, разузнаю обстановку.
         Через несколько минут быстро возвращается:
         - Договорился, отвезут до аэропорта.
         Мы со Славиком:
         - А рыба??!!
         Наловили около мешка хариусов и несколько тайменей.
         - За рыбу и довезут. В другой раз поймаем.
         Славик расстроился:
         - А он будет, другой раз?
         - Сомневаешься?!
         - Сомневаюсь. С кем воевать собрался? Со славянами?
         Это был самый сложный вопрос. Воевать со славянами не хотелось. Но, с другой стороны, какие же это славяне, если стали бомбить наши города? И зачем тогда нужны мы?!

         Достаточно было всего два полёта на спарке и я ВСПОМНИЛ ВСЁ. Восстанавливался на базе хранения, находившейся на Урале. Туда были согнаны все самолёты после расформирования полков страны. Третий полёт сделал на облёт – прогон максимальных режимов работы двигателя и систем, включая сверхзвук. Самолёт мне понравился, консервация проведена качественно, отказов не было. Получил необходимые документы и вылетел на своём боевом коне в один из областных центров юга страны. Там уже находились Вася и Славик.

        Вася, встречая на аэродроме, пробурчал на всякий случай:
         - Долго, долго.
         - Да две недели всего! Не рад, что ли?!
         - Рад. Всё равно долго!
         Выяснилось, за это время были нанесены ещё несколько ударов по городам и станицам юга страны. Нас собрали в ростовском Дворце спорта. Командующий авиацией начал без предисловий:
        - Товарищи офицеры, ситуация непростая. Очень непростая. Иначе бы не вызвал вас из запаса. Самолёты есть, не хватает лётчиков.
        Замолчал, собираясь с мыслями. Гробовая тишина в зале. Видно, генерал не готовился к своей речи заранее. Уже лучше! Значит, обрисует ситуацию максимально достоверно. Своими словами оно, как-то, вселяет большее уважение. Мы уже привыкли, к сожалению, что власти нам постоянно врут. Например, когда АПЛ «Курск» не вышла на связь – это была национальная трагедия! Однако целых три дня нам ездили по ушам, что водолазы слышат стуки в отсеках, ещё чуть-чуть и всех спасём… Вождь нации объявляет сначала о причинах – «она утонула». Потом, когда через год (!) сумели поднять подлодку (без первого отсека! Его отрезали и бросили на глубине, как известно. Ибо там были все доказательства), продолжает мучить нацию: «сдетонировал боезапас, ставший для моряков неожиданным и фатальным». Звоню знакомому моряку-подводнику, поступал в наше училище, не прошёл по здоровью, решил тогда стать подводником, закончил училище в Питере.  Говорю – в чём причина «Курска» на самом деле? Отвечает – не верь никому, боезопас не мог сдетонировать, даже если в этом отсеке разведёшь костёр. Пиндосы виноваты. Мы - мирные, нас могут все хреначить… недаром ведь на следующий день прилетал в Москву директор ЦРУ, ему что – больше делать нечего?! Договаривался, что-то сдал нам. Не факт, кстати, что сдал стране, а не им в качестве личных преференций… Подводник тоже властям не верил. 
        Командующий авиацией продолжает:
        - По данным разведки, вылеты супостата осуществляются из следующих аэродромов…
        Дальше он перечислил эти аэродромы. Их было немного, всего 3. На одном из них я в своё время сам летал, там очень живописные места, как и, собственно, всё на Украине. Вообще ненька очень красивая, на которой раньше жили замечательные люди. Жили... Куда же всё делось теперь?! Самая богатая республика бывшего СССР. И так бездарно всё профукать за 20 с небольшим лет! Жаль, очень жаль. Конечно, власти Украины во всём обвиняют Россию, скромно умалчивая, что несколько миллионов украинцев живут и работают у «агрессора». Многие из них не желают возвращаться назад. Россия им дала и работу, и кров, а их детей учит в школах и институтах.
         Увлёкся своими мыслями, Командующий вернул к жизни:
        - Вы не слётаны в боевых порядках, но уже восстановились после перерывов. Будете слётываться в боевых вылетах, время не ждёт. Ставлю задачу…
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Абакумов от 22 Ноябрь 2015, 00:50
Вадим!
А вот мне интересно - я там тоже уже восстановился и всё вспомнил, али ещё пока нет?
Сплав совместный сплавом, а важное упускать не трэба.
Логистика, брат, она штука Важная.


