Автор Тема: Белое движение России  (Прочитано 78871 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

красный

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #165 : 31 Август 2010, 09:02 »
Битых лапотной Красной Армией баронов и адмиралов, атаманов и генералов, голосуй, не голосуй, в победителей не перелицуешь.

красный

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #166 : 31 Август 2010, 09:20 »
В личку? Пожалуйста. Оставляю за собой право публиковать наиболее колоритные послания в мой адрес. Страна должна знать своих героев. shitandass@mail.ru

николай

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #167 : 31 Август 2010, 16:44 »
http://www.pravda.ru/culture/culturalhistory/seminarssymposia/08-06-2007/227255-flot-0/
                   
                     "Богиня" Троцкого и другие русские пиратки

О Гражданской войне современная молодежь, да и люди среднего возраста знают куда меньше, чем о Куликовской битве или о Ледовом побоище.

В СМИ преобладают политические или эмоциональные моменты, сейчас главное - кто был белым и пушистым, а кто злым и кровожадным.

Военные же историки смотрят на Гражданскую войну сквозь призму Первой и Второй мировых войн.

На самом же деле Гражданская война в России не имела аналогов в мировой истории. «На той единственной гражданской» не было сплошных фронтов, а боевые действия в подавляющем большинстве случаев шли вдоль железных дорог и рек.

Началась невиданная в истории Великая речная война.

Но почему мы о ней ничего не знаем? - воскликнет эрудированный читатель. Да потому, что 70 лет три поколения советских историков старательно искажали события Гражданской войны. Особенно досталось речным и озерным флотилиям.
Как-то получилось, что к флотилиям не имели никакого отношения наши великие полководцы Сталин , Ворошилов, Буденный, Щорс и Чапаев , зато в ночной рейд на Казань на миноносце ходил Троцкий, а почти всеми флотилиями командовали будущие «враги народа» Ф.Ф. Раскольников, П.И. Смирнов, Е.С. Гернет, И.К. Кожанов и др.

Советские адмиралы и историки в 1930-х - 1980-х годах боялись даже упомянуть о них, равно как о самих кораблях, носивших «идеологические вредные» названия - «Троцкий», «Бела Кун», «Тухачевский» и т. д.
Поэтому и профессора, и адмиралы изворачивались и врали кто как мог.
Но, увы, с началом «перестройки» вместо объективного анализа событий Гражданской войны у нас стали обличать зверства Красной Армии, а сама война по-прежнему остается неизвестной.

Еще в 1914-1916 гг. в России Главным военно-инженерным управлением (ГВИУ) было построено свыше 30 малых бронированных канонерских лодок и бронекатеров для действий на западных реках. Но главной базой для создания речных флотилий стали речные гражданские суда. К 1917 г. по рекам империи плавало свыше 5 тысяч пароходов и теплоходов и 25 тысяч парусных судов и барж.

В 1918-1920 гг. красные, белые, националисты всех мастей и даже многие «полевые командиры» повсеместно создают собственные речные флотилии.
Флотилии возникают от Печоры и Северной Двины на севере до Дона, Куры и Амударьи на юге, от Северной Двины и Припяти на западе до Байкала и Амура на востоке.
Буксирные пароходы становятся канонерскими лодками, несамоходные баржи - плавбатареями с 203 мм и даже гидроавианосцами - носителями летающих лодок. Как правило, огневая мощь речных судов существенно превышала огневую мощь сухопутных частей, действовавших на берегах рек с фронтом в десятки километров.

В ходе Гражданской войны белые и красные речные флотилии выпустили на порядок больше снарядов, чем все корабли Российского императорского флота в Первой мировой войне.

Действия речных судов резко меняли ситуацию на театрах военных действий.
1 июня 1918 г. чехословаки заняли Самару. Проживавший там двадцатилетний мичман Георгий Мейрер на свой страх и риск создал первую белую флотилию. Первая задача ее была весьма прозаичной - захватить баржу с мукой, угнанную из города красными. Затем последовали новые успехи - захват нескольких красных вооруженных пароходов.
И вот командовавший белыми полковник Каппель решился на смелую операцию, которая могла иметь успех лишь в Гражданскую войну. Все его сухопутные силы были погружены на пассажирские пароходы и баржи, и вся армада из 15 плавсредств под прикрытием военной флотилии, возглавляемой Мейрером, 1 августа двинулась вверх по Вол-ге от Симбирска к Казани.
7 августа Казань была взята. В руки белых попал золотой запас Российской империи. Красные в панике бежали. В тот же день из Москвы в Казань умчался «секретный» поезд. В нем находились председатель Реввоенсовета Л.Д. Троцкий, его штаб и многочисленная охрана. Уже в пути Лев Давидович узнал о падении Казани и приказал остановить-ся в Свияжске - на последней крупной железнодорожной станции перед Казанью.
В свите Троцкого в Свияжск прибывают 22-летняя Лариса Рейснер и 25-летний мичман Федор Раскольников.
В 1933 г. бывший пулеметчик Волжской флотилии, а впоследствии член союза писателей Всеволод Вишневский сделает Ларису Рейснер прототипом своей героини в пьесе «Оптимистическая трагедия», ставшей классикой соцреализма Но, увы, реальная Рейснер не имели ничего общего с сорокалетней матерой коммунисткой в кожанке и с маузером за поясом. Никаких комиссарских кожанок она нико-гда не носила, а одевалась очень дорого и элегантно, обожала меха и бриллианты. В Свияжске Лариса становится любовницей Троцкого.
Лев Давидович публично называет её "античной богиней"
Ну а Федор Раскольников назначается Троцким командующим Волжской флотилией. С отъездом Льва Давыдовича Рейснер устраивается в штабе флотилии, ее новым фаворитом становится сам командующий.
С Балтики на Волгу по приказу Ленина перебрасывают 4 монитора, 2 сторожевых корабля и дивизион гидроавиации,а в Нижнем Новгороде переоборудуют в канонерские лодки два десятка буксиров.
Сотни корабельных орудий перебрасываются с Балтики в Нижний.
Красная Волжская флотилия сыграла решающую роль в возвращении Казани в начале сентября 1918 г.
В 1919 г. красной флотилии придется сражаться на Каме с флотилией Колчака , сформированной в Перми.
Начальником артиллерийской части флотилии у него служил сын знаменитого адмирала Вадим Степанович Макаров .
Колчаковцы превратили речные колесные буксиры в настоящие боевые корабли, вооруженные морскими пушками и прикрытые броней. Даже по внешнему виду суда, окрашенные в шаровой цвет, походили на боевые корабли.
В свою очередь красные по системе северных озер и каналов перебросили на Волгу 15 эсминцев, десяток сторожевых кораблей и минных заградителей, и даже 4 подводные лодки.

Любопытно, что грозным врагом красных в огромной дельте Волги стали… пиратские бригантины.!!!
Нет, нет, я не шучу!

Правда, оные деревянные парусные суда звались на Волге и Каспии не бригантинами, а рыбницами, но по своим размерам и парусному вооружению они были очень близки к бригантинам XVIII века.
Поскольку все паровые суда Нижней Волги и Каспия захватили большевики, англичане и «бакинские самостийники», капитан 1 ранга Константин Шуберт сформировал флотилию из 9 парусных рыбниц. Экипажи их наполовину состояли из астраханских рыбаков, обиженных большевиками, а наполовину - из офицеров и гимназистов. Встреча с рыбницами, на которых были установлены замаскированные 76-мм горные пушки и «Максимы», не сулили ничего хорошее небольшим красным пароходам.
Вскоре Шуберт, формально подчинявшийся Добровольной армии, с удивлением узнал, что у него есть конкурент - сын астраханского рыбопромышленника Склянин. Тот создал вообще пиратскую флотилию из двух десятков рыбниц.
Бригантины Шуберта и Склянина до конца 1919 г. контролировали большую часть дельты Волги.
Астраханские газеты сквозь зубы писали, что «деревянным флотом управляют железные люди».
А вот в 1918-1919 гг. на Северной Двине сложилась диаметрально противоположная ситуация. Там против красных канонерских лодок, переделанных из колесных буксиров, действовали новейшие британские мониторы и бронированные канонерские лодки. На Северную Двину англичане отправили тяжелые бомбардировщики, которые сбрасывали не только фугасные, но и химические бомбы.
Англичане не успели в ходе мировой войны проверить свое новейшее изобретение - магнитные мины, зато десятки донных магнитных мин были установлены на Северной Двине.
Погибли 4 красных парохода, большевистское начальство весьма озадачилось.
Но на каждую заморскую диковинку у русского мужика есть «ассиметричный ответ»: По совету профессиональных бурлаков, красные военморы разгрузили канонерские лодки и плавбатареи и под чутким руководством старых бурлаков протащили на бечеве боевые суда по мелям, где, естественно, «просвещенным мореплавателям» и в голову не пришло ставить мины.
А пока суть да дело, другие охламоны ныряли, ныряли, да и вытащили на берег две заморские игрушки, сделанные из бетона и меди. 
А в Киеве красные оказались окруженными морем банд.
И пароходы Днепровской флотилии всю навигацию 1918 г. воевали с вооруженными пароходами Зеленого, Струка и еще трех десятков атаманов и даже какой-то атаманши Маруси .
В следующем году красная флотилия уже дралась с деникинской флотилией, а в навигацию 1920 г. - с бело-поляками.
Без преувеличения можно сказать, что рассказ о любой из флотилий можно превратить в приключенческий роман или «вестерн».


николай

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #168 : 31 Август 2010, 18:21 »
Всем привет!
Интересные подробности о батьке Махно и его семье…

…..Новоявленные защитники светлой памяти батьки не любят вспоминать, что в октябре 1907 года несовершеннолетний Нестор Михненко во главе банды напал на почтовую карету, в которой перевозили деньги. Бандиты убили двух человек, сопровождавших деньги, и благополучно смылись. Однако через год их изловили. Утверждение бандитов, что деньги им потребовались для голодающих, не вызвали понимания у присяжных. Главарь банды Н. Михненко (позднее взявший псевдоним Махно), закованный в кандалы, провел в Бутырской тюрьме 9 лет из 20 положенных. Февральская революция принесла Махно, как и большинству уголовников, свободу.

...Махновские банды по своему составу были, главным образом, крестьянскими. Были там и немногочисленные городские люмпены. На украинских и белорусских землях веками цвел антисемитизм. В этом плане Богдан Хмельницкий передал эстафету в руки «идейно достойному» наследнику - Нестору Махно.

Нестор Михненко и Галя Кузьменко

«Эх ты Галя, Галя молодая.
Заманили Галю, забрали с собою...»

Эту песню сложили махновцы о любимой девушке своего «батьки».
Молоденькая Галя Кузьменко стала гражданской женой низкорослого, с маленькими бегающими глазками атамана Махно - Нестора Ивановича Михненко.
Она прошла с ним всю Гражданскую войну и вволю настрелялась по захваченным в плен белым и красным, жидам и ляхам, кацапам и немцам.
 Два брата «батьки» после одной из неудачных стычек с белыми попали в плен и были крепко биты казачьими нагайками. Впрочем, грабежами занимались все пять братьев Михненко.
В 1921 году батька и его последняя сотня сподвижников вместе с Галей прорвались с боями к румынской границе и перешли в Румынию. Сначала пограничники, а затем охранники лагеря для интернированных лишили махновцев всего награбленного.
Махно и Галя сумели вырваться из румынского лагеря и перешли в
Польшу. Но, как оказалось, польские власти знали, чем занимались махновцы, и определили «честную компанию» в концентрационный лагерь.
Через шесть месяцев «батьку» и «революционную фурию» Галю отправили в тюрьму. Там Галя родила дочь Лену.
Через 13 месяцев отсидки поляки выпустили Нестора с Галей и маленькой дочкой.
Семейство перебралось сначала в Данциг, но в городе (тогда немецком) им тоже было небезопасно из-за прошлого - грабежей и расстрелов немецких военнопленных и колонистов. Поэтому семейка бежала в Париж.
Борец со всеми, анархист и бандит среди русской эмиграции Парижа успехом не пользовался.
Те, кому пришлось встречаться с Махно, оставили весьма неприятные воспоминания о бывшем атамане.
Интерес со стороны анархистов поначалу был, но человек с такой репутацией до 1917 года и погромщик всех и вся после 1917-го при знакомстве производил неприятное впечатление.
Люди, взглянув на испитое лицо «батьки», отказывались с ним общаться.
Первое и нелицеприятное упоминание о Махно в Париже я прочел у Ильи Эренбурга. Тогда я предполагал, что Эренбургу при советской власти о «батьке» нельзя было писать ничего положительного. Однако ознакомившись с воспоминаниями представителей белой эмиграции, стало ясно, что омерзительная внешность Нестора Махно соответствовала его внутреннему миру.

Но вернемся к женщинам.
Галя похоронила «батьку» в 1934 г. на кладбище Пер-Лашез и поставила памятник с надписью «Советский комиссар Махно». Памятник стоял рядом с памятником 18-ти коммунарам, участвовавшим во взятии Бастилии во время Французской революции.
Когда немцы захватили Париж, оказалось, что они не забыли старые претензии к близкой приятельнице Махно.
Поэтому они объявили розыск и нашли любительницу расстрелов немецких колонистов и военнопленных.
А посему Галю вместе с дочерью отправили в Германию на принудительные работы.
После войны Галю с дочерью арестовал СМЕРШ.
В 1946 году на суде в Киеве вдове дали 10 лет как члену семьи врага народа и отправили в Дубровлаг.
Дочке припаяли 5 лет по той же статье и после заключения определили местом проживания казахстанский город Джамбул.
Позднее приятель Махно по Гражданской войне Клим Ворошилов помог дамам получить квартиру в Джамбуле.

В этой квартире Галя восстановила по памяти (так утверждала дочь) свой дневник (там было всего несколько страниц) и оставила это наследство дочери.
Обожающая свою мать Елена Несторовна показывала мне некоторые страницы дневника, читая их вслух. Ничего существенного там не было.

В 1989 году, через 11 лет после смерти 83- летней Гали, обеих женщин реабилитировали. Поскольку мать судили не за убийства пленных, не за грабежи и расстрелы мирного населения, а за сожительство с врагом народа - батькой Махно, то реабилитация сомнений не вызывает.
Ну, а расстрелы, в которых Галя Кузьменко самозабвенно участвовала - это мелочи.