 %6 %6 %6
 :D :D :D :D :D

 ::)
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 30 Июль 2016, 12:43
     
      Опять летать захотелось до боли.... Ребята, пишите в этой ветке про  самолеты, ощущения  Так замечательно читать вас!

                                            Сверхзвук

      На предполётных указаниях метеоролог полка доложил – условия простые, видимость больше 10км. Понимаю, что он так думает на основании своих данных, которые почему-то часто не совпадают с реальными. Разведчик погоды доложил, имеется очаговая облачность, которая активно развивается. По собственному опыту уже знаю, погода у нас непредсказуема, за пару минут натянет нижний край с высотой метров 200. Тогда РП выпускает тех, кто в строю при минимуме. У меня все дневные допуски, потому расслабился и слушаю доклад.  На высоте 12 тысяч – струйные течения со скоростью 200-220кч, продолжает вещать метеоролог. Знаю по себе, сносит конкретно и он, скорее, не предупреждает, а напоминает.
    Командир полка подводит точку – товарищи лётчики, всё согласно плановой таблицы, летаем ПМУ.
        По плановой таблице взлетаю третьим. Запустился, техник показывает в руке, что все чеки сняты. Киваю – понял, подожди! Первой проруливает спарка с замкомандира полка, проверяет лётчика на технику пилотирования, одновременно ребята проведут доразведку погоды. Мне доразведка погоды уже не нужна, я лечу на разгон и набор потолка самолёта. Вот выруливает второй самолёт, лётчик пойдёт по маршруту на средней высоте. Настала очередь выруливать и мне. Однажды, по молодости, я на выруливании добавил обороты  при развороте, сдул колодки вместе с техником моего самолёта. Ошибки учёл, стартую резко, тут же ставлю на малый газ, самолёт трогается, разворачиваюсь на магистральную рулёжку.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 30 Июль 2016, 13:33
Про погоду много воспоминаний. Кто без бустеров летал? Что это ,РУС на посадочном по кабине прыгает туда -сюда?
   Гена, все летали на первом курсе без бустеров. Л-29 самолёт назывался.
   Насчёт погоды - так ведь это рассказ, не предложение. Ты чего ожидаешь? Схему - взлетел, набрал, превысил, сел?
   Геныч, я же хочу свои переживания вам подарить. Кстати, даже Орёл, замечательный лётчик, но он НИКОГДА не переходил сверхзвук! Разные рода войск, всё нормально. И ему тоже будет интересно это почитать. Ну, как бы вот так.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Skeptik52 от 30 Июль 2016, 14:30
А есть чего вспомнить трагического,а теперь смешного. Зам ком полка по полит части говорит нам зеленым лейтенантам. НСМУ надо все плавно делать. Ну сказал бы конкретно,завалит будет хана,а так самим на своей шкуре пришлось испытывать.
Любят некоторые трагический тон. Мне как-то ночью при жёстком минимуме пришлось в глубоком завале до ближнего сидеть. Неприятно, конечно, но так, чтобы хана.. Побольше оптимизма, Гена!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 30 Июль 2016, 19:44
     У меня был случай в Озёрном (Житомир). Только перелетели, первый вылет после сдачи зачётов. ДСМУ. После Дальнего пошёл снежный заряд, март был. РП, обеспокоенно - полосу видишь? Всё секунды решают, тяну с ответом, стрелки совместил по нулям, но полосы не наблюдаю. Думаю - ну вот-вот, должна же появиться! РП всё понял, угоняет на второй круг. Топлива мало, сразу к третьему погнал. Захожу снова. Знаю, снежные заряды не могут длиться долго. На Дальнем полный пипец, вышел на него по приборам. Подхожу к Ближнему. И тут начинаю видеть полосу. Думаю - пофиг всё, буду садиться, прыгать не хочу, уже загорелась жёлтая лампочка аварийного остатка. Только сел и выпустил парашют, накрыло так, что не видно куда сруливать. А аэродром незнакомый, только перелетели. 
     Вот тогда я реально страху натерпелся! Не знал куда рулить. Думал - накажут за незнание кроков аэродрома, а я реально не понимал куда рулить, снежный заряд усилился, блин. Почти как на моей родине... Было, было...