Махновская дочка, родившаяся в Польше после революционного бедлама, ни в чем не виновата. Пенсионерка Елена Несторовна Михненко проживала в Джамбуле в 1980-х годах. Детей у нее не было.
Похоже, что «батькина» линия заглохла.
В джамбульских украинских кругах Елена Несторовна Михненко в годы перестройки стала почитаемой дамой.
Даже с рiдной Украйны приезжали восторженные делегации посмотреть на дочь бандита, пардон, национального героя.

http://www.evreimir.com/article.php?id=16416

Оффлайн Kalashnikov17

  • Ветеран форума
  • *****
  • Сообщений: 2457
  • Предупреждения 0
  • Пол: Мужской
    • E-mail
  • Год выпуска: 1981
  • Скайп: kalashnikov17st
Re: Белое движение России
« Ответ #169 : 31 Август 2010, 19:35 »
Глубоководный аппарат «Мир» не смог поднять со дна Байкала прямоугольные предметы, напоминающие слитки. Исследователи не исключили, что это может быть легендарное «золото Колчака».
На глубине 600 метров батискаф обнаружил блестящие предметы, которые напоминают золотые слитки. Попытались достать: они лежат в расщелине, не получилось».
В коментах: Теперь достанут "по тихому"... А потом сообщат, что и не было никакого золота... Только случайно утонувших генералов прибавится...

николай

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #170 : 31 Август 2010, 19:44 »

Всем привет!
Исторический материал, не без сарказма, советую читать внимательно со второй главы (где-то в середине браузера...)

http://www.usinfo.ru/c1.files/bushkov.htm

красный

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #171 : 31 Август 2010, 20:32 »
Всем привет!
Исторический материал, не без сарказма, советую читать внимательно со второй главы (где-то в середине браузера...)

http://www.usinfo.ru/c1.files/bushkov.htm
Посмотрел. Ну что-же, книга написана читабельным языком. Исторические сведения в ней верны. Был Колчак кокаинистом. И второй крест нацепил, как Боос полковничьи погоны. И без ложной сромности себя правителем России, да еще и верховным назвалси. Сталин тоже был не подарок. Досталось в книге всем и поделом. Одно меня беспокоит. Значит все наши руководители, цари, адмиралы и правители были ничтожествами. Так кто тогда мы сами?

Оффлайн Гостья

  • Ветеран форума
  • *****
  • Сообщений: 1162
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • Год выпуска: -
Re: Белое движение России
« Ответ #172 : 31 Август 2010, 20:48 »
....... Одно меня беспокоит. Значит все наши руководители, цари, адмиралы и правители были ничтожествами. Так кто тогда мы сами?
Кто виноват? Что делать?
По-моему, вся история России - это сражение за идею, а не за людей и для людей. Может быть это наша национальная черта? Хотя с другой стороны почему русский народ называют "душой"?
"И теперь наяву - я живу и не живу,
Сохранить пытаясь тишину". (с)

николай

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #173 : 31 Август 2010, 21:08 »
Ларисе:
В 1993 году наблюдал, как пермский (кажется) ОМОН был сброшен с Крымского моста, некоторых-в воду, т.к. решил остановить опозиционную колонну.
А потом женщины из колонны перевязывали головы и оказывали иную медицинскую помощь ОМОНовцам...
На мой взгляд-типичной пример загадочности "Русской Души"...

Оффлайн Влaдимир

  • Ветеран форума
  • *****
  • Сообщений: 6025
  • Предупреждения 0
  • Пол: Мужской
    • Сайт выпускников ЕВВАУЛ
    • E-mail
  • Год выпуска: 1986
  • Скайп: vladbw
Re: Белое движение России
« Ответ #174 : 31 Август 2010, 21:10 »

Может стОит прислушаться к мнению зарегистрированных форумчан по этой проблеме, да проголосовать? %56

согласен.
как я понял речь идет о запрете гостям оставлять ответы.
сформулируйте вопросы для голосования, а я его организую на этой ветке, только нужно учесть, что данные ограничения будут распространяьтся на весь раздел "История". Или же создать отдельный раздел с подобными ограничениями.
« Крайнее редактирование: 31 Август 2010, 21:36 от Володя »

Оффлайн АГД-1

  • Младший форумчанин
  • **
  • Сообщений: 65
  • Предупреждения 0
    • E-mail
  • Год выпуска: 1970
Re: Белое движение России
« Ответ #175 : 31 Август 2010, 21:36 »

согласен.
как я понял речь идет о запрете гостям оставлять ответы.
сформулируйте вопросы для голосования, а я его организую на этой ветке.
Боюсь, Вы, Володя не поняли.
Речь идёт не о запретах, а о соблюдении обычных норм вежливости, этики при ведении дискуссии. Нам навязывают стиль общения, принятый у быдла. Мы его принимаем или нет? Если ДА, то нет вопросов, если НЕТ, то надо принимать меры. Какие - Вам виднее.

Оффлайн Samurai

  • Ветеран форума
  • *****
  • Сообщений: 10873
  • Предупреждения 0
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • Информационный ресурс
    • E-mail
  • Год выпуска: 1915
  • Скайп: sp-b_samurai
Re: Белое движение России
« Ответ #176 : 31 Август 2010, 23:05 »
Мне кажется, что ветка входит всё- таки в здравое русло.  %6

Давайте будем придерживаться темы. И я бы предложила делать акценты на авиаторах того времени, известных и неизвестных. Я бы даже к этому прибавила "интервентов", в рядах которых были наши лётчики. Вот, например.  %56

Военлеты погибшей империи. Авиация в Гражданской войне
http://lib.rus.ec/b/131476/read


Асы   Российской   империи
http://airaces.narod.ru/ww1/ww1.htm


Что касается длинных цитат, то интересный и редкий материал не грех и процитировать.
На самом деле бывает жаль, когда ссылка со временем оказывается "битой". Лично я что- то эксклюзивное и интересное сохраняю на компе, но прикладываю ссылку, откуда взяла.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Kalashnikov17

  • Ветеран форума
  • *****
  • Сообщений: 2457
  • Предупреждения 0
  • Пол: Мужской
    • E-mail
  • Год выпуска: 1981
  • Скайп: kalashnikov17st
Re: Белое движение России
« Ответ #177 : 31 Август 2010, 23:33 »
Давайте будем придерживаться темы. И я бы предложила делать акценты на авиаторах того времени, известных и неизвестных. Я бы даже к этому прибавила "интервентов", в рядах которых были наши лётчики.
А мне кажется, что эту ветку можно было бы посвятить не только(не столько) военлетам, для этих целей есть, например:
    История авиации Великой Российской Империи

николай

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #178 : 01 Сентябрь 2010, 00:00 »
Всем привет!
Самураю:

Гибель эскадры

Императорские соколы: то взлет, то посадка
Кашин Олег 
Участие русской авиации в Первой мировой до сих пор остается, может быть, самой забытой страницей этой и без того забытой войны. О боевых подвигах и послевоенных судьбах русских летчиков — героев Первой мировой войны мы говорим с главным специалистом Российского государственного военно-исторического архива Михаилом Нешкиным.


—    Скажите, кого вообще принято называть героями Первой мировой?
Каков критерий — Георгиевский крест трех степеней? Ордена?
—    Критерий — орден Святого Георгия (не путать с Георгиевским крестом) четвертой степени и Георгиевское оружие. Человек, у которого были такие награды, безусловно, герой.

—    Среди летчиков было много героев?
—    По нашим данным, 269 человек. Специальность авиатора была, наверное, самой демократичной офицерской специальностью, низшие чины могли сдавать квалификационные экзамены на авиатора без каких-либо сословных ограничений, поэтому значительная часть русских военных летчиков — выходцы из рабочих и крестьян, которые после революции оказались как в Красной Армии, так и у белогвардейцев.