   А рассказ про сверхзвук я закончу на днях. Если вы все не против.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 02 Август 2016, 13:33
      Продолжаю.
      Перед полосой ещё один контроль, торможу перед техником в чёрном ЗШ. Эти ребята свою работу знают, полез под самолёт, что-то там проверил, постучал даже, почему-то долго не выходил, в это время я прослушал свежую сводку погоды. Выныривает из-под самолёта, желает мне удачи. В ответ машу рукой, киваю, добавляю обороты, порулил дальше. Подрулил к полосе, жду заходящий самолёт. Заходит мой товарищ по запасному. Садится, раскрутил колёса по стылому бетону. Мягко так сел. Молодец! У них аэродром накрыло, сел к нам на запасной. Кстати, наш выпускник и даже с моего года выпуска.
      И вот я на взлётной полосе. Разгоревшийся форсаж подталкивает к действиям, мой конь уже соскучился по полёту - бросай тормоза, хозяин! Бросаю, разгоняемся очень быстро. Не знаю как на Су, но МиГи - очень шустрые самолёты, обалденная приёмистость двигателей. Мощные и резкие.
      Оторвался, убрал всё, что выпустил. Самолёт моментально набирает эшелон. Минуты за 3-4, вряд ли больше, и у меня уже 11 тысяч, перевёл в горизонт. На скорости 900км/ч не спеша шлёпаю к поворотному пункту маршрута. Там развернусь в сторону аэродрома и приступлю к заданию.
   
    Вот где-то в таком формате вам будет удобно читать?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kalashnikov17 от 02 Август 2016, 14:00
Вадим отлично! С удовольствием читаю  %3 %4 %6
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 02 Август 2016, 15:34
Вадим отлично! С удовольствием читаю  %3 %4 %6
    Понял тебя!
    И тут мой бес, который живёт в каждом из нас, говорит мне - Вадь, а сколько ты наберёшь на крыле 16? Это было на МиГ-23. Все трассы уже прошёл, выше только звёзды и нет "чемоданов". И я начал набирать высоту. Подхожу к Ковелю, по-моему, это ещё Украина, но не уверен. Ковель- украинский город?
     Забыл уже, прошу прощения. На 12400 он начал трястись, того и гляди - свалится. Понимаю, набрал потолок на этом крыле. Поставил крыло 30 градусов, тряска прекратилась. И начинаю разворачиваться. Удаление от аэродрома 250км. Крыло 45 и полный форсаж! Мой конь вздрогнул! И как мы с ним тогда дали джазу! Разгоняюсь, немного на снижение перевёл. С 12 тысяч до 11. Потом горочка, мне РДЗ - доклад через каждые 500м. Докладывал, не умолкал. И вот я думаю - то ли самолёту хотелось летать, то ли мне.... Ну мы как давай с ним наматывать километры высоты! На 17 тысячах опомнились оба! Я его разогнал до 2М.  По Инструкции ограничение М2,35. Но это на движке, где температура не урезана... Ну, так испытатели говорили.
     На 17км он ещё летает, но как-то неважно, скажу честно. По сути, это был  полёт туда, где звёзды днём, небо фиолетовое и никого нет. И мне почему-то захотелось тогда там остаться...
     Такие вот дела. А потом с потолка возврат домой. Топлива маловато, на форсаже улетает моментально, резко снижаюсь, где-то под 300м/с, боюсь сверхзвук превысить, М около 1, основной прибор - указатель числа М, не нарушаю, понимаю. Захожу с круга сразу к 3-му, сажусь, а потом не могу спичку из коробка вынуть...
     Это был только один полёт из многих на сверхзвуке. Остальные, как говорит Коля Поляков - рутина. Но такая замечательная рутина!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 02 Август 2016, 18:27
В иба на разгон и потолок  летали мало, в основном эти упражнения выполняли что бы облетывать технику после регламента. В полку было несколько "штатных" облетчиков, остальные летая на сверхзвуковом самолете, на сверхзвуке никогда и не летали Полет мало интересен. Улетаешь от аэродрома км на 200 разворачиваешься,  крыло 63, форсах и сидишь ждешь когда стрелочка перейдет за 1 М. Не помню сколько разгоняли но не очень много 1.2-1.3 вроде как то так, некоторые старались побольше, потом хвастались.  Внешних различий от обыденного полета по маршруту на большой высоте почти нет. Потом выключаешь форсах скорость падает и на посадку желательно с рубежа, потому как топлива маловато.
Один раз была разгерметизация, хорошо что был  в вкк, потому как часто из за спешки между полетами его не одевали. Обычно облет планировали в начале смены. Потом пришлось еще раз его облетывать.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кочевник от 02 Август 2016, 18:51
А вот полеты на предельно малой высоте требовали исключительного внимания и сосредоточенности.
Не знаю как сейчас но в свое время минимальный допуск был... Не помню то ли 25 то ли 50 м.
Хотя на самом деле ходили в районе 10-15 м.
Эскадрильи поставили задачу по прорыву нового комплекса ПВО. Конечно!же большой плюс был в том что мы точно знали его  место расположение и батарея работала не в комплексе а самостоятельно.
Заранее заданных маршрутов не было, чистый лист и воздушное пространство во время нашей работы полностью закрыто. Комдив сказал делай что хочешь!
Тремя звеньями взлетали в полном радиомолчании. Одно звено разбили и пару взял себе а вторую мой зам.
Ком. аэ., замполит - КЗ, летчик
Зам. ком. аэ,  нач. штаба - Ст. летчик, летчик
КЗ, летчик - Ст. летчик, летчик
После взлета больше 100м старались не набирать , разошлись звеньями каждое по своему маршруту, выход
 на комплекс осуществляли на предельно малой высоте фактически 10-15 м используя рельеф местности шли в лощине ниже уровня сопок. Скорость 900 км/час
Выход двух звеньев для атаки с горизонта на встречную курсах. Взяли ориентир дорогу я шел правее, звено в правом пеленге, зам. С друго стороны дороги. Разошлись в метрах красиво. Третье звено атакавало перепендикулярно нашим курсам с горки.
На комплексе был наш зам. комдива. Рассказывал что ребята пвошники  очень уверенно себя чувствовали,
 смеялись, мы ваших летунов как воробьев пощелкаем, когда "из ниоткуда" над ними рев и грохот они немного подох@ели.
Сделали один не зачетный пуск по крайнему ведомому третьего звена, когда они уже фактически вышли из зоны поражения.

К стати Вадим, в этой аэ, при определенном раскладе мог быть и ты, потому как твои однокашники там
были.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 03 Август 2016, 06:37
... Не помню то ли 25 то ли 50 м.
К стати Вадим, в этой аэ, при определенном раскладе мог быть и ты, потому как твои однокашники там
были.
      Да наши везде, кажется были. А по высоте - по-моему 50м, надо у Димы Аirman спросить, он всё помнит.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 03 Август 2016, 07:12
Один раз была разгерметизация, хорошо что был  в вкк...
   ВКК и ГШ, неудобная "одежда", но что делать?! Кстати, напомнили мне. Был такой случай - отказ кислородной системы на потолке у одного лётчика. Это очень страшный отказ, человек может не сразу сообразить, что отказ проявился. Там буквально всё решают секунды. Он уже начал "засыпать" и успел выдернуть бобышку из НАЗа, КП-27, кажется, он назывался, снизился сразу, гражданские диспетчера ему дали коридор в трассах. Повезло ему тогда.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kartograf от 03 Август 2016, 10:40
В Шираках предельно малая 25 метров по берегу озера Мингечаур. Это длинный берег справа горы слева озеро. Маршрут на ПМВ до сих пор помню. Кичик-Дахна-Беюк Сучма. Нас старики инструктировали, к примеру Бондаренко зам ком аэ со смешком говорил:- Еще ни одного не видел чтобы выдержал эту высоту до конца. Все норовят ручку на себя, и наоборот от себя таких вообще не видел. А в конце участка уже 50-70 метров. Полет же визуальный ;) А в Марах  по пустыне полком, Красота. Бондарик впереди на метрах 5 аж буруны от песка и вся армада за ним чуть чуть с превышением.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kartograf от 03 Август 2016, 10:50
   ВКК и ГШ, неудобная "одежда", но что делать?! Кстати, напомнили мне. Был такой случай - отказ кислородной системы на потолке у одного лётчика. Это очень страшный отказ, человек может не сразу сообразить, что отказ проявился. Там буквально всё решают секунды. Он уже начал "засыпать" и успел выдернуть бобышку из НАЗа, КП-27, кажется, он назывался, снизился сразу, гражданские диспетчера ему дали коридор в трассах. Повезло ему тогда.