—    Кстати, какова пропорция? Сколько ушло к красным, сколько к белым?
—    Примерно так: чуть больше половины белые, чуть меньше — красные. Среди белых оказалось 95 летчиков-героев, включая семерых, которые перебежали к ним от красных. Кроме того, 43 летчика погибли на фронтах.
К красным летчики чаще всего примыкали по территориальному принципу, то есть если часть эвакуировалась с фронта на территорию, занятую красными, ее личный состав автоматически записывали в Красную Армию. В Москве и Петрограде большевики вели строгий учет военных специалистов. Закоренелых контрреволюционеров сразу ставили к стенке, остальных брали в РККА.

—    Сколько самолетов в итоге получила Красная Армия?
—    Во время хаотической эвакуации с фронта русская авиация потеряла около 800 самолетов, но красные получили более полутора тысяч — по крайней мере, столько самолетов в Красной Армии было к началу гражданской войны.

—    Как известно, Республике Советов достались знаменитые самолеты Сикорского — «Илья Муромец» и Эскадра воздушных кораблей. Как это получилось?
—    Эскадра воздушных кораблей была сформирована в войну. Красные сумели ее воссоздать с помощью кадровых офицеров, прежде всего Алексея Васильевича Панкратьева. В войну он был командиром «Ильи Муромца второго» (эти самолеты были номерные, только первый назывался «Илья Муромец киевский»). Провоевав на «Муромце» всю войну, Панкратьев добровольно вступил в Красную Армию и достаточно быстро сумел воссоздать эскадру. Но эскадра — громко сказано, речь идет о тех самолетах, которые смогли починить после Первой мировой. В Гражданской войне эскадра применялась дважды: в 1918 году, когда Ленин бросил все силы на то, чтоб ликвидировать рейд конного корпуса Мамонтова, и в период бомбардировок осенью 1920 года в Крыму.

—    А в войне с немцами?
—    Множество раз. Эскадра воздушных кораблей вскоре после начала войны была непосредственно подчинена ставке. Изначально эскадра подчинялась великому князю Александру Михайловичу, куратору всей русской авиации, но быстро вышла из-под его контроля.

—    Каким образом?
—    Этот эпизод связан с первым удачным применением самолета «Илья Муромец». Осенью 1914 года эскадра была сосредоточена в районе Яблоны в Польше, и честь совершить первый боевой вылет предоставили любимцу великого князя Рудневу. Руднев опозорился — попал в восходящие потоки, которые подбрасывают самолет, и не справился с управлением. Потом он написал разгромный рапорт, что самолет трудноуправляем и в боевых условиях неприменим. Некоторое время даже обсуждался вопрос о ликвидации производства этих богатырей Сикорского и расформирования еще толком не созданной эскадры. Репутацию самолета спас Георгий Горшков, замечательный русский летчик, один из первых наших военных авиаторов. Он совершил вылет с заданием бомбардировать станцию Муава в Восточной Пруссии и настолько успешно ее разбомбил, что после этого немцы, дисциплинированный народ, на протяжении нескольких недель ежедневно в полдень (налет «Ильи Муромца» был в полдень) собирали свои вещи и уходили прятаться в лес.

—    Знаменит подвиг Петра Нестерова, который направил свой самолет на таран. Известны ли другие подобные случаи?
—    Подвиг Петра Николаевича Нестерова — это первый неуспешный таран (если оценивать его с точки зрения современной войны, когда самолет противника должен быть сбит, а летчик — остаться в живых). Он действительно известен всем, а Нестеров был канонизирован советской историографией потому, что погиб и не успел запятнать себя контрреволюционной деятельностью. Не подумайте, что я как-то иронизирую по его поводу: это был великий пилот, один из основоположников высшего пилотажа, все мемуаристы пишут о нем очень тепло — прекрасный семьянин, отличный товарищ. При этом его военная служба была ничтожно короткой: он погиб 26 августа 1914 года. Но это был именно неудачный таран, первым же удачным считается таран Александра Александровича Козакова, который 18 марта 1915 года близ усадьбы Воля-Шидловская уничтожил немецкий самолет-разведчик.
Основная проблема авиации того времени заключалась в том, что не существовало адекватных средств воздушной борьбы. Летчики брали с собой личное оружие, хотя стрелять из пистолета или из короткого карабина, одновременно управляя самолетом, было очень сложно, особенно если самолет одноместный (а в начале войны большинство находившихся на вооружении Императорского воздушного флота самолетов были такими, чаще всего — «Ньюпор-IV», знаменитый «Ньюпор с ложкой»: его противокапотажная лыжа была похожа на ложечку; это были монопланы истребительного типа). Существовал такой маразматический способ борьбы с самолетами противника — кошка на длинном стальном тросе. Ею предполагалось обматывать самолет противника, но ни разу такая операция никому не удалась. Козаков погнался за немецким аэропланом, производившим разведку в районе Гузовского аэродрома и бросавшим на него бомбы, настиг этот самолет, тоже попытался подцепить его кошкой, а когда не удалось, пошел на таран. Он ударил колесами своего шасси кабину противника и попросту ее снес вместе с пилотом. Противник упал, Козаков остался в живых, но его самолет скапотировал на земле, то есть перевернулся, не смог из-за поврежденного шасси правильно сесть. Козаков остался жив и был награжден Георгиевским оружием.

—    Какова его дальнейшая судьба?
—    Он стал одним из выдающихся летчиков российского воздушного флота. По разным оценкам, количество сбитых им самолетов противника колеблется между 17 и 40. По сравнению с западными асами, на счету которых было и по 70, и по 80 самолетов, это не очень много, но нужно иметь в виду, что пик истребительной войны у нас пришелся только на 1917 год. Кроме того, нельзя сравнивать концентрацию самолетов на километр фронта на Западе и на Востоке: все авиационные силы союзников, как и германская авиация, были сосредоточены на Западе. Там в воздушном бою можно было нажимать на гашетку не глядя — обязательно кого-нибудь собьешь. Поэтому результаты немецких асов вызваны, так сказать, особенностями окружающей среды, у нас же в 1915—1916 годах можно было летать весь день и ни разу не встретить противника. В общем, более низкие показатели по числу сбитых самолетов не делают Козакова меньшим героем.

—    А после революции что с ним стало?
—    С фронта Козаков вернулся в Москву, сколотил группу летчиков-единомышленников, связался с агентом английской разведки, тот выдал им явки, пароли, адреса, и они пробрались по советской территории в Ар¬хан¬гельск. Добирались тайно, постоянно рискуя жизнью, но успешно прошли и вступили в такой экзотический Славяно-британский авиационный ле¬гион, в котором русские летчики носили английскую форму, получали ан¬глийское довольствие, английские воинские звания и воевали против большевиков. Все летчики этим тяготились, потому что их использовали, по сути, как колониальные войска — притом что в контракте значилось, что воевать они будут на Западном фронте, речь о борьбе с большевиками не шла. Козаков там и погиб, на Севере. А выжившие легионеры ушли из Архангельска вместе с англичанами.

—    Можете описать типичного летчика-эмигранта? Чем он занимался, где жил?
—    Типичного летчика-эмигранта не существует, дороги всем выпали разные. Многие были вынуждены заниматься тяжелым физическим трудом. Николай Николаевич Моисеенко-Великий и Николай Иванович Белоусович, например, стали таксистами. Вообще летчиков охотно брали в таксопарки, поскольку они разбирались в технике. А Моисеенко-Великий позднее стал известным французским ко¬миком, пел куплеты в оперетке «Гран-Гиньоль». В годы Второй мировой войны он вступил в ряды Сопротивления, был ранен. Впрочем, насчет Сопротивления — это скорее исключение, немногие русские летчики Первой мировой активно участвовали во Второй мировой войне. А вот в Испании добровольцами на стороне Франко воевали многие, был массовый порыв идти воевать с большевизмом. Многие остались у Франко после войны и даже сумели сделать в Испании неплохую карьеру.