Облетывать начал еще в Темплине старшим лейтенантом, только назначили КЗ. Потом Мары Су-17М3, , потом МиГ27М,Д  в Гроссенхайне. На Су17 максимум до 1,75 разгонялся, по высоте наверное тысяч 14,  На МиГ27 до 1,35-1,4, а по высоте тысяч тоже 12,5. У нас не практиковали одевать ВКК, так и пролежал он у меня в шкафу. Предлагали себе забрать ГШ, ВКК  и ЗШ. Я не стал все брать. Взял только ЗШ. Теперь жалею. Был бы сейчас раритет.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 03 Август 2016, 11:09
    Парни, лётчики! Прошу - пишите здесь! Хотя бы раз. Все ведь летали охренеть как...  Бывают моменты, с которыми хочется поделиться...
    Если боитесь русского языка - в личку мне, я смогу...
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Skeptik52 от 03 Август 2016, 12:01
.. Эскадрильи поставили задачу по прорыву нового комплекса ПВО ..
Помнится, году в 77-м 1 гв.апиб проверял ПВО, охрану наших границ. 1-й день погода была хреновая, низкая облачность тысяч до 6 верхнего края, пошли через Польшу на больших высотах, результат, разумеется, был не в нашу пользу.ПВОшники уже вертели дырочки в кителях. Но.. на 2-й день погода смешала им все карты. Пошли мы через Карпаты по распадкам, один бережок у речек высокий, другой, как положено по Кориолиусу - пологий. Так мы шли под высоким бережком, ощущение было - что слышно, как вода в речке журчит. Вот сейчас уже точно не помню, на Стрый выходили, либо на Мукачево. Да это и не важно. Выскочили на них, атаку выполнили, и назад. Обратно шли уже с набором тысяч до 4-х. Вот тут на нас со всех сторон облучение, перехваты, но паровоз-то уже ушёл, их на самом деле уже нет(ну, если б мы реально отбомились, отстрелялись)..
Так что погоду надо выбирать, и никакое ПВО не возьмёт.
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 07 Август 2016, 12:18
Так что погоду надо выбирать, и никакое ПВО не возьмёт.
   А лучше всё сразу - погоду и рельеф! Помните какие крутые берега были на Азовском море в районе нашего любимого училища? Нам на одной кафедр (уже не помню на какой, кажется, на кафедре БПСП) рассказывали подобный характерный случай. Тоже примерно в конце 70-х по учениям пара Су-7 шла над водой вблизи берега, ПВО-шники их не могли видеть, там высота обрывов метров 20, не меньше. Вышли где-надо, зашли с боевого разворота, задачу выполнили, ракетчики ничего не успели предпринять. Ляпота!!!  %4 %6 
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kartograf от 15 Август 2016, 08:45
Проба пера
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 15 Август 2016, 12:50
Проба пера
Красивая картина. Ваша?
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 15 Август 2016, 21:52
Смотрю у детей неплохо получилось, решил и себя проверить :)
Прям семья художников. Молодцы
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Yu507 от 16 Август 2016, 08:46
Прям семья художников. Молодцы

Надо ветку переименовать: - Проба пера и кисти :)
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Николай Поляков от 16 Август 2016, 09:04
Ребята очень интересно читать вас всех! Пишите, пишите и  еще раз пишите! Только прилетел не без приключений, в другую ветку напишу....
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kartograf от 09 Сентябрь 2016, 13:37
А вот и вторая картина
Красные маки луч солнца на Земле,
Красные маки праздник по весне,
Красные маки теплотою своей,
Душу твою согреют
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Maestro от 09 Сентябрь 2016, 15:13
     Зачем надо было скрывать такой талант?! Иван, ждём авиационную линию твоего творчества!  %4 ;D %6
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Kartograf от 09 Сентябрь 2016, 16:00
Хочу и золото попробовать там на заднем плане. Очень красиво получается. Ну и летная скоро появится %6
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Кубякин от 05 Апрель 2017, 15:03
Свой сайт набирал, а меня на эту ветку случайно закинуло. Даже и не знал, что такая есть.

Ваня, очень здорово! Классно!
Название: Re: Проба пера
Отправлено: Влaдимир от 10 Октябрь 2018, 15:15
Небольшой фантастический рассказ с прогнозируемым будущим нашей цивилизации.  :)

Принцип номер один
Сергей Зубков.

«Гордость цивилизации» преодолел
последний портал. Спустя несколь-
ко часов корабль без происшествий вышел
на дальнюю орбиту планеты.
Он и вправду был настоящей гордостью
цивилизации. Звездолёт размером со
средний город, оборудованный по послед-
нему слову техники. Искусственная гра-
витация, школы, детские сады, училища,
концертный зал, сельскохозяйственный
сектор, почти тридцатитысячная команда
(не считая членов семей). На строитель-
ство ушло двадцать лет. За эти годы он обе-
спечил работой и пенсиями практически
три миллиона строителей и инженеров,
став наглядным воплощением Принципа
номер два («Любой технический процесс
служит повышению благосостояния»)
и Принципа номер три («Всестороннее
познание — основная задача любого про-
гресса, главная цель цивилизации»). И это
лишь первый корабль такого класса, будут
построены и другие, более вместительные
и совершенные. Но главное достижение
создателей — двигатели, образующие
червоточины в пространстве. Благодаря
им в считаные секунды покрываются рас-
стояния, на которые и со скоростью света
ушли бы десятилетия (если не столетия).
Но даже с ними путь занял три года.
— Капитан, здесь отчёт о первичном
сканировании. Большинство предположе-
ний оказались верны. Жизнь на планете
действительно есть, и она находится на
высоком уровне развития. Но…
— Что «но», старший помощник?
— С разумной жизнью всё обстоит
не так, как мы ожидали. Возможно, это
колония или база, но не центральный
мир. Имеется пять очагов сравнительно
активной технологической деятельности,
они недостаточно велики, чтобы считать
планету колыбелью цивилизации. Правда,
пока не приземлился исследовательский
шаттл, мы не можем со всей увереннос-
тью утверждать, что там происходит. На
близкой орбите находятся несколько ис-
кусственных спутников планеты, которые
постоянно получают с поверхности сигна-
лы и ретранслируют их обратно.