—    В последние годы модно говорить только о белогвардейцах. И вы им явно симпатизируете. Но ведь наверняка герои были и в Красной Армии.
—    Да, у красных тоже были талантливые летчики. Прежде всего я бы назвал Ивана Осиповича Петрожицкого. Он поляк, выходец из бедной семьи, ставший одним из самых доблестных боевых летчиков. В войну с ним был такой эпизод. Он взял с собой на боевое задание наблюдателя-офицера (сам Петрожицкий к тому времени только-только получил звание прапорщика). И в какой-то момент наблюдатель так испугался, что стал бить пилота кулаками по плечам — мол, немедленно уходим, потому что враг сильнее. Петрожицкий спокойно отвернул самолет, посадил его на аэродром, затем вылез из кабины и этого наблюдателя — старшего по званию — несколько раз крепко так, по-крестьянски ударил по лицу. По факту этого происшествия он написал рапорт, где заявил, что с такими напарниками летать не хочет. Рапорту хода не дали, чтобы не бросать тень на отряд, но тот офицер с ним действительно больше не летал.
И вот Петрожицкий абсолютно добровольно пришел в Красную Армию, где летчик вообще-то не мог сделать головокружительную карьеру. Но все-таки некоторые возможности были, и Петрожицкий стал командующим авиацией Южного фронта, маневренными группами, сам летал. Про¬дол¬жил он службу и после Гражданской войны, был начальником авиации Северо-Кавказского военного округа, в конце 30-х был переведен в управление Гражданского военного флота и в 1939 году арестован по обвинению в терроризме. На допросах ни в чем не признался, не удалось его следователям убедить, и срок ему дали — уникальный случай — пять лет. Пять лет за терроризм. Отсидел, а как только освободили, сразу сослали еще на пять лет. При Хрущеве реабилитировали и вернули погоны полковника. Умер он в 1979 году.

—    У кого из летчиков-героев Первой мировой сложилась самая успешная карьера в советской авиации?
—    У Михаила Павловича Строева. Настоящая его фамилия Рихтер, но из патриотических соображений в войну он поменял фамилию. Это был хороший офицер-генштабист, прекрасный организатор. Длительное время работал в Полевом управлении авиации и воздухоплавания, и когда большевики преобразовали его во Всероссийскую коллегию по управлению воздушным флотом, остался на прежней должности. В Гражданскую был начальником авиации Первой конной армии, то есть командовал авиацией у Буденного.

—    У Буденного была авиация?
—    Да, она была придана Первой конармии осенью 1919 года, когда белые отступали к Новороссийску. И как раз тогда произошел такой случай: во время разведывательного полета самолет Строева дал сбой, и он попал к белым, его посадили в тюрьму в Екатеринодаре. Когда красные отбили город, Строева нашли в этой тюрьме — суда он так и не дождался и сумел продолжить карьеру в Красной Армии, став единственным летчиком с дореволюционным стажем, который дослужился до советского генеральского звания. Участвовал в советско-финской войне, в Великую Отечественную командовал авиацией 2-й гвардейской армии 4-го Украинского фронта. Никаким репрессиям он не подвергался, несмотря на биографию и национальность. Есть версия, что Строеву покровительствовали высокопоставленные советские военные, потому что у него был на них компромат — якобы те имели какие-то отношения с Белой Армией. И вот Строев этих людей не выдал, а они его так отблагодарили.
Если говорить об успешных советских карьерах, нельзя не назвать и Владимира Александровича Романова. Это очень интересный персонаж. Единственный из летчиков эскадры воздушных кораблей, который у красных выполнял реальные боевые задания — бомбил позиции белых. То есть летных специалистов в эскадре хватало, но уговорить их бомбить таких же, как они, русских офицеров, было невозможно. Согласился только Романов: он лично сбрасывал бомбы с «Ильи Муромца» на врангелевцев в Крыму. Потом работал в Гражданском воздушном флоте, был одним из первых советских летчиков на тяжелых самолетах. Вывозил раненых в финскую войну, а потом в Великую Отечественную из-под Минска. Спас сотни человек.

—    Многие летчики были репрессированы в 30-е годы?
—    Репрессированных среди летчиков, как ни странно, было немного. В общей сложности привлекались к разного рода ответственности порядка 20 человек из 80. 17 летчиков оказались в лагерях или были расстреляны. Остальные 63 человека спокойно закончили свою карьеру — кто в ОСОАВИАХИМе, кто в гражданском флоте, кто в ВВС.
—    В русской авиации существуют поп-фигуры — Чкалов, Громов, Покрышкин. Кто из героев Первой мировой достоин пополнить этот список?
—    Таких людей немало, но самой крупной фигурой русской авиации Первой мировой я бы назвал Вячеслава Матвеевича Ткачева. Один из первых военных летчиков в России — летал с 1910 года. Окончил сначала частную школу в Одессе, потом военную в Киеве. Первый авиатор, ставший Георгиевским кавалером — в августе 1914 года за воздушную разведку на Юго-Западном фронте в районе Красника. Он там вовремя распознал обходной маневр австрийцев, сообщил об этом в штаб, русские войска успели провести перегруппировку и нанесли австрийцам поражение. У него тогда был четвертый «Ньюпор» — самолет, крайне ненадежный в управлении, просто опасный. Оба брата Ньюпоры, конструкторы этого самолета, погибли именно на этой модели. А в том разведывательном полете нужно было спускаться очень низко. Самолет Ткачева обстреливали и пробили ему масляный бак. Но летчику удалось закончить разведку, протекавший масляный бак он заткнул ногой. Вот так раскорячился, заткнул пробитый бак, а педалями крепления крыльев управлял с помощью другой ноги. Малейшее дуновение ветра или малейшая ошибка — штопор и смерть. Он же дотянул до своих и, по большому счету, спас фронт от неожиданного удара австрийцев.
За три года войны от простого летчика он дослужился до начальника отряда, а в конце войны был командующим всей фронтовой авиацией России. Революция застала его в штабе, в Петрограде. Оттуда он уехал в родную станицу Келермесскую Майкопского отдела Кубанской области (это нынешняя Адыгея). Предварительно оставив своему заместителю записку: «Уезжаю на Юг, где формируются силы, которые спасут мою родину. В дальнейшем развале русской авиации принимать участие не хочу». Вступил в белый партизанский отряд и в течение нескольких месяцев сражался с красными. Потом сформировал первый кубанский авиаотряд, первый кубанский авиадивизион, отличился во время штурмовки на реке Маныч — это была первая удачная операция групповых действий авиации в Гражданской войне. Потом вместе с остальными кубанцами эвакуировался в Крым, воевал на стороне Врангеля. Руководил операцией по разгрому ударной группы комкора Жлобы в июне 1920 года. Вместе с остальными врангелевцами оказался в лагере в Галлиполи, потом попал в Югославию. Консультировал инспекцию авиации тогдашнего Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев — писал для нее боевые уставы. Работал в частном пароходстве в городе Нови-Сад, чуть позже переехал в Белград, там устроился начальником внеклассного воспитания русской гимназии. Несколько раз ему предлагали сотрудничество нацисты, но он вежливо отказывался. А потом пришли наши, Ткачева арестовал СМЕРШ, десять лет в Сиблаге, Озерлаге и Дубровлаге, в 1955 году освободили — без права жить в крупных городах. Уехал в Краснодар к племяннице, работал переплетчиком в артели инвалидов имени Чапаева. В начале 60-х часто бывал в Москве, останавливался у своего бывшего адъютанта. Бывал в нашем архиве, работал в читальном зале. Готовил мемуары. Их тогда же печатал главами журнал «Кубань», но полностью они до сих пор не изданы.
Жену его в СССР депортировать не стали, через несколько лет после войны она оказалась в доме престарелых под Парижем. Они переписывались, переписка сохранилась. Она звала его к себе, и вроде даже была возможность уехать, пользуясь какими-то старыми связями, но он писал ей: «Мне слишком дорого далась родина, лучше ты ко мне переезжай». Так и не встретились больше.
Я был на его могиле на Славянском кладбище Краснодара. Недавно кто-то сбил с надгробия бронзовые буквы и срезал болгаркой мраморный крест — видимо, чтобы на какой-то другой могиле его поставить. На командировки нам денег не дают, я езжу за свой счет, поэтому в тот приезд ничего сделать не мог, но сейчас уже накопил, чтобы новые буквы сделать, и в августе поеду, поправлю надгробие. На крест денег уже не хватит, но придумаю что-нибудь.
умом.


http://www.rulife.ru/mode/article/196&print

николай

  • Гость
Re: Белое движение России
« Ответ #179 : 01 Сентябрь 2010, 00:17 »
Всем привет!
Этот материал несмотря на «большой вес» даю полностью.
В память об ушедшем от нас нашем единомышленнике (всё- в конце)….
Земля-пухом…


Анатолий Кузьмин. Гражданская война в небе над Курганом

Богатырь на орле
Россия времен первой мировой войны была сильным государством. На вооружении тогда находилось 1500 самолетов. Гражданская война вызвала немедленную разруху всей экономики. Однако остатки былой роскоши все же остались. К лету 1919 года в армиях адмирала А. Колчака числилось 45 аэропланов, правда треть из них была неисправна. Они распределялись по фронту от пустынь Туркестана до северной тундры.

Воздушные бои не отличались той ожесточенностью, которая была свойственна воздушным схваткам с немцами. Отчасти потому, что техническое состояние аппаратов оставляло желать лучшего. Летчики больше беспокоились о том, чтобы не отказал мотор.

Но есть и еще одна причина. Летчики были тогда, по сути, отдельным сословием русской армии. Большинство их окончило одну и ту же авиационную школу в Гатчине. Довольно часто в годы гражданской войны они перелетали от красных к белым и от белых к красным. И те, и другие тут же принимали перебежчиков, ставили на довольствие и давали боевое задание. Так что противники при встрече в воздухе знали друг друга не только в лицо.

Большинство аэропланов были двухместными и предназначались в основном для разведки. Пилот вел машину, а летчик-наблюдатель (летнаб) отвечал за боевые действия. Самолет был вооружен тремя бомбами, подвешенными к фюзеляжу, а также пулеметом. Причем, перезарядить ленту на лету было невозможно.

Опознавательными знаками Красной Армии были, разумеется, звезды. На крыльях у белых был нарисован белый круг с синим и красным ободками – под цвет российского флага. Это обозначение осталось со времен первой мировой войны и подчеркивало преемственность. Но, кроме того, летчики любили украшать свои «этажерки» рисунками, выполненными иной раз с большим мастерством. Это могли быть черти, русалки, драконы и даже спящая Диана с картины Джорджоне. Эмблемой 10-го колчаковского авиаотряда был богатырь, летящий верхом на орле, эмблемой 27-го красного авиаотряда, который действовал под Оренбургом, – птичье крыло.

Авиация не играла тогда решающей роли, но сведения о дислокации противника, добытые летчиками, в маневренной войне дорогого стоили. И основные события той поры развернулись именно в Кургане и его окрестностях.

ЧП на ипподроме
В конце 1918 года в Курган из Самары была эвакуирована военно-авиационная школа. Городская комиссия по реквизиции и распределению квартир 18 декабря 1918 года выделила ей помещение для моторного класса на 50 человек в здании электротеатра «Прогресс», а команду мотористов разместила в помещении магазина Рубина на Нижне-базарной площади. Кроме того, школа занимала дом Вольно-пожарного общества. Городской ипподром был превращен в аэродром. За восемь месяцев она подготовила 50 летчиков. В это же время в Кургане находился и авиапарк, которым командовал подполковник Орлов.

При летной школе работали мастерские. В самолетах для гражданской войны был дефицит, а запчасти и детали от разбитых аппаратов приказано было собирать и доставлять в Курган. Механик Попов в мастерских авиашколы собрал, как минимум, семь самолетов собственной конструкции. Они были одобрены пилотами. Создатель не мудрствовал над названиями, присвоив своему детищу свое имя и сопроводив его порядковым номером. Это были аэропланы «Попов-I», «Попов-II», и так далее. «Попов-VII» летал в составе 3-го авиаотряда, который в это время базировался на ст. Вагай под Ялуторовском.

Оснащение самой школы было неважным. Будущие пилоты летали на стареньком «Фарман-IV» и трех «Вильсон-Стюртеванах». Эти, последние, заслуживают того, чтобы сказать о них несколько слов отдельно.

Осенью 1918 года командование чехословацкого корпуса закупило в Штатах 25 аэропланов LWF «Модель V», предназначенных для почтовых перевозок. В феврале 1919 года их привезли во Владивосток и собрали. Первый полет закончился катастрофой. Приземлившийся вторым чешский летчик Ярослав Шкала в сердцах заметил, что этажерка годится лишь для музея. И как в воду глядел – один из аэропланов легионеры привезли домой, сейчас он хранится в музее истории техники г. Праги.

Главное инженерное управление при Верховном правителе России, однако, без раздумий перекупило у легиона 18 аппаратов за 13 тысяч долларов, то есть, переплатив по 300 «зеленых» за штуку. Самолеты предназначались для вновь созданных 14-го и 15-го авиаотрядов. Летчики не без иронии назвали аппараты «Вильсон-Стюртеван» в честь американского президента и американской авиакомпании, создавшей ненадежные и капризные моторы. Пилоты и механики вскоре забраковали новинку, и оставшиеся аэропланы распределили кому попадя. Так «Вильсон-Стюртеваны» и оказались в Кургане.

26 июня 1919 года в 8 часов 45 минут вечера, совершая тренировочный полет на аэродроме военной авиационной школы, на глазах у многочисленных зевак потерпел аварию самолет. Он спускался с высоты 400 метров спиралью и поначалу шел под нормальным углом, но на высоте 200 метров добавил его и на подходе к земле не выбрал. Удар был так силен, что ремни, державшие пилота, лопнули, а его самого выбросило из самолета. Подбежавшие к месту аварии курганцы нашли авиатора в луже крови в 30 – 35 метрах от первого соприкосновения аппарата с землей. Пострадавшего тут же отправили в госпиталь, где он скончался, не приходя в сознание, в половине двенадцатого.