— Вам удалось расшифровать эти сиг-
налы?
— Ещё нет, их код крайне сложен. В
некоторых сигналах отсутствует шифро-
вание, но логика построения информации
очень необычна. Мы работаем над этим.
Имеются следы разумной деятельности
на естественном спутнике, заброшенная
база, но на ней практически ничего не
осталось, всё оборудование, по-видимому,
вывезли.
— Астрономы из Центральной обсер-
ватории не могли ошибиться. Всё указы-
вало на то, что планета сплошь покрыта
городами.
— Они получали информацию тысяче-
летней давности. Возможно, жители поки-
нули свой мир, оставив лишь форпосты.
— Все системы защиты включены?
— Да, согласно последним данным, мы
не были обнаружены.
В центр управления вошёл один из млад-
ших помощников.
— Капитан, нам удалось расшифровать
несколько изображений. Мы теперь зна-
ем, как выглядят жители…
Демонстрационный зал с трудом вме-
щал всех любопытных. Раздавались удив-
лённые реплики:
— Какие странные существа, очень не-
обычная физиология…
— Странно, на этом изображении
на особи почти нет одежды, а на пред-
ыдущих кадрах у многих особей даже
органы чувств закрыты искусственными
покровами…
С каждым часом поступало всё больше
данных. Код удалось взломать, а неза-
шифрованную информацию упорядочить.
Недоумение учёных и всех остальных
членов команды росло. Разумеется, никто
не ждал мгновенного понимания чужой
цивилизации, но проблема заключалась не
в культурных различиях. Последние, как
ни странно, оказались невелики. Просто
информация, полученная в результате рас-
шифровки, не соответствовала реальным
наблюдениям. Данные свидетельствовали
о том, что на планете должна находиться
многомиллиардная цивилизация, давно
уже покорившая пространство и время
за пределами собственного мира, хозяйка
тысячи планет. Но кроме заброшенной
базы на естественном спутнике и не-
скольких орбитальных ретрансляторов
(довольно примитивного устройства)
никаких следов могущественных покори-
телей космоса вблизи планеты найти не
удалось. Среди населения бытовал культ
размножения, однако обнаруженные пять
зон техногенной активности на разных
материках (не то поселений, не то произ-
водств) никак не могли вмещать десятки
миллиардов жителей.
Путаницу также вносили постоянные
несоответствия и противоречия, которых
с каждым освоенным пластом инфор-
мации становилось всё больше. Вскоре
анализ данных стал практически невоз-
можен. Стали появляться альтернативные
истории, изобилующие, как и первая,
прорехами и противоречиями, но глав-
ное — конфликтующие друг с другом.
Либо жители планеты вруны или фан-
тазёры, обманывающие самих себя, либо
перехвачены устаревшие данные бесслед-
но исчезнувшей огромной цивилизации.
Тем временем шаттл с роботами-раз-
ведчиками на борту наконец добрался
до поверхности. Перехваченные со
спутников данные о погодных условиях
оказались всё же правдивыми и помогли
избежать серьёзных ошибок при входе в
атмосферу.
— Капитан, роботы обнаружили лишь
руины городов, покрытые раститель-
ностью. Разумного населения нет, оно
вымерло почти тысячу лет назад. Добро-
вольно…
— Добровольно?
— Ну, почти. В своём развитии жители
планеты не руководствовались никакими
правилами. Они не захотели (возможно,
не сумели) сформулировать даже подобие
нашего Принципа номер один. Во многом
они походили на нас, но их технологии
развивались быстрее и бессистемно… Они
не успели освоить межзвёздные перелёты,
а техника уже делала практически всё.
Население продолжало расти. Кризис был
предсказуем и даже обратим, но немногие
вняли прогнозам и тревожным знакам.
Настал день, когда почти одномоментно
все лишились возможности заработка.

Живая рабочая сила перестала быть
звеном производственной цепочки во
всех отраслях. Работу потеряли даже те,
у кого она на тот момент была. Вся циви-
лизация впала в экономический ступор.
Налицо было перепроизводство товаров
потребления и питания, но отсутствие
заработка не давало возможности приоб-
рести что-либо. Квантовые компьютеры,
фактические правители мира, не допуска-
ли возможности незаконного присвоения
благ. Создатели запрограммировали их
на сохранение порядка, и они строго ис-
полняли заложенное в них, игнорируя
голод и безденежье. Ресурсы находились
в их распоряжении. Жителям оставалось
одно: уйти в виртуальное пространство,
что они и сделали, в экстренном порядке
оцифровав сознание и перестав существо-
вать в физическом мире. После «исхода»
искусственный разум лишился цели и раз-
рушился. К моменту нашего появления со-
хранились лишь пять автономных сверх-
компьютеров. Эти центры представляют
собой огромные хранилища сознаний, в
которых копии этих существ уже тысячу
лет предаются развлечениям, забыв о
том, что с ними случилось, забыв, что их,
по сути, нет. Они покоряют несуществу-
ющие миры, реализуют свои фантазии,
сражаются с несуществующими врагами,
путешествуют в записанное прошлое и
выдуманное будущее. Весьма интересно,
что предпосылкой катастрофы стало то,
что кто-то скомбинировал портативное
устройство связи и компьютер.
— Печально, что экспедиция оказалась
напрасной, мы не сможем установить
контакт.
— Ну, не совсем, — старший помощник
успокаивающе коснулся капитана своим
центральным щупальцем. — По крайней
мере, наша цивилизация получила отлич-
ное подтверждение верности Принципа
номер один.
— Да, — сказал капитан, его пять глаз
наполнились печалью. — «Технология,
которая может начать диктовать любые
условия или повредить интересам инди-
видуумов, недопустима».
Команда готовила корабль к полёту
домой.
А планета Земля, вернувшая прежнее
богатство всех оттенков зелёного и сине-
го цветов, продолжала вращаться вокруг
своего светила.