Погибший был далеко не новичком в авиации. Подпоручик Николай Пересвет-Солтан родился 26 января 1896 года. Городским обывателям эта фамилия была хорошо знакома – его дядя Михаил Пересвет-Солтан в конце XIX века служил воинским начальником Курганского округа Тобольской губернии. Будущий пилот окончил Белевское реальное и Алексеевское военное училища. С 1914 по 1917 год он находился на русско-германском фронте, был неоднократно ранен и много раз награжден. Оттуда, как опытного специалиста, его и откомандировали в авиашколу. Мы вправе предположить, что подвела техника, тот самый американский «Вильсон-Стюртеван».

Подпоручика Николая Ивановича Пересвет-Солтана 29 июня после отпевания при большом стечении народа похоронили на соборном кладбище. Место для погребения выбрали рядом с могилой разбившегося в 1918 году на фронте прапорщика Волочкова. Среди множества венков выделялись два. Один был собран из частей упавшего аэроплана, другой помещал в себе модель аэроплана. Предполагалось, что в будущем она будет взята за основу при создании могильного памятника-креста.

Но время затребовало героев и жертв с другим цветом флага…


Взгляд сверху
Вкратце – о событиях тех месяцев. 14 августа сводный отряд Николая Томина взял Курган. В следующие две недели белые отступали к линии, которая на востоке примерно совпадает с нынешней границей Курганской области и Казахстана. Все это время авиация белых поставляет своим генералам информацию о продвижении противника. Вот лишь один пример. 25 августа летчики 6-го авиаотряда записали в журнал полетов: «Из займища Хохловатики на Макушино шли две роты пехоты и 40 повозок, в Баксарах и Сенной - до двух рот пехоты, двигающейся на Лисье. В д. Песьяной около роты пехоты, у оз. Песьяное и в д. Лопатки – до 1000 пехоты». Судя по этим записям, аэроплан пролетел более 150 километров.

31 августа Муромцев и Вощилло на «Сопвиче» пролетели над селом Матасы и юго-восточнее его заметили батарею из четырех орудий. В самом селе и у станции Петухово они увидели много людей и повозок. Они пролетели еще 70 километров на север к селу Больше-Каменному, но ничего стоящего более не обнаружили. Над селом красноармейцы обстреляли аэроплан из винтовок. Этот полет имел большее значение, чем все предыдущие. Командующий 3-й армией белых генерал Константин Сахаров в преддверии значительных событий хотел удостовериться, что никаких неожиданностей не будет. 1 сентября все части 3-й армии белых перешли в наступление, и в течение всего месяца отбросили 5-ю и 3-ю армию красных за Тобол.

В это время полеты белых становятся регулярными, и преследуют не только разведывательные цели. 2 сентября с самолета были сброшены две бомбы на станцию Петухово и одна – на поселок, где размещался обоз из 20 повозок. Второй самолет сбросил на обоз еще три бомбы. Станция вмиг опустела.

Полеты становятся регулярными. За штурвалом – пилоты Куруканов, Андреев, Муромцев, Панфилов, Волковойнов, Рябов, летнабы Крайнев и Вощилло.

14 сентября полет на «Сопвиче» совершили пилот Андреев и летнаб Крайнев. Вот как они описали его в отчете: «По дороге на Лебяжье батальон пехоты, на ст. Курган скопление вагонов в большом количестве, в которые брошены три бомбы, которые взорвались южнее станции в поселке, замечен поезд из 15 вагонов, идущий со ст. Варгаши на ст. Лебяжье». В тот же день, используя эти разведданные, на станцию Курган совершили налет сразу три аэроплана. На путях стояли полтора десятка составов. Летчики выпустили 11 пулеметных обойм и сбросили девять бомб, чем вызвали «разрушения и общую панику». При этом все аппараты получили пулевые пробоины. Поэтому в общую панику не слишком верится – кто-то же стрелял по самолетам из пулемета. На обратном пути с воздуха авиаторы обстреляли красный обоз из сотни повозок, двигавшийся из с. Сычево в Курган.

Второй самолет обстрелял из пулемета обоз в 50 повозок, двигавшийся из д. Гагарье на Варгаши. В Варгашах самолет сбросил одну бомбу на обоз, вторую – на станцию. Для закрепления по обозу ударили еще и из пулемета. лошади разбежались. Досталось еще и обозу в д. Щучье. Для ст. Лебяжье боеприпасов почти не осталось, а там как раз находился красный бронепоезд. Летнаб ограничился пулеметной очередью по постройкам и бронепоезду.

20 сентября белогвардейские летчики 6-го авиаотряда совершили очередной вылет на Курган. Они увидели, что на восточном берегу Тобола батальон красных в промежутке между железной дорогой и трактом ведет бой с белыми цепями. Около взорванного пролета железнодорожного моста находится группа около 20 человек. На восточной окраине кургана – до 100 повозок. У храма Александра Невского – до 150 повозок. В них брошена бомба. Еще одна бомба брошена в здание духовного училища. Видя скопление повозок и людей, летчики предположили, что в его стенах расположен штаб. Бомба упала в сад у угла здания. Зажигательную бомбу летчики сбросили на переправу, расположенную в южной части города. Однако бомбу отклонило ветром, и она упала в реку.

24 сентября Муромцев и Вощилло вновь атаковали бронепоезд на ст. Лебяжье сбросив на него три бомбы. Но серьезных повреждений ему, видимо, нанести не удалось.

Дуэль в воздухе
К началу октября положение на фронте ненадолго стабилизировалось. Красные расположились на левом берегу Тобола, белые – на правом. Обе стороны готовились к решающей схватке...

Основную ударную силу белых составлял 10-й авиаотряд из трех «Сопвичей» и трех «Ньюпоров», который базировался вблизи вокзала станции Варгаши.

Под Курганом расположились 28-й и 29-й разведывательные авиаотряды Рабоче-Крестьянского Красного Флота. В 28-м отряде состоял на службе всего один пилот – Батурин.

В 29-м пилотов было трое, но все самолеты («Вуазен», «Ньюпор» и «Бикодрон») у них были неисправны. За две недели временного затишья 29-й отряд получил лишь одно задание – разбомбить белогвардейский аэродром. Самолет марки «Вуазен» с трудом поднялся над вершинами деревьев: у мотора явно не хватало&;nbsp;мощности. Оба члена экипажа поняли, что до Варгашей им не долететь. Окинув взглядом окрестности, пилот тут же развернулся и повел аппарат на посадку.

Таким образом, преимущество колчаковцев в воздухе оказалось почти абсолютным. Это не значит, что в Красной Армии было меньше самолетов – основные силы были переброшены на другое направление, южное, где как раз развернулось наступление армий генерала А. Деникина.

Однако и под Курганом красные выдвинули свой контраргумент. В начале октября у станции Зырянка расположился 5-й воздухоплавательный отряд РККВФ с привязным аэростатом наблюдения марки «Парсеваль». Он работал в паре с бронепоездом «Красный сибиряк». Днем баллон поднимали вверх, из его корзины можно было корректировать огонь артиллерийских орудий бронепоезда. Находясь на значительном расстоянии от реки Тобол, аэростат пока не представлял угрозы, но если бы красным удалось подвинуть его поближе к линии окопов – колчаковцам пришлось бы несладко. Поэтому летчики 10-го авиаотряда получили приказ – подавить угрозу в зародыше. От аэродрома до цели им всякий раз нужно было преодолеть 60 километров.

Вот что рассказывают об этом Марат Хайрулин и Вячеслав Кондратьев в книге «Военлеты погибшей империи»: «Несколько раз «Сопвичи» 10-го авиаотряда обстреливали аэростат из пулеметов. Но у них не было зажигательных пуль, а дырки от обычных заклеивались в считанные минуты. Тогда решили разбомбить наземное хозяйство воздухоплавателей (газодобывающую станцию, лебедки, газгольдеры и казарму личного состава).

7 октября три «Сопвича» вылетели на бомбардировку…Самолеты шли с большим интервалом (около километра), чтобы охватить наблюдением максимально возможную территорию, но при этом не терять друг друга из виду.

В то же самое время из разведки возвращался советский «Сопвич» летчика Батурина и летнаба Рухина. Над линией фронта Батурин увидел один из белогвардейских аэропланов (это был летевший крайним самолет пилота прапорщика Волковойнова и летнаба капитана Янковского). Оставаясь незамеченным. Батурин осторожно приблизился к противнику сзади-снизу и дал пулеметную очередь. Пули пробили бензиновый бак, а Волковойнов получил ранение в руку. Не растерявшись, белый летчик заложил вираж, чтобы дать возможность Янковскому открыть ответный огонь из турельного пулемета. Но Батурин, заметив еще два белогвардейских аэроплана, решил не рисковать. Быстро развернувшись, он со снижением ушел на свою территорию. Впоследствии красный летчик объяснил свой выход из боя нехваткой горючего.

Волковойнов, управляя самолетом одной рукой, сумел вернуться на аэродром и благополучно совершить посадку. Остальные два экипажа отбомбились по аэродрому красных в Зырянке и висящему у земли аэростату, но бомбы, сброшенные с высоты 700 метров, упали неточно и не причинили никакого вреда.

Несмотря на более чем скромный результат боя, красвоенлет Батурин получил за него орден Красного Знамени. Белогвардейцы же продолжали решать, как покончить с «Парсевалем». Бомбардировки с высот более 400 метров почти не давали шансов на успех (напомним, что летнабы «метали снаряды» вручную без прицела), а бомбить днем с меньших высот означало подвергать себя чрезмерному риску. Ведь стоянка аэростата была надежно прикрыта тремя зенитными пулеметами, расположенными по углам треугольника, в центре которого висел аэростат.

Василий Батурин в эти дни вел только разведку. 9 октября 233-й полк красных предпринял попытку захватить д. Смолино, однако бойцы 3-й симбирской стрелковой дивизии белых дали отпор и взяли пленных. В это время вдоль Тобола и пролетел самолет Батурина, чтобы получить самые свежие сведения. Вероятно, с досады, что бой не ;удался, он обстрелял деревни Камышную и Нагорскую.

9 октября аэростат с бронепоездом прибыл на разъезд Логовушка. Утром того же дня еще раз прилетел белогвардейский «Сопвич» и сбросил на бивак аэростата с высоты 1500 метров две бомбы, которые вновь упали вдали от цели.

Видя бесполезность подобных действий, летчик штабс-капитан Муромцев и летнаб штабс-капитан Вощило вызвались атаковать стоянку аэростата под покровом темноты на бреющем полете. В полночь с 9 на 10 октября при ясном свете луны их «Сопвич» с приглушенным мотором «подкрался» на высоте чуть больше 20 метров к стоянке воздухоотряда. Вощило бросил первую зажигательную бомбу в хорошо заметную на фоне земли светло-желтую «тушу» аэростата. Взрыв раздался в 46 шагах от аэростата. В это время у аэростата происходила смена караула. Красноармейцы немедленно открыли огонь из пулеметов, но Муромцев решил для надежности сделать еще пару заходов, чтобы дать возможность летнабу сбросить оставшиеся боеприпасы. Вторая. Фугасная бомба взорвалась в 24 шагах от аэростата, а третья, зажигательная, не сработала. На третьем заходе ураганным огнем с земли Вощилло был тяжело ранен двумя пулями в лицо и руку.

Муромцев был убежден, что аэростат удалось уничтожить, о чем он, и доложил по возвращении. Однако летчик ошибся: при осмотре баллона в нем обнаружили лишь несколько осколочных пробоин и порезов. На следующий день все дыры в оболочке были заклеены, и аэростат, подкачанный водородом из газгольдера, вновь поднялся в небо».

Вероятно, это противоборство продолжалось бы до победного конца, если бы не наступление красных. 14 октября войска 5-й армии Тухачевского повсеместно начали переправляться через Тобол. После непродолжительного сопротивления 3-я армия генерала Сахарова обратилась в паническое бегство. 30 октября она уже сдала Петропавловск.

Между Сан-Франциско и Загребом
Не могу не рассказать о дальнейшей судьбе авиаторов Гражданской войны. Почти все они остались верны небу, а некоторые – вплоть до последнего мгновения своей жизни.

Михаил Волковойнов в декабре 1919 года в числе 10 летчиков белого авиаотряда перелетел к красным и был принят на службу. В 1920-м воевал против белополяков, в 1921-м бомбил восставших кронштадцев. В 1925 году на самолете Р-1 участвовал в знаменитом групповом перелете Москва – Пекин – Токио. И здесь судьба вновь привела его в наши края. Великий летчик Михаил Громов вспоминал об этом в своих мемуарах «На земле и в небе»: «Пробыв в Сарапуле три дня, мы тронулись дальше через Урал, и должны были приземлиться уже в Кургане. На этом перегоне у меня была вынужденная посадка: за Уралом, недалеко от Шадринска, не сработал добавочный бензобак. Как выяснилось позже, "задрался" дюрит (резиновая соединительная трубка) в месте стыковки двух бензотрубок.

Я дал Волковойнову сигнал "Нуждаюсь в техпомощи" и, вместе с Родзевичем, моментально выложил посадочное "Т". Он приземлился и отлил мне часть своего бензина, чтобы долго не разбираться в причинах отказа. Наши механики работали быстро и отлично. Дальше всё шло благополучно».

За свою службу в Красном флоте георгиевский кавалер был награжден двумя орденами Боевого Красного Знамени. В галерее советских летчиков он мог бы стоять в одном ряду с Чкаловым, Громовым, Каманиным, Серовым, если бы не преждевременная гибель. 9 мая 1933 года Михаил Волковойнов участвовал в испытании самолёта Р-5 с поворотными стойками на штопор и разбился.

Александр Рябов, сын управляющего московской мануфактурной фирмой, к красным перелетать не захотел. Служил в авиаотряде атамана Семенова, уехал в Харбин, затем в США. Работал на заводе «Боинг». Получил юридическое образование. Несколько раз приезжал в Советский Союз в качестве туриста. Умер в 1980 году в Сан-Франциско.

Георгий Янковский, один из самых отважных летчиков первой мировой войны (награжден двумя георгиевскими крестами и тремя орденами), также предпочел эмиграцию. Во время второй мировой войны служил в военно-воздушных силах Хорватии, которая стала союзницей гитлеровской Германии, в 1941 году летал бомбить Москву, где в то время жила его мать. Погиб в 1944 году при посадке самолета, подбитого югославскими партизанами.

Василий Батурин, как и многие его коллеги, всю жизнь отдал авиации. Великую Отечественную войну он встретил в чине полковника и в должности командира дивизии бомбардировщиков под Вильнюсом.

Что ж, «каждый выбрал веру и судьбу, полсотни игр у смерти выиграв подряд»...

Благодарю за помощь в сборе материала Мирона Дольникова. При написании очерка использованы материалы Олега Винокурова, дела из Государственного архива Курганской области и книга М. Хайруллина, В. Кондратьева «Военлеты погибшей империи».
http://www.kurgangen.org/local-finding/grajdanskaya/grvo/





 


Статистика посещений Карты посещений сайта